Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Кросс-дрессинг ХХI века. Путь к… спасению? Часть 2

Сегодня все большее количество мужчин ощущает потребность в кросс-дрессинге. И не потому, что эта тема «чрезмерно пропагандируется» в обществе, как считают некоторые консервативные традиционалы. А просто потому, что в мире рождается и выживает на порядок больше кожно-зрительных мужчин, чем раньше.

Часть 1. Мальчики или девочки

Председатель Временного правительства Керенский,

переодевшись в женское платье, бежал…

Из большевистских новостей

В последнее время тема нестандартной сексуальной ориентации вышла на новый виток. Сегодня уже никого не удивишь геями и лесбиянками, сегодня в моде все больше разговоры о «третьем поле», об андрогинах, объединяющих в себе и мужские, и женские черты, ну и, конечно, о трансгендерах. Тема трансвестизма и транссексуализма вызывает неослабевающий интерес у аудитории. Все большее количество мужчин ощущает потребность в кросс-дрессинге. И не потому, что эта тема «чрезмерно пропагандируется» в обществе, как считают некоторые консервативные традиционалы. А просто потому, что в мире рождается и выживает на порядок больше кожно-зрительных мужчин, чем раньше. Ведь именно кожно-зрительные парни пополняют ряды трансвеститов…

В мире вообще происходит много интересного. Уже довольно длительное время разные аспекты несоответствия биологического пола социальному активно педалируются в СМИ; законодатели, обыватели и сами трансгендеры откровенно смакуют темы женственности мужчин и  мужественности женщин… Официальные браки между однополыми гражданами, хирургическая смена пола 16-летними подростками, конкурсы красоты среди транссексуалов, агрессивные гей-парады и проч., и проч. На фоне этих социальных явлений переодевания мужчин в женское платье выглядят практически невинно. Более того, современное искусство научилось умело использовать кросс-дрессинг для привлечения зрителей и для приобретения флера изысканности и некой революционности.

Чего стоит, например, Санкт-Петербургский мужской балет, в котором мужчины танцуют все женские партии! Да еще как танцуют! Или знаменитый мужской балет «Трокадеро» из Монте-Карло. По красоте и гибкости эти мужики дадут фору многим барышням в пачках.

В свое время настоящий фурор произвел «Танец маленьких лебедей» в исполнении мужчин, а  потом и весь балет «Лебединое озеро» — полностью в мужском исполнении, поставленный «Американским балетом». В ответ на все обвинения в эпатажности и нарушении канонов искусства балетмейстеры оправдывались тем, что «пол лебедей никто не проверял».

И все-таки только ли в стремлении к инновационности искусства дело? Или во всем виновато «размытие полов» и появление андрогинов и «третьего пола»? Или это кожно-зрительная мужская связка отвоевывает себе пространство в культуре, требуя реализации? Ведь среди «переодевающихся» есть те, кто весьма органичен в женском платье, кто вызывает странные, неоднозначные чувства, чью половую принадлежность порой бывает трудно идентифицировать.

Такие люди переодеваются не для того, чтобы рассмешить или эпатировать публику. Им интересно и приятно переодевание само по себе. Помните, как в анекдоте: «Поручик, вы любите детей? — Нет. Но сам процесс!..» Так вот, любители «самого процесса» переодевания, те, кому нравится представать перед окружающими в женоподобном виде, те, кто ловит кайф от умелого макияжа, женского белья и красивых платьев — причем не на симпатичной девушке, а на себе, — эти мужчины заслуживают отдельного внимания, потому что у них есть тайна, отличающая их от всех остальных потомков Адама.

Помнится, в первой половине прошлого века была такая женщина-психоаналитик, последовательница и одновременно оппонентка Фрейда, — Карен Хорни, которая объясняла мужское желание подавлять женщину и доминировать над ней завистью мужчин… к матке. На полном серьезе она выдвинула теорию о том, что мужчины подсознательно завидуют материнству. Т. е. беременности, деторождению, наличию у женщин груди, процессу сосания груди и т. д. И именно эта зависть заставляет мужчин принижать женщин, ибо их эго требует компенсации за незначительную роль в процессе продолжения рода.

Так, может быть, именно «зависть к матке» заставляет кросс-дрессеров перевоплощаться в объект зависти? Кстати, в уже упоминавшемся интервью в «МК» троим актерам, блеснувшим в женских ролях (Д. Харатьян, М. Ефремов, Ю. Чурсин), задали один и тот же вопрос: что бы они стали делать, если бы вдруг на время стали женщинами? Не сговариваясь, они дали один и тот же ответ: все трое хотели бы… родить, т. к. это единственное, что не может сделать за женщину мужчина.

