Сценарий жизни

Врожденный аферизм. Непростые особенности кожно-орального сочетания векторов

Для оральника не существует разницы между правдой и ложью. Ему главное — привлечь внимание окружающих, завладеть им, привести свою аудиторию туда, куда надо ему. И если для этого нужно приврать или выдвинуть в качестве аргумента явную ложь, оральник сделает это, не задумываясь.

Каждое рабочее утро в офисе небольшой, но вполне успешной московской компании «Транс-ойл-строй» начиналось примерно с одного и того же. В десять утра под окнами раздавался визг автомобильных шин, и на корпоративную стоянку лихо заруливал менеджер по продажам Сашка, с ювелирной точностью втискивая свой «БМВ» на отведённое для него место. Он парковал машину боком, совершая при этом какой-то невероятный манёвр, который не удавалось повторить никому, и потому каждое утро в десять у окон всех ближайших офисных зданий собирались многочисленные зеваки, большая часть которых была восторженными Сашкиными поклонниками, а вернее, поклонницами.

Сашка появился в офисе «Транс-ойл-строя» всего месяц назад, однако уже успел стать всеобщим любимчиком. А почему бы его было не любить? Он был симпатичным балагуром, всегда готовым поддержать дружескую беседу и разбавить скучный день остренькой шуточкой, на корпоративах и отмечаниях праздников он был главным заводилой и тамадой, всегда приглашал танцевать толстых теток из бухгалтерии, и те в нём просто души не чаяли.

Если кому-то надо было одолжить денег, Сашка одалживал. Правда, если долго не отдавали, всегда напоминал про должок, хотя и с юмором, со всякими там шутками-прибаутками, но при этом вполне конкретно.

У людей с кожным вектором особые отношения с деньгами. Они никогда не забывают, если им кто-то должен. А вот если должны они, то тут их память вполне может услужливо «дать сбой» — всё зависит от уровня развитости вектора… Кожники могут реализовать себя путём создания и приумножения капитала — даже если капитал их совсем невелик и умещается в небольшой гипсовой свинье-копилке. Развитый кожный вектор позволяет кожникам стать успешными бизнесменами, активными и амбициозными, умеющими превращать в деньги всё, к чему они прикасаются.

Если же вектор недоразвит, то добывательство денег может стать для кожника целью, для достижения которой он не будет стесняться в средствах. Из таких частенько выходят мошенники, склонные к воровству и махинациям… А если у нечистого на руку гражданина с неразвитым кожным вектором есть ещё зрительный и оральный вектора, то он запросто может номинироваться на звание серьёзного «афериста на доверии». Конечно, не всякий обладатель неразвитого кожного вектора со зрительно-оральной связкой выбирает для себя криминальный жизненный сценарий. Однако если уж направление задано, то такой человек вполне может «блеснуть», пусть даже и на неправедном поприще.

Сашка любил травить анекдоты, знал подходящую к любому случаю забавную историю, а иногда и сам становился героем анекдотов. Однажды ему позвонил клиент и спросил, не может ли он отгрузить масло не в автоцистерну, а в специальные 300-киллограмовые ёмкости, на что парень с радостью ответил: «Конечно, смогу! Лично для Вас я отолью в любую тару!» Интересно, что какое-то время спустя шутка превратилась в негласный слоган всей компании.

Справедливости ради стоит упомянуть, что иногда его шуточки и прибаутки бывали неделикатными. Однажды один из коллег, подпив на офисной вечеринке, поделился с Сашкой «сердечной» тайной — очень уж ему была симпатична одна девушка из финансового отдела, с которой он был едва знаком, а Сашка внушал абсолютное доверие, был таким … «своим». Однако то, что началось после этого, трудно описать.

Каждый раз, когда эта девушка заходила к ним в отдел, «рубаха-парень» начинал подмигивать Андрею, отпускать в адрес девушки шутки-прибаутки и даже выдавал всякие, казавшиеся ему вполне уместными реплики.

Если Ася просто проходила мимо, балагур обязательно толкал Андрея в бок и заговорщическим шёпотом громко шипел ему в ухо: «Смотри, “твоя” идет!» Его стараниями через какое-то время в отделе начали шептаться и сплетничать про Андрея и Асю, хотя те практически и двумя словами друг с другом не перемолвились.

Просьбы перестать на Сашку не действовали, и, в конце концов, Андрей не выдержал и попросил перевести его в другой отдел.

