Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Юнас Гардель или «Фобия шведского общества»

Юнас Гардель - очень известная и популярная в Швеции фигура. В первую очередь, он любимый шведами писатель, философ, а также комик. Он гомосексуалист, открыто предъявляющий публике свою сексуальную ориентацию.

 

Очень непросто быть открытым гомосексуалистом в России. Особенно, если речь идет о той условной гомосексуальной половине, которая выглядит женственно и жеманно, и которых «настоящий русский мужик» любит назвать звонким словцом  на «П…»

Однако, если как пример рассмотреть некоторые западные страны,  становится ясно, что там ситуация совершенно иная. Взять, например, Швецию. Швеция известна своей толерантностью к гомосексуальным меньшинствам. В этой стране гомосексуальная пара может заключить брак и даже имеет право на усыновление детей. В Стокгольме ежегодно проходит массовый гей-парад, где каждый гомосексуалист открыто заявляет о себе. Он имеет свое право на сексуальное счастье, а главное, может чувствовать себя в безопасности.

Нетрадиционная сексуальная ориентация  в шведском обществе считается совершенно приемлемой. В Швеции некоторые известные политики и главы министерства являются открытыми гомосексуалистами и публично появляются вместе со своей парой перед камерами папарацци.

 
Юнас Гардель - особенная личность

Юнас Гардель - очень известная и популярная в Швеции фигура. В первую очередь, он любимый шведами писатель, философ, а также комик. Он гомосексуалист, открыто предъявляющий публике свою сексуальную ориентацию.

Во многих произведениях Гардель пишет о поиске Бога, о попытках понять, в чем смысл жизни. Очевидно, что он – анально-кожно-зрительный звуковик. Во многих своих произведениях он вновь и вновь затрагивает тему мужского гомосексуализма и страхов, которые берут начало в детстве.

В условиях современного кожно-зрительного Запада, зрительный вектор выживает в любом состоянии. Именно поэтому там так популярно вегетарианство, защита животных, окружающей среды. Запад создает моду на демонстрацию себя и оставляет за каждым право на миллионы всевозможных страхов.

Кожный мир пропагандирует ценность собственного мнения на всё,  максимальную заботу о себе, индивидуализм. В западном обществе четко прослеживается тенденция кожного безразличия, где никому нет дела до других, а отношения строятся по принципу «Ты меня не трогай и делай что хочешь, а я тебя не буду трогать,  и сам буду делать то, что вздумается мне». Поэтому, если кто-то заявляет, что он гомосексуалист, на это следует реакция:  «на здоровье, если ему так нравится, пускай будет тем, кем хочет».  В кожном мире до этого никому нет дела.

А со стороны зрения в кожном менталитете каждый имеет право на жизнь. Каждый имеет право быть внутри современной «стаи», даже бесполезный и недоразвитый её член. Кожная законодательная система покровительствует всем. Здесь каждый имеет право быть тем, кто он есть, ничего не скрывая. Узаконено все. Поэтому на Западе к гомосексуализму относятся совершенно нормально.

Сейчас Гарделю уже за сорок. За свою молодость, будучи личностью эпатажной, заметной и скандально известной, он наделал много шуму своими заявлениями, гомосексуальной ориентацией и очень нетипичным литературным творчеством.

Особенно это касается его раннего произведения «Детство комика», уже вошедшего  в обязательный школьный курс по шведской литературе. Во многих своих интервью Гардель заявлял, что описывал в этой книге свои детские переживания. Особую роль в произведении занимают проблемы в общении с другими людьми и страхи. Одним словом, типичные темы, волнующие зрительный вектор, так и не сумевший развиться в состояние «любовь».

Гардель является также, пожалуй, одним из самых известных комиков на всю страну. Причем выступает он совсем не в той манере, в какой выступают на русской сцене Жванецкий, Петросян, Задорнов и другие популярные юмористы. Гардель в исступлении носится по сцене, кривляется, выплескивая из себя тонны эмоций, обсмеивая всех, себя, своего любовника, Швецию, и остальной мир.

Это по сути сжигание внутренних эмоций в свое удовольствие, а зрители просто наблюдают за процессом. Причем шведская публика отлично воспринимает его кривляния, считая этот способ самовыражения самым лучшим и талантливым… Это демонстративное и истерическое поведение зрительного вектора, которое никогда в России не приобрело бы такую широкую популярность, как в Швеции.

Давайте немного углубимся в суть романа «Детство комика», который с середины 90-х годов читает каждый шведский подросток.

 
Роман «Детство комика»

Главный герой романа - школьник Юха, которому приходится выживать в современной шведской школе… Роман автобиографический, и та степень эмоционального эксгибиционизма, оголения «неприглядных и слабых» проявлений «души» в тексте настолько велика, что будоражит читателей, заставляя возвращаться в не самые приятные моменты собственного детства.