И все-таки термин «зависть к матке» звучит не столько научно, сколько фантастично. Ведь большинство кросс-дрессеров привлекает именно женский образ, а не материнские функции. Околонаучные круги трактуют трансвестизм как непреодолимую склонность к переодеванию в  одежду противоположного пола. Склонность эта может проявляться как в относительно невинных формах, например в примерке шелкового халатика подруги или женских чулок в сеточку, так и в неоднозначно воспринимаемых обществом, например в полном внешнем перевоплощении в женщину и попытках выдавать себя за женщину в социуме.

Ненаучные круги частенько считают трансвеститов извращенцами, «педиками» и «недоделанными мужиками», что совершенно не соответствует истине, ибо большинство трансвеститов абсолютно безобидны. Просто за спиной почти каждого трансвестита своя история, полная страданий и боли, и переодевание его по большом счету — выстраданное. В основном это касается тех, кого не удовлетворяет редкая примерка женского белья за дверями собственной спальни; тех, чьи наклонности так или иначе выходят за рамки его частной жизни.

Помню, как на одном из сайтов психологической помощи анонимная женщина взывала о помощи: «Мой муж — трансвестит! Что делать?!» Рассказанная ею история, с одной стороны, нестандартна, с другой — по-своему типична. Нашла у него в портфеле женские трусики. Думала, изменяет. Стала прислушиваться и присматриваться и заметила массу странностей, на которые раньше не обращала внимания. Куда-то делась, а потом появилась помада. Зацепка на новых чулках появилась. Лифчики по-другому на полке лежат... Последней каплей стали женские туфли на шпильке 43-го размера, найденные в кладовке в чемодане с зимними вещами.

Под давлением неопровержимых улик муж признался в том, что красит губы и надевает одежду жены, когда ее нет дома, и изображает аристократку по имени Элен. Окрыленный тем, что больше не надо держать все в себе, он тут же попросил жену стать участницей его мини-спектаклей с переодеваниями, которые доставляют ему удовольствие, сравнимое с сексуальным. Оказалось, что ему давно уже хотелось сделать себе маникюр и накрасить ногти на руках, но он все не решался, опасаясь ее реакции.

Видимо, опасался не зря. Жене явно не хватило психологической гибкости, чтобы принять его склонности: ее история, рассказанная сумбурно и сбивчиво, то и дело прерывалась восклицаниями ужаса и криками SOS. Увенчал этот пламенный крик души коронный вопрос: «Сегодня он надевает мои платья, а завтра он захочет завести любовника?!»

Большинство трансвеститов гетеросексуальны, хотя, конечно, встречаются и те, кто приемлет сексуальные контакты с мужчинами. Но даже их вряд ли можно назвать геями, скорее, их диапазон сексуальной приемлемости просто допускает такие связи, а зрительный вектор, щедро наделяющий их эмоциональностью, а главное — потребностью в эмоциях, позволяет привязываться как к женщинам, так и к мужчинам.

 

ОТКУДА БЕРУТСЯ ТРАНСВЕСТИТЫ

Выходя утром из пещеры, древний человек всегда рисковал, ибо снаружи было полно диких зверей. Так вот, первой он выпускал из пещеры женщину. Если ее не съедали, он выходил сам. Отсюда пошла традиция пропускать вперед женщин…

(Одна из версий происхождения традиции)

На самом деле все было совсем не так. Если кого и выталкивали из пещеры первым, то не женщину, а… кожно-зрительного мальчика. Они вообще были разменной монетой в первобытном обществе, кожно-зрительные мальчики. Самые слабые, самые никчемные, самые уязвимые члены зарождающейся человеческой общины — на что еще они годились, кроме как быть вечной жертвой и вечным козлом отпущения?

Появлявшиеся как случайные мутации в обществе воинов и охотников, они редко доживали до периода взросления. Непригодные к охоте и защите стаи в силу своей физической слабости и  эмоциональной уязвимости, они шли на пищу сородичам в дни неудачной охоты, ими затыкали пасть голодного хищника, чтобы получить время на спасение для остальных, их первых косила эпидемия, голод или камни враждебного племени…

Девочки, рождающиеся с таким же набором векторов, были гораздо более востребованы. Не вынашивающие новых охотников и воинов, они, тем не менее, пользовались покровительством вождя, упивавшегося их феромонами, как эликсиром жизни. Боевые подруги, дневные охранницы стаи, подруги вождя — они имели реальные шансы на выживание, тогда как у кожно-зрительных мальчиков не было ни права на поклевку, ни, по большому счету, права на жизнь.