Впрочем, этот лёгкий инцидент никак не повлиял на Сашкину болтливость и на отношение к нему окружающих. Да, он умел расположить к себе. Его любили, ему доверяли, его слушали. А рассказчик он был просто потрясающий…

Оральный вектор — совершенно особенный подарок природы. Его обладатель получает исключительный дар воздействия на людей, который часто превращается в инструмент манипулирования окружающими. Только оральник способен сходу рассказать абсолютно правдоподобную историю, насыщенную многочисленными деталями и подробностями. Да так рассказать, что у слушателей не возникнет и тени подозрения, что всё это выдумки от начала до конца…

Когда-то в каменном веке оральник истошным криком предупреждая своих соплеменников об опасности, был своего рода «сигнализацией». Его дикий вопль не оставлял времени на раздумья — все, кто слышал этот сигнал, бросался спасть свою жизнь. Оральный крик действовал не только на людей во время опасности, но и на животных во время охоты, где оральники были своего рода загонщиками.

Каменный век давно канул в Лету, унеся с собой практический смысл видовой роли орального вектора, однако, способности и особенности вектора не размылись со временем, лишь уютно адаптировались к реалиям современной цивилизации.

Вербальный интеллект обладателя орального вектора наделяет своего владельца удивительной способностью выдавать текст быстрее, чем некоторые способны додумать мысль. Оральник никогда не полезет за словом в карман, потому что это слово само срывается у него с языка с пулемётной скоростью. Удивительно, но случается, что он сам начинает понимать предмет своей речи только в процессе говорения.

В наследство от древних времён, помимо самого вектора, у оральников осталась ещё одна особенность — пренебрежение к истине, равнодушие к нравственным понятиям и отсутствие различий между «что такое хорошо» и «что такое плохо».

Подобное манкирование моралью обусловлено тесной связью оральника с обонятельником. Первостепенной задачей, заложенной природой в смысл существования обонятельного вектора, — выживание стаи. Выжить любой ценой! Прорваться! Сохранить жизнь! Жить! Вот главное. А всякие там заповеди и нормы морали — это нюни, «розовые сопли» и сентиментальные бредни.

Для оральника не существует разницы между правдой и ложью. Ему главное — привлечь внимание окружающих, завладеть им, привести свою аудиторию туда, куда надо ему. И если для этого нужно приврать или выдвинуть в качестве аргумента явную ложь, оральник сделает это, не задумываясь.

Сашка тоже любил приврать, хотя его редко кому удавалось поймать на лжи. Ну, разве что когда он нагло врал клиентам по телефону, но это воспринималось коллегами как должное – ведь как продать, не приврав?

В компании он был без году неделя, но уже успел стать неотъемлемой частью команды. Коллеги ему благоволили, ведь он всегда входил в офис с улыбкой на лице, со свежей шуточкой или очередной невероятной историей, которая приключилась с ним по дороге на работу. Даже у угрюмого начальника охраны появлялось подобие улыбки на лице, когда Сашка подходил пожать ему руку. Да уж, этот парень умел подбирать ключики к человеческим душам...

Балагур и оптимист, он был особенно незаменим, когда шеф устраивал коллективу выволочку. Дождавшись, пока начальник выпустит самый горячий «пар», Сашка очень кстати вворачивал какую-нибудь невинную шуточку, от которой хмурое лицо шефа разглаживалось и неминуемо превращалось в расслабленное лицо смеющегося человека. Взбучка заканчивалась общим хохотом, народ ликовал, а Сашка чувствовал себя центром внимания. Удивительно, но спроси кто-нибудь сотрудников «Транс-ойл-строя» в каких отношениях они с новым «продажником», большая часть, не задумываясь, ответила бы, что они почти друзья или очень хорошие приятели — так втёрся к ним в доверие новый сотрудник.

И вдруг однажды Сашка исчез. Просто не вышел на работу, и все. Его отсутствие первыми заметили поклонницы, которые так и не дождались зрелища лихой Сашкиной парковки. Коллеги решили, что Саня приболел, и были уверены, что он сообщил об этом шефу; шеф, в свою очередь, был уверен, что Александр сообщил причину своего отсутствия кому-то из коллег. Вот так и получилось, что по-настоящему его исчезновение было обнаружено только на третий день.

Тут уж народ заволновался, начал звонить ему на сотовый, который не отвечал, и разыскивать его через друзей и знакомых, которые ничего не знали. Сашки как будто бы и след простыл. Он был родом откуда-то из Перми, в Москве снимал квартиру, в которой, как выяснилось во время его розысков, уже около месяца не появлялся.

История вырисовывалась прямо детективная. Директор уже подумывал, не подать ли ему заявление о розыске пропавшего, как вдруг ему позвонил сам Сашка и очень убедительно рассказал нереально душещипательную историю о том, почему ему срочно пришлось уехать из Москвы. Он просил войти в положение и оформить ему бессрочный отпуск или даже временно уволить, поскольку не знает точно, сколько он будет отсутствовать.

При этом Александр заверил горячо любимого шефа, что как только проблемы решатся, он тут же снова вернётся в «Транс-ойл-строй», потому что эта компания стала ему как семья и т.п. Однако только директор собрался задать уточняющий вопрос, как разговор оборвался на полуслове. Босс был в недоумении, но, тем не менее, дал распоряжение бухгалтерии на всякий случай рассчитать Сашку, собственноручно написав от его имени заявление об увольнении.