Текст крайне «концентрированный», эмоционально нездоровые зрительные состояния передаются весьма точно и максимально откровенно. Во всех подробностях описываются трудности наладить контакт с окружающими, полное отчуждение со стороны матери-звуковички, их ссоры с ненавистным Юхе отцом. Насмешки одноклассников, неспособность дружить с теми, с кем Юха хочет, и презрение тех, с кем ему приходится общаться.

 Вот отзыв одного русскоязычного читателя – «Это роман о детях-изгоях. Я до сих пор так и не смог дочитать его до конца: чтение причиняет мне почти физическую боль. Я бы не решился так честно рассказать всему миру о своём детстве».

И это совершенно верно. Книга полна неприкрытыми, крайне неприемлемыми и даже постыдными для русского менталитета деталями мужского характера. Наверное, именно поэтому она так и не прижилась в России, выходя лишь небольшими тиражами.

В то же время роман глубоко психологичен и является наглядной иллюстрацией того, как растет подросток с огромной долей страха в зрительном векторе.

Состояние страха задано зрительному ребенку от природы, в нем он испытывает сильнейшее эмоциональное напряжение. Внутренние ощущения страха настолько сильны, что жить с ними постоянно просто невозможно. Поэтому в норме ребенок пытается выйти из этого состояния, и оно в итоге вырастает в чувство сострадания и сопереживания другим. Начинается оно с жалости и любви ко всему живому – растениям, домашним животным, а на более высоком уровне развития переходит в чувство любви и сострадания к человеку.

В описании былых страхов и узнают себя взрослые зрительники. Дело в том, что большинство развивается в любовь, и тем самым выходит из своих страхов, а кто-то остается в них навсегда. Недостаточная развитость в любовь подразумевает под собой большой остаток страха, который постоянно напоминает о себе.

Зрительный ребенок, особенно мальчик, часто очень раним, эмоционально уязвим, слаб. Подвергаясь нападкам, угрозам, побоям в школе, он может остаться в состоянии постоянного страха за свою жизнь. Юха боится своих одноклассников, боится быть осмеянным, отвергнутым и пытается выживать единственным возможным и известным ему способом – смешить всех, быть шутом класса. Отсюда и название романа. Вместо глубоких чувств и реальных отношений с людьми, он старается обсмеять любую ситуацию, всегда сказать что-то остроумное и забавное. В этом он ощущает свою ценность внутри коллектива. Кроме того, таким юмором он пытается сгладить свои тяжелые психические состояния.

Юха описан по прототипу самого Гарделя, он - звуко-зрительный мальчик, который в романе ведет множество звуковых рассуждений, идущих как бы в промежутках между событиями в жизни главного героя. У него нет друзей, большие проблемы с установлением эмоционального контакта с людьми, ведь во всех он видит потенциальную опасность для себя. Он общается тесно только со звуковой девочкой Анникой и еще более слабым изгоем класса Томасом.

Рядом с Томасом Юха чувствует себя человеком. Юха спокоен, уверен и даже готов его защищать, чтобы хоть в чем-то почувствовать свою силу. Юха внутренне радуется, когда видит, что Томас плачет. Когда Томаса в классе унижают все кому не лень, Юха с радостью готов к ним примкнуть, лишь бы не быть крайним.

С Анникой у Юхи звуковая связь, но только когда они дома одни. На людях он старается этого не показывать.  К тому же, Анника  влюблена в него, а Юха в нее нет. Виной тому его состояния страха, ведь когда человек в страхе, то чувство любви он не испытывает. Несмотря на их звуковую душевную близость, он никогда не показывается с ней на глаза одноклассникам. Ведь Анника не кожно-зрительная девочка, за которой обычно бегает весь класс, а просто синий чулок, на который особо никто не обращает внимания. Через свой кожный вектор он не чувствует, что эта девочка своим рядом с ним присутствием прибавит ему большего статуса в классе.

Архетипичные проявления  стрессующего кожного вектора Юхи выражаются в готовности продать и подставить любого, дружить и заискивать с более сильным товарищем, лишь бы выжить и претендовать на более высокое положение в классе. Ему это, правда, никогда не удается. Мучительное детство, описание которого во многих находит внутренний отклик.

 

Индукция шведского общества

Состояния самого Гарделя также являются продуктом мучительного детства. Его кожный и зрительный вектора  так и остались в архетипе, недоразвитыми.  Он пишет про детей, про детские переживания, раз за разом пытается проживать их. Его детство не стало достаточной базой для полноценной взрослой жизни. Он не сумел проиграть и пройти через те жизненные ситуации, проходя которые люди психически готовы к взрослой жизни, не смог адаптировать враждебную среду. Ему было слишком «страшно» в зрении. В итоге он остался в архетипе.

гардель1-1

Множество взрослых людей ведут себя и общаются именно так, как это делают подростки, пытаясь ранжироваться в коллективе. Т.е. детские игры для них продолжаются. Однако Гардель - также обладатель анального и звукового векторов, благодаря которым он сумел-таки реализовать себя в обществе.  Он написал много книг, добился признания в социуме, которое готово было принять его творчество. И в этом Гарделю повезло.

