Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Кросс-дрессинг ХХI века. Мальчики или девочки. Часть 1

Мужчины переодеваются в женскую одежду уже несколько столетий. И тем не менее интерес публики к сценическому/экранному кросс-дрессингу не ослабевает, и ради внимания зрителей мужчины-артисты идут на рискованные эксперименты с переодеваниями.

Как же это, и тут убрать, и здесь убрать?!

Служебный роман

Задача, с которой с трудом справлялась героиня Алисы Фрейндлих в фильме «Служебный роман», — одновременно втянуть и живот, и ягодицы, — играючи выполняется все большим количеством мужчин. Правда, прежде чем они начинают «убирать», им сначала приходится… накладывать. Начиная с одного из главных атрибутов женственности — груди  и заканчивая ресницами и париками. Все-таки для того чтобы выглядеть как женщина, надо сильно постараться.

Мужчины переодеваются в женскую одежду уже несколько столетий. Достаточно вспомнить японский театр кабуки, в котором все роли выполняются мужчинами. Интересна история этой традиции, ведь начиналось все с точности до наоборот — первоначально все роли в  представлениях кабуки исполняли женщины. Многие спектакли носили скабрезный характер, а  большинство актрис откровенно подрабатывали проституцией, в результате чего кабуки получил прозвище «театр поющих и танцующих куртизанок».

«Женская версия» кабуки просуществовала всего четверть века. Когда атмосфера разврата вокруг театральных представлений достигла своего накала, власти запретили женщинам выходить на сцену, заменив их юношами и сделав акцент не на вакхических танцах, а на драматургии. Однако это не помогло.

 

ОН-ОНА НА ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОДМОСТКАХ

Пойдем скорей, нарядим рыцаря бренфордской ведьмой

В. Шекспир.  Виндзорские проказницы

Юноши-актеры оказались еще более лакомым куском для публики; многие из них, как и предшественницы, занимались проституцией. Пластичные и артистичные, в основе своей кожно-зрительные мальчики охотно отдавались… мужчинам. Это было их главной изюминкой — они обслуживали как женщин, так и мужчин, предоставляя последним анальный и оральный секс. Кагэма, как их называли, зарабатывали на порядок больше женщин-проституток, и дела их шли в  гору. Слово «кагэма» до сих пор используется в неформальной речи японских гомосексуалистов как аналог русского «пассив».

Это безобразие продолжалось еще одну четверть века, после чего сегунат разрешил выступать на сцене только зрелым мужчинам, что со временем превратило скандальный театр в утонченное и  красивое действо.

Сейчас в этом театре иногда играют и женщины, но кабуки тем не менее считается традиционно мужским искусством. Есть целые династии актеров-мужчин, которые специализируются на женских ролях.

В Англии при королеве Елизавете в театре тоже играли только мужчины, и только из них состояла труппа знаменитого театра «Глобус», небольшой долей в котором владел сам Шекспир. Именно в  этом театре состоялись премьерные постановки подавляющего большинства его пьес. Так что первые сценические Джульетта, Офелия, Дездемона и прочие шекспировские барышни были… мужиками.

Другой широко известный исторический пример театральных переодеваний дает европейское оперное искусство  XVII–XVIII века, когда певцы-кастраты были в большой фаворе. Даже известный нам по «Трем мушкетерам» герцог Бекингем приглашал в свой лондонский дом этих сладкоголосых и женоподобных певцов на, как бы сейчас сказали, частные вечеринки.

Большинство легендарных кастратов были итальянцами. Фаринелли, Сенезино, Маркези, Бернакки, Каффарелли — все они и еще множество тех, чьи имена до нас не дошли, время от времени изображали дам и исполняли в операх женские роли.