В этой истории не было бы такого драматизма — ведь закон джунглей никто не отменял, погибает слабейший, — не будь у кожно-зрительных самцов зрительного вектора. Именно зрение оказалось их самым уязвимым местом, намертво впечатавшим ужас смерти в подсознание: они ведь не просто погибали, как недоразумение природы, они страдали при этом. Страшно, невыносимо, мучительно, отравляя все вокруг феромонами страха и притягивая ими же людоедов и хищников.

Отголоски этого древнего страха аукаются кожно-зрительным мужчинам до сих пор. Именно страх, страх мучительной и безвременной смерти толкает их на трансгендерную мимикрию. Прикинуться самкой! Вот самый действенный выход. У кожно-зрительной девочки есть шанс выжить, которого нет у кожно-зрительного мальчика. И если для спасения от смерти необходимо внешнее превращение, оно стоит того.

Хорошо, если современный кожно-зрительный молодой человек востребован в профессии, нашел свое место в жизни, связан взаимным чувством с прекрасной девушкой… Даже если и возникает у  него желание примерить какие-нибудь женские вещички под влиянием стресса или нервных переживаний, оно легко контролируется и удовлетворяется легкой формой эротических игр в  спальне. Либо — как в случае с кожно-зрительными актерами — прячущиеся в подсознании страхи снимаются сценическими или экранными переодеваниями, которых оказывается достаточно для купирования желания «спрятаться в девочку».

Если же кожно-зрительный мальчик с детства пребывает в перманентном стрессе, не имея полноценной эмоциональной связи с родителями, страдая от непонимания и насмешек сверстников и не находя себе применения в жизни; если неразвитое зрение придает ему черты истерической личности, выматывая и заставляя мучительно переживать даже из-за легких неурядиц, парень может испытывать навязчивое желание переодеться в девочку. Переодеться, чтобы избавиться от дискомфорта и страха. Этому желанию трудно противостоять в состояниях сильнейшего стресса, когда первобытный страх смерти приводит к неконтролируемому желанию выжить, что на внешнем плане выражается в желании выглядеть женщиной. Спусковым крючком на этом фоне может стать что угодно, даже вид мертвой бабочки между оконными рамами…

Состояние стресса может быть настолько мучительным, а облегчение, даваемое сменой внешности, настолько комфортным, что контраст между нахождением в собственном облике и  в  женском обличье делает жизнь без переодеваний полностью лишенной радости и смысла.

Чтобы понять, насколько критичен для отдельных людей кросс-дрессинг, достаточно представить себе улюлюканья и насмешки публики, которых едва ли удается избежать кому-то из трансвеститов, появляющихся на улице. Насколько же сильно желание человека выглядеть как женщина, если его не может остановить ни общественное порицание, ни агрессия общества! Помнится, еще Эрик Берн писал о том, что мужчина, прохаживающийся по улице на каблуках и  в  юбке, не только сталкивается с неодобрением других людей, но и нарушает этим закон (речь о  том, что «трансгендерные» переодевания запрещены в ряде штатов США).

В общем, жизнь трансвеститов отнюдь не карнавал и не праздник, как может показаться из лубочных телешоу. В большинстве случаев у них нет выбора; их поведение предопределено их набором векторов и сидящим глубоко в подсознании и зачастую даже не осознаваемым ими страхом смерти.

Продолжение следует…

Автор публикации: Екатерина БУРДАЕВА, коммерческий директор.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41457 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 1 Отправить комментарий
Татьяна Сарана 1 21 августа 2014 в 17:08

Природный страх кожно-зрительного мальчика играет порой злую шутку с ним. Не удивительно, что случай описанный в статье, когда жена с ужасом узнала о тайной жизни своего супруга, испытала шок. Я так поняла, они растались. Не хватило мудрости и терпенья разобраться в сложившейся ситуации. Очень жаль. Ну мало кто и пытается разобраться в этом. В основном осуждение, упреки. Когда я училась в школе, был мальчик на год младше меня. Его манера поведения, подчеркнуто женственная,вызывала смех у ровесников, среди девочек он был подружкой, прически, макияж, маникюр - это общие интересы, общие темы. Сейчас ему за 50, одинокий. Я еще тогда задумывалась, что его так "карёжит" среди нас))), есть же в этом причина. И вот через много лет поняла корень проблемы. Надеюсь, что такие знания придут в наше общество повсеместно и помогут родителям не загубить жизни сыновей.