Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Кросс-дрессинг ХХI века. Мальчики или девочки. Часть 1

Мужчины переодеваются в женскую одежду уже несколько столетий. И тем не менее интерес публики к сценическому/экранному кросс-дрессингу не ослабевает, и ради внимания зрителей мужчины-артисты идут на рискованные эксперименты с переодеваниями.

— Как же это — и тут убрать, и здесь убрать?!

Э. Рязанов. Служебный роман

Задача, с которой с трудом справлялась героиня Алисы Фрейндлих в фильме «Служебный роман» — одновременно втянуть и живот, и ягодицы, — играючи выполняется все большим количеством мужчин. Правда, прежде чем они начинают «убирать», им сначала приходится… накладывать. Начиная с одного из главных атрибутов женственности — груди и заканчивая ресницами и париками. Все-таки для того, чтобы выглядеть как женщина, надо сильно постараться.

Мужчины переодеваются в женскую одежду уже несколько столетий. Достаточно вспомнить японский театр кабуки, в котором все роли выполняются мужчинами. Интересна история этой традиции, ведь начиналось все с точностью до наоборот — первоначально все роли в представлениях кабуки исполняли женщины. Многие спектакли носили скабрезный характер, а большинство актрис откровенно подрабатывали проституцией, в результате чего кабуки получил прозвище «театр поющих и танцующих куртизанок».

«Женская версия» кабуки просуществовала всего четверть века. Когда атмосфера разврата вокруг театральных представлений достигла своего накала, власти запретили женщинам выходить на сцену, заменив их юношами и сделав акцент не на вакхических танцах, а на драматургии. Однако это не помогло.

ОН-ОНА НА ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОДМОСТКАХ

— Пойдем скорей, нарядим рыцаря бренфордской ведьмой.

В. Шекспир. Виндзорские проказницы

Юноши-актеры оказались еще более лакомым куском для публики; многие из них, как и предшественницы, занимались проституцией. Пластичные и артистичные, в основе своей — кожно-зрительные мальчики, они охотно отдавались… мужчинам. Это было их главной изюминкой — они обслуживали как женщин, так и мужчин, предоставляя последним анальный и оральный секс. Кагэма, как их называли, зарабатывали на порядок больше женщин-проституток, и дела их шли в гору. Слово «кагэма» до сих пор используется в неформальной речи японских гомосексуалистов как аналог русского «пассив».

Это безобразие продолжалось еще четверть века, после чего сегунат разрешил выступать на сцене только зрелым мужчинам, что со временем превратило скандальный театр в утонченное и красивое действо.

Сейчас в этом театре иногда играют и женщины, но кабуки тем не менее считается традиционно мужским искусством. Есть целые династии актеров-мужчин, которые специализируются на женских ролях.

В Англии при королеве Елизавете в театре тоже играли только мужчины, и только из них состояла труппа знаменитого театра «Глобус», небольшой долей в котором владел сам Шекспир. Именно в этом театре состоялись премьерные постановки подавляющего большинства его пьес. Так что первые сценические Джульетта, Офелия, Дездемона и прочие шекспировские барышни были… мужиками.

Другой широко известный исторический пример театральных переодеваний дает европейское оперное искусство XVII–XVIII веков, когда певцы-кастраты были в большом фаворе. Даже известный нам по «Трем мушкетерам» герцог Бекингем приглашал в свой лондонский дом этих сладкоголосых и женоподобных певцов на, как бы сейчас сказали, частные вечеринки.

Большинство легендарных кастратов были итальянцами. Фаринелли, Сенезино, Маркези, Бернакки, Каффарелли — все они и еще множество тех, чьи имена до нас не дошли, время от времени изображали дам и исполняли в операх женские роли.

К примеру, Маркези прославился своим дебютом в женской роли в опере Перголези «Служанки-госпожи» и в дальнейшем неоднократно пел женские партии. Интересно, что ни то, что он был кастратом, ни его появления на сцене в женском платье не смогли отвратить от него женское внимание. Поклонницы толпами преследовали его; известен случай, когда одна замужняя дама, потеряв голову от его пения, бросила мужа и детей и несколько лет ездила за ним по всей Европе. Женщины-поклонницы были у многих певцов-кастратов…

При этом кастраты не были просто кожно-зрительными, а часто со звуком, оральностью, анальностью. Согласитесь, это повышенное внимание женской аудитории чем-то напоминает сумасшествие наших дней, когда женоподобные модели-андрогины и тщедушные и истеричные кожно-зрительные поп-тусовщики становятся секс-символами и объектом вожделения сотен и даже тысяч поклонниц (Сергей Зверев, Гоген Солнцев, Андрей Пежич и др.).

