Кино

Школа Валерии Гай Германики

Валерия Гай Германика — яркая и талантливая личность. Удивительно, как в одном зрительном векторе сочетается то самое особое видение, позволяющее тонко чувствовать людей и мир вокруг себя, и в то же время эпатаж и большая доля зрительного страха.

Валерия Гай Германика — яркая и талантливая личность. Удивительно, как в одном зрительном векторе сочетается то самое особое видение, позволяющее тонко чувствовать людей и мир вокруг себя, и в то же время эпатаж и большая доля зрительного страха.

Сторонний наблюдатель может и не заметить никакого противоречия: эпатажный режиссер — эпатажные работы. Ведь то, что она показывает, — провокационно. В кино давно принято снимать трусы физически, все мы уже сотню раз видели обнаженку на экранах, никто давно уже не кричит, что это аморально, — свыклись. Но эмоциональная, психическая обнаженка, показываемая Валерией, будоражит зрителя сильнее. Это душа без трусов.

Эксгибиционировать можно не только телом, но и душой. Откровенность, граничащая с истерикой, — это неприлично, но слишком часто — интересно. Интересно даже в том случае, если мы прикрываем глаза руками, подглядывая сквозь пальцы, потому что не можем не смотреть.

 

Школа. Чужие дети

Валерия выбирает школу как место действия для своих работ дважды. Если выражаться художественным языком, школа у Германики — это мир, существующий исчезающим моментом настоящего, мир без будущего. Никто не несет в себе идей и на ломаный грош, всем на всех наплевать. А кому не плевать, тот просто не в силах что-то изменить — по незнанию, непониманию или под давлением «случайно» организующихся обстоятельств.

В многосерийной «Школе» нет отрицательных персонажей. Есть симпатичные или не очень люди со своими тараканами, не всегда понятными, но очень узнаваемыми. За каждым героем, за каждой ролью угадывается не (только) рациональное мышление устоявшимися стереотипами, есть в них что-то живое, убедительное.

Сериал вызвал шквал критики. Критикующие оскорбились тем, как показаны родители и учителя. В газетах писали: «…а мы не такие, мы другие»… спрашивали: «Какой пример вы подаете молодежи?» — и так далее. Сказать, что показанное не имеет места быть, значит солгать.

Показанное Валерией — это реальное состояние современного молодого поколения. Через своих героев Валерия оголяет наш общий страх. Как уберечь своих детей? Как сделать, чтобы «мое чадо» не спилось, не село ни в тюрьму, ни на иглу?

В одной из последних серий «Школы» учительница по английскому языку говорит о том, что она забеременела, что ребенок был долгожданным и что вместо радости, узнав о беременности, она испытала чувство беспокойства и страха за будущего ребенка.

Как воспитывать своих детей — типичный вопрос родителей. Но мы не живем в одиночку. Как бы ни уговаривали родители, что наркотик невкусный, что от него бывает дурно, это не помогает. Не пробовать наркотики, когда все, кого ты знаешь и любишь, пробуют, значит сказать коллективу: «Ребята, я не в теме, я — тормоз и лох». Вашего подростка будет тошнить от марихуаны, но он будет ее курить, если так принято в его окружении, если так складывается система ценностей. А именно таким образом она складывается гораздо чаще, чем хотелось бы.

Как воспитывать своего ребенка? Такая постановка вопроса была бы адекватной, если бы общество в целом было здоровым, слаженным. Ребенок с раннего подросткового возраста начинает отдаляться от родителей с тем, чтобы в итоге суметь взять на себя ответственность за свою жизнь, и теперь коллектив — его воспитатель, а не родители и учителя, и чтобы адекватно воспитать одного, вести в верном направлении нужно всех остальных.

Но между поколениями — пропасть, разрыв. Что старшее поколение может предложить молодому? Прежние представления о жизни не воспринимаются всерьез молодыми ребятами — они другие, и мир изменился. Они ищут новые и пробуют их на себе с единственной целью — получать удовольствие от жизни.