К примеру, Маркези прославился своим дебютом в женской роли в опере Перголези «Служанки-госпожи» и в дальнейшем неоднократно пел женские партии. Интересно, что ни то, что он был кастратом, ни его появления на сцене в женском платье не смогли отвратить от него женское внимание. Поклонницы толпами преследовали его; известен случай, когда одна замужняя дама, потеряв голову от его пения, бросила мужа и детей и несколько лет ездила за ним по всей Европе. Женщины-поклонницы были у многих певцов-кастратов…

И хотя кастраты не были просто кожно-зрительными, а часто со звуком, оральностью, анальностью… Согласитесь, это повышенное внимание женской аудитории чем-то напоминает сумасшествие наших дней, когда женоподобные модели-андрогины и тщедушные и истеричные кожно-зрительные поп-тусовщики становятся секс-символами и объектом вожделения сотен и  тысяч поклонниц (Сергей Зверев, Гоген Солнцев, Андрей Пежич и др.)

Но вернемся к нашим кастратам. Многие из них находили своим талантам к перевоплощению и  другое применение, откровенно смеясь, если кто-то вдруг вздумывал сочувствовать «несчастным скопцам». Кожно-зрительное естество помогало им находить себе покровителей в  лице влиятельных мужчин, которые были неравнодушны к сладкоголосым женственно-мужским прелестям…

В настоящее время партии, написанные для кастратов, исполняются в основном женщинами, а часть опер так и пылится мертвым грузом по хранилищам, ибо большинство партий петь некому.

В дальнейшем в европейской традиции все эти истории с переодеваниями вылились в театральное амплуа травести. Сегодняшние травести чаще всего женщины, чуть ли не до старости играющие роли мальчиков и подростков. Однако и мужчинам-травести хватает работы, по большей части в кино.

 

МУЖЧИНЫ-ТРАВЕСТИ: ОДИН РАЗ ЕЩЕ НЕ «ТРАНС…»?

…Ведь женщины красятся, почему же не краситься мужчинам?..

М. Врубель

В наше время мужчинам-артистам, переодевающимся в женское платье, слава богу, не приходится заниматься проституцией или — боже упаси! — подвергаться кастрации. Но свои издержки в трансгендерных перевоплощениях, конечно, есть. Недоброжелатели, бывает, распускают сплетни в стиле «Да он же гомик!», а то и обвиняют в трансвестизме. Ну или как минимум обсуждают все видимые изъяны внешности, которые женский образ высвечивает, как прожектором. А особо впечатлительные представители секс-меньшинств забрасывают романтическими признаниями (вон Юрию Стоянову, говорят, письма от поклонников-геев мешками приходят).

И тем не менее интерес публики к сценическому/экранному кросс-дрессингу не ослабевает, и ради внимания зрителей мужчины-артисты идут на рискованные эксперименты с  переодеваниями.

Прочно и всерьез эксплуатируют женские образы Андрей Данилко (эпатажная Верка Сердючка), Игорь Касилов и Сергей Чванов (задорные «новые русские бабки»); огромное количество женских образов использует в своей творческой деятельности пародист Александр Песков, телезвезды Сергей Светлаков и Михаил Галустян, актер Юрий Стоянов. Кстати, последний, известный своим комическим диапазоном в создании женских образов, признался в недавнем интервью, что в  какой-то момент его «задолбало исполнять женские роли», и он даже потребовал от своего коллеги Ильи Олейникова сбрить усы, чтобы тот тоже «баб играл». Впрочем, к счастью для «Городка», увидев Олейникова без усов, Стоянов передумал и согласился играть женщин всю оставшуюся жизнь.

Некоторые трансвеститы, пытаясь найти логическое объяснение своей страсти к переодеванию в женскую одежду и белье, часто приводят в качестве примера известных артистов, перевоплощавшихся в дам. Мол, мы просто нестандартные и артистичные личности, которым нравится примерять на себя разные образы. Но перевоплощение — дело тонкое. Одно дело лицедейство, цель которого — создание художественного образа на сцене или экране. Другое дело переодевание, вызванное внутренней непреодолимой потребностью трансвестита. Хотя корень этих явлений один — кожно-зрительная связка мужчины, у этих двоих и у тех, кто смотрит на них, возникают совершенно разные эмоции и ощущения от транслируемого в мир женского образа.

