Знаменитости

Маркус Вольф. «Журналист для Нюрнберга». Часть 2

«Советская повседневность и русский склад ума воздействовали на меня в детстве и юности... На протяжении еще многих лет я чувствовал себя в Москве как дома, и москвичи мне были ближе берлинцев», — напишет Маркус Вольф в своей книге «Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки».

Бывшие курсанты школы Коминтерна владели родным языком и блестяще знали русский.

Мало кому известно, что в Москве в здании на Шаболовке 34, где до войны располагался телецентр, в 1943 году находилась радиостанция Национального комитета «Свободная Германия». Радиопередачи велись на немецком языке и транслировались на немецкоязычную аудиторию в Европе. Дикторы говорили от имени немецкого народа, призывая его к спасению Германии и противостоянию национал-социалистам.

Маркус Вольф получил работу диктора и комментатора при московском радио на «Дойчер фольксзендер» («Немецкая народная радиостанция» Компартии Германии).

Туда, где больше всего нужен

После окончания войны Маркус собирался восстановиться в МАИ и продолжить учебу, а потом строить самолеты. В конце лета 1945 Вольф был откомандирован на работу в Берлин, туда, где оказался больше всего нужен. Он прощался с семьей, c Советским Союзом, со своим детством и юностью.

«Советская повседневность и русский склад ума воздействовали на меня в детстве и юности... На протяжении еще многих лет я чувствовал себя в Москве как дома, и москвичи мне были ближе берлинцев», — напишет он в своей книге «Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки».

В СССР Маркус прожил 11 лет. Его жизнь мало чем отличалась от жизни обычного московского подростка, воспитанного на уретральных ценностях, включающих в себя чувство интернационализма и справедливости. Тем сильнее для него стал контраст, когда он оказался в Берлине и окунулся в его повседневную реальность. Впереди его ждала новая глава жизни.

В Германию Маркус Вольф попал в конце августа 1945 года, а в сентябре его в качестве переводчика и корреспондента Берлинского радио направляют в Нюрнберг. Там начался судебный процесс над нацистами, которые еще совсем недавно находились в зените своего могущества и в том же Нюрнберге принимали расовые и антигуманные законы.

Новая Германия

В книге «Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки» Вольф пишет, что жители Германии «считали себя жертвами и жалели, что проиграли войну и жили в разбомбленных городах, тратя всю свою энергию на мешочничество. У них не оставалось ни интереса, ни сочувствия к тем, кто пережил концлагеря».

Общество потребления, как носитель кожного менталитета, имевшее в приоритете материальные ценности, за время гитлеровской диктатуры привыкло к стабильному имущественному существованию. После капитуляции Германии и разрушения привычного бюргерского уклада население впало в сильнейший психологический стресс.

Как всегда, в любом обществе во времена политического и экономического коллапса на поверхность всплывает вся архетипичная кожная пена — от мелких жуликов и воров до крупных мошенников и спекулянтов, чьей целью является получение любыми способами барышей для своей «пользы-выгоды».

И родители, и их окружение, и советская школа с детства воспитывали в Маркусе патриота и антифашиста. Отправляясь в Берлин, он был уверен, что жители Германии ждут не дождутся Советскую Армию-освободительницу, которая пришла на Запад, чтобы избавить Европу от нацизма.

Маркус Вольф. Часть 2

Большинство гражданских немцев, на которых работала вся Европа, жили в свое удовольствие, не испытывали никакой угрозы со стороны других государств. Война, идущая на Востоке, их мало интересовала. Здесь постаралась геббельсовская пропаганда. Многие не знали о преступлениях нацистов и мало кто слышал о блокадном Ленинграде, Курской Дуге, Сталинграде, лагерях смерти Дахау, Треблинке, Бухенвальде, Аушвице, Бабьем Яру и Хатыни.