Мазохистские тенденции в кожном векторе и страх в зрительном ведут человека в гомосексуальные связи. Если мы рассмотрим такой сценарий для чистого «кожно-зрительного» типажа, без других векторов, то именно таких мальчиков сексуально используют. У них есть желания быть сексуально подвластными настоящим самцам, так как связями такого рода удовлетворяются их мазохистские желания. Когда самец имеет сексуальную связь с самкой, то он свою самку защищает от всех. Точно таким же образом «женоподобные» кожно-зрительные мальчики снимают свой страх - будучи под защитой анальных «бизонов».

Юнас Гардель - это многовекторный полиморф, с анальным вектором, но в его случае именно кожный и зрительный вектора привели его в гомосексуальные отношения.  

«Во мне живет женщина среднего возраста, заключенная в тело ранимого юноши»- проговаривает  он в своем интервью.

Гардель выставляет всего себя на обозрение, в том числе не скрывает и факт, что он в 10-летнем возрасте подвергся изнасилованию. О том, каким образом это повлияло на его сексуальную ориентацию, можно рассуждать долго...

Немалое количество людей проживало юношеские переживания Юхи, читая «Детство комика». Крайне нездоровые ощущения в коже и зрении описаны так, как будто Юхе теперь весь мир должен за то его несчастное детство.

В рамках кожного западного менталитета Швеции подобный роман, да и сам эксцентрический и эпатирующий образ Гарделя внесли свой немалый вклад в гомосексуальную терпимость.  Можно смело утверждать, что Юнас проиндуцировал всё общество своим страхом, подав его на блюдце толерантности, с претензией на право на индивидуальные переживания и дозволенность любых, даже самых нездоровых состояний.

Разобраться подробнее в нюансах процессов, происходящих в западном обществе, а также в причинах, из-за которых в других странах приемлемо то, что никогда не приживется у нас, можно на тренинге по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Регистрация на бесплатные онлайн-лекции по ссылке: https://www.yburlan.ru/training/

Автор публикации: Юрий РЕЙСНЕР, специалист по стратегическому ИТ-консалтингу.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41251 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 5 Отправить комментарий
Гость 16 декабря 2011 в 19:12

наверное, что он, как и любой кожно-зрительный мужчина " вошел в контакт со своей женской половиной"))))))) Сам вошел, и другим советует сделать то же!

Гость 03 августа 2011 в 23:08

Интересно, что именно в себе определил Гардель, обозвав это женщиной среднего возраста. Он такой измученный хворями и достатый мужиками или что-то типа в 45 баба-ягодка опять?

Юрий Рейснер 18 июля 2011 в 02:07

Когда-то давно мы начинали обсуждать личность Мамонова //www.yburlan.ru/forum/petr-mamonov-746.html. Так что можете влится туда в обсуждение. Мне лично он очень нравился когда-то, особенно после фильмов с его участием. Он очень звуковой человек. Его звук перекрывает все, и по сути кроме себя он ничего не видит, хоть и пытается по зрительному вылезти "наружу". Эксгибиционирует душой Мамонов, показывает всем свое нутро.
Гардель тоже эксгибиционист, еще почище чем Мамонов. Он так снимает страхи, страхи его прошедшего детства, пишет их для всех в мельчайших допустимых подробностях, и его отпускает. Но его состояния страха никуда не уходит, просто переключается, находит себе новое "воплощение".
И да, он сто процентов сознательно пытался своей книгой предотвратить другие подобные трагедии.
бОльшая приемлимость этого явления, это то что мы здесь имеем, в Стокгольме.

Гость 09 июля 2011 в 23:07

Юрий, а что Вы думаете по поводу творчества Петра Мамонова? Что у него со зрительным вектором? Поведение у него тоже зашкальное. А люди принимают его уже много лет.
По поводу Гарделя, думаю, что ему очень не нравится быть гомосексуалистом (глупо звучит, наверное). И книга о детстве - это храбрый поступок, мужской. Тема трусости более чем актуальна сегодня для молодых ребят. Он понимает, что что-то в его детстве пошло наперекосяк и призывает таким вот образом задуматься каждому над будущим своих детей, помочь им. Терпимость - это, наверное, не то, к чему стремится Гардель, обнажая своё нутро.

Гость 01 марта 2011 в 18:03

"Не знаю, как там у Вас в Лондоне , я там не была!"... А вот у нас, в Италии национальное бедствие : анальник с неумерным аппетитом. Без пасты жизь не жизнь, а все остальное приложитья! И уж если заманит в свою берлогу то точно живой не отпустит. Хорошо что с теорией Ю.Бурлана познакомилась!!! Хоть все теперь своми именами назывть можно. и всему свое место в системе нашлось!!