В женских ролях отметилось много легендарных и ныне живущих лицедеев. В зарубежных фильмах в разное время блистали: Тони Кертис и Джек Леммон — красотки Дафна и Джозефина («В джазе только девушки»), Дастин Хоффман — уверенная в себе Дороти Майклс («Тутси»), Робин Уильямс — уютная пенсионерка — няня собственных детей («Миссис Дайтфайр»). Даже такие общепризнанные символы мужественности и «мировые мужики», как Арнольд Шварценнегер и Жерар Депардье, умудрились блеснуть в женском прикиде: Арнольд — скрывая живот чудом забеременевшего мужчины («Джуниор»), а Жерар — изображая переодетого авантюриста («Вечернее платье»).

Наши, отечественные артисты не менее талантливо справились с женскими ролями. Достаточно вспомнить Александра Калягина в роли тетушки-оторвы донны Розы («Здравствуйте, я ваша тетя!») и Олега Табакова в качестве домомучительницы мисс Гарпии и мисс Фурии («Мэри Поппинс, до свидания»). А до чего же колоритен в женской одежде Михаил Ефремов в фильме «Супертеща для неудачника»!

Впрочем, эти персонажи скорее комичны и карикатурны. Большая часть артистов-мужчин в  женской одежде смотрится настолько нелепо, что вызывает только комический эффект, на что их переодевания, собственно, и рассчитаны. На их фоне очень даже женственными выглядят экранные образы, созданные кожно-зрительными артистами… Помните, как гардемарин Алеша Корсак замаскировался в богомольную скромницу Аннушку? С минимальным гримом, лишь переодевшись в «дамское», он вполне смахивал на девушку… Как признался Дмитрий Харатьян в  интервью «МК» по поводу переодевания своего киногероя, ему «не хотелось наделить его самыми тонкими женскими чертами». Что ж, у него получилось.

Юрий Чурсин, невероятно органично блеснувший в женской роли в спектакле МХТ им. Чехова «Примадонны», рассказывал, что благодаря этой роли узнал многие женские секреты и даже попробовал кое-что из «женской жизни»: покупал колготки, например, или выбирал косметику для своей героини. Когда журналисты спросили, понравилось ли ему все это, артист с  энтузиазмом ответил: «Еще как! Вряд ли мои впечатления чем-то отличаются от женского кайфа при выборе помады».

Весьма экзотические дамы получались в свое время у Сергея Роста и Дмитрия Нагиева в программе «Острожно, модерн!». С ярким макияжем, в кокетливых юбочках или домашних халатах, эти двое перевоплощались хоть и в комических, но во вполне женственных дамочек.

Конечно, далеко не все артисты, примерившие на себя женский образ, рискуют повторять этот опыт. «После того как я снялся в роли женщины, мне уже ничего не страшно. Тяжелее всего далась сама мысль сыграть женщину!» — так рассказывает о своем опыте кросс-дрессинга Валерий Меладзе, который в одном из своих клипов сыграл эпизодическую роль эстрадной красотки. По словам певца, все его мужское естество дико сопротивлялось перевоплощению, особенно когда ему накладывали искусственную грудь… Еще бы, несмотря на кожно-зрительную связку, опорный вектор у этого полиморфа все же анальный, и ему совершенно чуждо переодеваться в женщину.

Что ж, это вполне естественная мужская реакция, которая свойственна далеко не всем. Очень многие мужчины, внешне преображаясь в женщину, испытывают эмоциональный подъем, радость, облегчение. И этому есть объяснение, ведь для многих из них переодевание в женское платье дает ощущение безопасности.

Продолжение следует…

Автор публикации: Екатерина БУРДАЕВА, коммерческий директор.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 35872 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 1 Отправить комментарий
Татьяна Сарана 1 21 августа 2014 в 18:08

Читала и думала, ну сколько нам людям еще бороться с самими собой? Такие сложные переживания происходят у мужчин, желающих стать женщиной. Общество относится, как к второсортным людям. Хорошо, когда человек реализуется артистически и нехватки свои наполняет на сцене театра, в кино. Он реализован в своих скрытых желаниях, имеет успех и больших проблем нет, в статье это обозначено А те, кто дома страдает и проклинает весь мир... Мечта об операции, которая якобы решит все проблемы, на самом деле усугубит её ещё больше.