Лишившись психологической поддержки в виде ежедневного геббельсовского индуцирования анально-звуковой идеологией расового превосходства, потеряв имущественную составляющую в виде «кожных запасов», народ утратил ощущение защищенности и безопасности, которое ему совсем недавно гарантировала кучка амбициозных анально-кожно-зрительных звуковиков Третьего Рейха.

И хотя время орально-восторженных речевок и победного энтузиазма прошло, рассчитывать на принятие уретрально-коммунистических воззрений, против которых еще недавно воевала Германия, не приходилось. Слишком глубоко была инсталлирована в умы немцев коричневая звуковая доктрина.

Горечь поражения, разруха, голод, растерянность от текущих судебных процессов над недавними нацистскими кумирами, которых боготворил народ, и которые всем послушным обещали неприкосновенность и сохранение чистоты арийской расы, создавали хаос в головах немцев. Западная Германии, пострадавшая от бомбардировок менее чем Восточная, с помощью союзнических гуманитарных пайков и некоторых финансовых вливаний, быстро восстанавливалась.

Никакой вестфалец или баварец, получавший в пунктах питания для беженцев, оставшихся без крова, бесплатную миску американской консервированной похлебки и стакан гранулированной кофейной жижи ради удовлетворения своих естественных потребностей — есть, пить, дышать, спать — не догадывался, чем расплачивается Германия за эти гуманитарные концентраты.

Пройдет совсем немного времени, и Америка, не имевшая прежде собственных гениальных физиков, но успевшая до прихода Советской Армии вывезти более 1500 немецких ученых-звуковиков вместе с их лабораториями, готовыми и начатыми проектами куда-то по направлению к Техасу или Нью-Мексико, начнет диктовать всему миру свои условия, демонстрируя ядерный перевес в военной силе.

Штази

Радость уретральной Победы над фашизмом не затмила политическое предчувствие обонятельного Сталина. Запад, конечно, не осмелится открыто снова выступить против СССР, но это не снимало напряжения от ожидания любых провокаций с его стороны.

Советское руководство понимало, что «сломав хребет фашистской гидре» и приняв капитуляцию Германии, конфронтация двух миров — социалистического востока и империалистического запада — не закончится. Противоречия между СССР и его союзниками стали причиной раскола Германии.

В июле 1945 года на Потсдамской конференции была достигнута договоренность о порядке осуществления контроля над Германией. Вся территория немецкого государства и Берлин были поделены на четыре сектора: советский, американский, британский и французский.

США и Великобритания игнорировали любые предложения Сталина о сохранении целостности Германии, всеми способами подогревали националистические настроения и недовольство в советской оккупационной зоне.

Незаметно человечество втягивалось в новую, неизвестную и от этого не менее опасную, фазу противостояния. Наивно полагая, что Сталин недооценивает нарастающую враждебную политику Запада к бывшему союзнику, Черчилль взял на себя задачу объяснить ее миру.

Говорят, до 1946 года американский городок Фултон был известен самым большим в штате Миссури сумасшедшим домом. В 1946 году он стал знаменит исторической Фултонской речью Черчилля, от которой принято вести отсчет началу Холодной войны. Разделенные Германия и Берлин стали ареной важнейших сражений в этой незримой войне.

Маркус Вольф

На территории трех оккупационных зон ФРГ — американской, французской и английской — состав единого контингента элитных частей НАТО насчитывал 600 тысяч американских, французских, британских, бельгийских и канадских солдат. Для сравнения: советская группа войск состояла из 380 тысяч военнослужащих.

Тогда, после окончания войны обонятельные политики обеих сторон оценивали ФРГ как возможный плацдарм для не исключавшихся военных конфликтов между востоком и западом. Однако, идти напролом не входит в тактику действий обонятельников. Возникает необходимость в точной и своевременной информации о противнике, добыть которую способна только разведка.