Но вернемся к нашим кастратам. Многие из них находили своим талантам к перевоплощению и другое применение, откровенно смеясь, если кому-то вдруг приходило в голову сочувствовать «несчастным скопцам». Кожно-зрительное естество помогало им находить себе покровителей в лице влиятельных мужчин, которые были неравнодушны к сладкоголосым женственно-мужским прелестям…

В настоящее время партии, написанные для кастратов, исполняются в основном женщинами, а часть опер так и пылится мертвым грузом по хранилищам, ибо большинство партий петь некому.

В дальнейшем в европейской традиции все эти истории с переодеваниями вылились в театральное амплуа травести. Сегодняшние травести чаще всего женщины, чуть ли не до старости играющие роли мальчиков и подростков. Однако и мужчинам-травести хватает работы, по большей части в кино.

МУЖЧИНЫ-ТРАВЕСТИ: ОДИН РАЗ — ЕЩЕ НЕ «ТРАНС?..»

…Ведь женщины красятся, почему же не краситься мужчинам?..

М. Врубель

В наше время мужчинам-артистам, переодевающимся в женское платье, слава богу, не приходится заниматься проституцией или — боже упаси! — подвергаться кастрации. Но свои издержки в трансгендерных перевоплощениях, конечно, есть. Недоброжелатели, бывает, распускают сплетни в стиле «Да он же гомик!», а то и обвиняют в трансвестизме. Ну или как минимум обсуждают все видимые изъяны внешности, которые женский образ высвечивает как прожектором. А особо впечатлительные представители секс-меньшинств забрасывают романтическими признаниями (Юрию Стоянову, говорят, письма от поклонников-геев мешками приходят).

И тем не менее интерес публики к сценическому/экранному кросс-дрессингу не ослабевает, и ради внимания зрителей мужчины-артисты идут на рискованные эксперименты с переодеваниями.

Прочно и всерьез эксплуатируют женские образы Андрей Данилко (эпатажная Верка Сердючка), Игорь Касилов и Сергей Чванов (задорные «новые русские бабки»); огромное количество женских образов использует в своей творческой деятельности пародист Александр Песков, телезвезды Сергей Светлаков и Михаил Галустян, актер Юрий Стоянов. Кстати, последний, известный своим комическим диапазоном в создании женских образов, признавался в интервью, что в какой-то момент его «задолбало исполнять женские роли», и он даже потребовал от своего коллеги Ильи Олейникова сбрить усы, чтобы тот тоже «баб играл». Впрочем, к счастью для «Городка», увидев Олейникова без усов, Стоянов передумал и согласился играть женщин всю оставшуюся жизнь.

Некоторые трансвеститы, пытаясь найти логическое объяснение своей страсти к переодеванию в женскую одежду и белье, часто приводят в качестве примера известных артистов, перевоплощавшихся в дам. Мол, мы просто нестандартные и артистичные личности, которым нравится примерять на себя разные образы. Но перевоплощение — дело тонкое. Одно дело лицедейство, цель которого — создание художественного образа на сцене или экране, и совсем другое — переодевание, вызванное внутренней непреодолимой потребностью трансвестита. Хотя корень этих явлений один — кожно-зрительная связка мужчины: у этих двоих и у тех, кто смотрит на них, возникают совершенно разные эмоции и ощущения от транслируемого в мир женского образа.

В женских ролях отметилось много легендарных и ныне живущих лицедеев. В зарубежных фильмах в разное время блистали: Тони Кертис и Джек Леммон — красотки Дафна и Джозефина («В джазе только девушки»), Дастин Хоффман — уверенная в себе Дороти Майклс («Тутси»), Робин Уильямс — уютная пенсионерка, няня собственных детей («Миссис Дайтфайр»). Даже такие общепризнанные символы мужественности и «мировые мужики», как Арнольд Шварценеггер и Жерар Депардье, умудрились блеснуть в женском прикиде: Арнольд — скрывая живот чудом забеременевшего мужчины («Джуниор»), а Жерар — изображая переодетого авантюриста («Вечернее платье»).