Новость разнеслась по офису немедленно и вызвала шквал эмоций. И не потому, что Сашка был всеобщим любимчиком, а потому что вдруг выяснилось, что за пару-тройку дней до своего таинственного исчезновения он успел занять денег практически у всего офиса, разве что у уборщицы не одолжил.

— Он у меня три тысячи долларов взял, сказал, машину новую покупает, просил не говорить никому, — рассказывал его коллега по продажам.

— А у меня две штуки занял, говорил, ремонт доделать срочно нужно, — дрожащим голосом причитала главбухша.

— И у меня три, — возмущался коммерческий директор. — Сказал, жениться собирается.

Когда подсчитали общие потери, оказалось, что Сашка нагрел своих коллег ни больше ни меньше, чем на 24 тысячи долларов. «Транс-ойл-строй» был в шоке. В том, что Сашка занял и у него тоже — пять штук «евриков» — не признался только шеф, потому что ему не хотелось выглядеть в глазах коллектива лохом.

Эх, если бы было так просто дифференцировать аферистов в толпе и чётко определять их истинные побуждения — мир не знал бы столько историй их успеха! Их слушали, им верили, им совершенно добровольно относили свои «кровные», зачастую последние…

Почему? Да потому что их оральный вектор, дающий возможность убедительно врать, и по сути холодный и лишённый эмоций, был задрапирован в привлекательную обёртку зрительности, создающей иллюзию доброты, сочувствия, эмоциональной теплоты, порядочности. Такому человеку хочется верить, даже когда знаешь наверняка, что он врёт. Где-то в глубине души упорно живёт надежда, что может всё-таки ОН говорит правду? Может надо лишь немного подождать, и всё выясниться? Может, просто произошло недоразумение, и потерянные деньги будут вот-вот возвращены? Ведь у НЕГО такое порядочное лицо, такие честные глаза, такая убедительная речь!..

Однако неразвитый кожный вектор, задающий криминальное направление деяниям орально-кожно-зрительного мошенника, не оставляет зрительности ни малейшего шанса. Побуждения такого человека исключительно эгоистические, даже когда он очень убедительно доказывает обратное.

Он украл, чтобы прокормить чужих малюток-деток? Он хотел всё вернуть, но попал в аварию и потерял память, а деньги отдал больнице, где его лечили? Он обманом выманил чужие деньги, чтобы спасти умирающую мать? Не верьте ни единому слову! В основе его поступков вы не найдёте желания помочь ближнему.

Деньги, отданные в долг Сашке, оказались не самым неприятным сюрпризом для «Транс-Ойл-Строя». Когда в конце месяца финансисты принесли директору ежемесячный отчет о кредиторско-дебиторских задолженностях, тот с ужасом увидел в списке должников ранее не известную ему компанию, которой в текущем месяце без всякой предоплаты отгрузили высоколиквидные товары на сумму, превышающую 5 млн. рублей.

Мучимый тяжелым предчувствием, шеф снял трубку своего телефона, набрал номер коммерческого директора и спросил его:

Чей клиент «Техно-46»?

Э….. это, по-моему, Сашкин, — ответил коммерческий, — А что, есть какие-то вопросы?

Нет, нет никаких вопросов, — мёртвым голосом ответил директор и положил трубку. Теперь ему стало окончательно ясно, что Сашка-любимчик уже никогда не вернётся в этот доверчивый офис.

Как распознать афериста, представляющегося порядочным человеком? Как из жертвы мошенника превратиться в его обличителя? Пройдите курс лекций по системно-векторной психологии, и даже самый хитроумный обманщик станет для Вас открытой книгой. Незнание и доверчивость делают нас жертвами, но этому легко противостоять, вооружившись знаниями, которые даёт своим слушателям Юрий Бурлан.

Автор публикации: Екатерина БУРДАЕВА, коммерческий директор.
Статья написана по материалам тренингов по cистемно-векторной психологии Юрия Бурлана.
Уже идут 3854 человек

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

8 сентября

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

Уже идут 3854 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
8 сентября

Состоится Бесплатный тренинг по психологии

Уже идут 3854человек

До начала тренинга осталось:

14 дн. 10 : 59 : 19

Читать по теме:

Комментарии 3

Отправить комментарий

Eduard Rahmatullin 17 декабря 2015 в 08:12

Правильно ли я понимаю, что таким мошенником становится битый в детстве кожно-орально-зрительный? Или быть битым не обязательно и достаточно просто недоразвитости?

Alvi Ayubov 13 апреля 2013 в 18:04

Спасибо за статью, Екатерина! Один в один история с моей бывшей работы..

Татьяна Веретенникова 11 апреля 2013 в 10:04

Я и сейчас, после 1-го уровня, не очень уверена, что смогла бы распознать такого мошенника