К работе против СССР американцы активно привлекают специалистов бывшего Абвера. При поддержке США в ФРГ создается «Ведомство по охране Конституции», как основной орган контрразведки и политического сыска. Специальной задачей этой службы являлась разведка за пределами ФРГ. За новым ведомством западных немцев присматривали коллеги из американского ЦРУ и внешняя разведка Великобритании МИ-6.

Еще весной 1945 вместе с советскими войсками в Берлин прибыл опытнейший разведчик-нелегал Александр Коробков. Он и возглавил работу по созданию разведывательной сети, ставшей впоследствии основой спецслужб ГДР.

Органы госбезопасности ГДР строились по советской схеме. Возглавил их Вильгельм Цайссер, имевший большой опыт работы с Советской разведкой. В дальнейшем эта организация перерастет в Министерство Госбезопасности. А руководителем отдела внешней разведки ШТАЗИ будет назначен молодой Маркус Вольф.

Штази — [нем. Stasi, сокр. от Staatssicherheit. Staat государство + Sicherheit безопасность], находилась под покровительством МГБ СССР, а затем и КГБ.

Немцы, работавшие в Госбезопасности ГДР, вполне отдавали себе отчет в том, что они являются форпостом всего Восточного блока. Существование ГДР, беспрецедентная работа ее разведки и самого Маркуса Вольфа снимали угрозу безопасности СССР. Через агентов Восточной германской разведки, работавших на территории ФРГ, в Советский Союз шли сведения, которые порой оказывались решающими для судеб мира.

Запад по сей день упрекает Советский Союз в послевоенном усилении своего влияния на Восточную Европу. СССР приводил к власти коммунистические и рабочие партии в странах так называемой народной демократии, поддерживая их политически, финансово и экономически, назначая главами государств тех, кто правильно понимал поставленные задачи.

Обонятельный Сталин знал: чем дальше от советских границ будут располагаться базы НАТО, тем больше гарантий для сохранения государства. Для этого понадобилась та самая буферная зона — страны Социалистического лагеря. На передовой находилось никем из капиталистических стран не признанная Германская Демократическая республика. Соответственно и разведоперации, которые выполнялись Штази, имели наиважнейшее значение для Москвы.

Маркус Вольф

«Мы считали своим долгом помогать СССР, потому что он был главной державой нашей системы. Он нес на себе всю тяжесть военного равновесия сил в мире. И мы считали, что должны внести свой вклад разведкой в НАТО и в Западной Германии, помогая нашему главному союзнику» (из телеинтервью с Маркусом Вольфом).

Маркус Вольф руководил людьми, потоком информации, брал на себя ответственность за все, что происходило. Полученная от немецких товарищей информация — это всегда гарантия достоверности.

Созданная Вольфом и его сотрудниками зарубежная агентурная сеть Главного управления «А» в Штази насчитывала более 38 000 агентов, разбросанных по всему миру.

Просуществовавший в Германии с 1933 до 1945 года нацизм стал причиной бегства немцев, несогласных с диктатурой Гитлера. В разных странах мира эти беженцы создавали большие немецкие колонии. По идеологическим соображениям большинство колонистов готово было пойти на сотрудничество с новой немецкой разведкой.

Немецкие товарищи являлись лучшими разведчиками для работы в Западной Германии. Они имели европейское воспитание, знали кожный западный менталитет, говорили на одном языке. У них редко случались провалы, их внедрение на западе проходило быстрее и легче, особенно когда речь шла об операции «Наступление на секретарш».

Автор публикации: Светлана Фронтцек, системный психолог,
член Международной ассоциации журналистов
Статья написана по материалам тренингов по cистемно-векторной психологии Юрия Бурлана.
Уже идут 8603 человек

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

15 декабря

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

Уже идут 8603 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
15 декабря

Состоится Бесплатный тренинг по психологии

Уже идут 8603человек

До начала тренинга осталось:

14 дн. 10 : 59 : 19

Читать по теме:

Комментарии 0

Отправить комментарий