Наши отечественные артисты не менее талантливо справились с женскими ролями. Достаточно вспомнить Александра Калягина в роли тетушки-оторвы донны Розы («Здравствуйте, я ваша тетя!») и Олега Табакова в качестве домомучительницы мисс Гарпии и мисс Фурии («Мэри Поппинс, до свидания»). А до чего же колоритен в женской одежде Михаил Ефремов в фильме «Супертеща для неудачника»!

Впрочем, эти персонажи скорее комичны и карикатурны. Большая часть артистов-мужчин в женской одежде смотрится настолько нелепо, что вызывает только комический эффект, на что их переодевания, собственно, и рассчитаны. На их фоне очень даже женственными выглядят экранные образы, созданные кожно-зрительными артистами… Помните, как гардемарин Алеша Корсак замаскировался в богомольную скромницу Аннушку? С минимальным гримом, лишь переодевшись в «дамское», он вполне смахивал на девушку… Как признался Дмитрий Харатьян в интервью «МК» по поводу переодевания своего киногероя, ему «хотелось наделить его самыми тонкими женскими чертами». Что ж, у него получилось.

Юрий Чурсин, невероятно органично блеснувший в женской роли в спектакле МХТ им. Чехова «Примадонны», рассказывал, что благодаря этой роли узнал многие женские секреты и даже попробовал кое-что из «женской жизни»: покупал колготки, например, или выбирал косметику для своей героини. Когда журналисты спросили, понравилось ли ему все это, артист с энтузиазмом ответил: «Еще как! Вряд ли мои впечатления чем-то отличаются от женского кайфа при выборе помады»./p>

Весьма экзотические дамы получались в свое время у Сергея Роста и Дмитрия Нагиева в программе «Осторожно, модерн!». С ярким макияжем, в кокетливых юбочках или домашних халатах, эти двое перевоплощались хоть и в комических, но во вполне женственных дамочек.

Конечно, далеко не все артисты, примерившие на себя женский образ, рискуют повторять этот опыт. «После того, как я снялся в роли женщины, мне уже ничего не страшно. Тяжелее всего далась сама мысль сыграть женщину!» — так рассказывает о своем опыте кросс-дрессинга Валерий Меладзе, который в одном из своих клипов сыграл эпизодическую роль эстрадной красотки. По словам певца, все его мужское естество дико сопротивлялось перевоплощению, особенно когда ему накладывали искусственную грудь… Еще бы, несмотря на кожно-зрительную связку, опорный вектор у этого полиморфа все же анальный, и ему совершенно чуждо желание переодеваться в женщину.

Что ж, это вполне естественная мужская реакция, которая свойственна далеко не всем. Очень многие мужчины, внешне преображаясь в женщину, испытывают эмоциональный подъем, радость, облегчение. И этому есть объяснение, ведь для многих из них переодевание в женское платье дает ощущение безопасности.

Продолжение следует…

Корректор: Анна Сорокина

Автор публикации: Екатерина Бурдаева, коммерческий директор
Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»
Уже идут 47660 человек

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

20 апреля

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

Уже идут 47660 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
20 апреля

Состоится Бесплатный тренинг по психологии

Уже идут 47660человек

До начала тренинга осталось:

Комментарии 1
 
 
 
 
Войти
С помощью социальных сетей:
facebook.com
В контакте
Google+
Одноклассники
Mail.ru
X
Татьяна Сарана 1 21 августа 2014 в 18:08

Читала и думала, ну сколько нам людям еще бороться с самими собой? Такие сложные переживания происходят у мужчин, желающих стать женщиной. Общество относится, как к второсортным людям. Хорошо, когда человек реализуется артистически и нехватки свои наполняет на сцене театра, в кино. Он реализован в своих скрытых желаниях, имеет успех и больших проблем нет, в статье это обозначено А те, кто дома страдает и проклинает весь мир... Мечта об операции, которая якобы решит все проблемы, на самом деле усугубит её ещё больше.