Здесь, в «Школе», все плюют на всех, а на учителей — бравируя. Здесь травят одноклассников, ранжируются, приобретают вредные привычки, пробуют наркотики, ненавидят, завидуют, занимаются сексом — радуются жизни самыми доступными способами, очень увлеченно, особенно по части ненависти.

Очень внятно выражено состояние Ани Носовой, одного из ключевых персонажей сериала. На ее примере разрыв между поколениями показан особенно острым: родные хотят что-то сделать, но не могут, не понимают, в чем проблема.

У Ани — двойной верх: звук и зрение. Она депрессивна и истерична, ее образ отражает внутренние переживания многих подростков со звуковым вектором. В сериале есть эпизод, где Аня спрашивает учителя по химии: «Скажите, а жизнь всегда такое дерьмо или только в этом возрасте?» И хотя любой зритель видит, что у нее есть повод задать такой вопрос — есть обстоятельства напряженных отношений со сверстниками, кто-то может догадаться: не в обстоятельствах дело.

Дело в коллективном состоянии звукового вектора: такие ощущения, такие состояния возникают в звуковом желании, когда оно остается внутри, не приходит ни к одной из возможных в нем форм интереса, увлеченности, когда оно не вынесено наружу.

В одной из серий Аня «шутит» над одноклассниками: угрожая бутафорским автоматом, приказывает всем стать к стене. Так НЕ шутят анальные звуковики, такие как Андерс Брейвик и Дмитрий Виноградов. У таких звуковиков, какой показана Носова, ширится ощущение собственной единственности вплоть до полной потери связи с другими людьми. Для примера, о том, как могли бы развиваться события, можно почитать практически о любом из случаев школьного террора. Например, о случае в школе Колумбайн.

Персонаж бесцеремонного Ильи Епифанова явно претендует на уретральный вектор, но недотягивает — образу не хватает точности в деталях. В любом другом векторе вкус к жизни снаружи нарабатывается, уретральнику он дан от рождения. Такой Илья Епифанов мог бы быть человеком, влюбленным в жизнь без полумер. В целом же мы видим всего лишь нарушителя спокойствия, хотя и симпатичного русскому человеку.

Прекрасно проработаны персонажи Сони и Веры. Обе очень хорошие анально-зрительные девочки. Через них показана проблема адаптации детей с анальным вектором, особенно через Веру. Для нее недостаток причастности к общей возне, обостренный давлением матери (благими намерениями), оказывается настолько острым, что в конце концов она отказывается сделать последние несколько шагов к золотой медали, хотя для людей ее склада это символ состоятельности, как для кого-то — «бумер» или «мерин».

Наверное, самый узнаваемый и в каком-то смысле даже стереотипный образ сериала — кожно-зрительная Оля Будилова. Если Вера хотела быть ближе к центру событий, то Оля и есть центр всего происходящего (даже если где-то случайно не попала в кадр).

Истеричная Оля Будилова замыкает всех на себя, она хочет быть в центре внимания. Другая Оля Будилова — чувственная, эмоционально вовлеченная, могла бы быть музой: где она — там все приходит в движение. И если другая Оля находит волнующим не ночной клуб, а поэтический вечер, то у поэзии есть шанс.

 

Счастье даром, или любовь без запары

Для человека, реализованного в профессии режиссера, очень необычно наличие мазохистских тенденций в коже и сильной доли страха в зрении.

Но достаточно вспомнить внешний вид Валерии или казус с публичным оголением Полякова на премьере «Энтропии». А можно упомянуть и участие в шоу «Битва экстрасенсов», особенно тот эпизод, где Валерии делают татуировку («Ой, больно, там кость»), после которого она идет к экстрасенсу Мохсену на приватный разговор.

Правда, то, как Валерия проявила себя при участии в шоу, имеет отношение скорее не к эпатажному поведению, а к неоформленной эмоциональности, допускающей выхолащивание в эйфорических раскачках.

Обычно в системно-векторной психологии для простоты мы обозначаем состояние человека кратко: «развит — не развит», «реализован» или «не реализован», «полный любви», «в страхах», «в архетипе» и так далее. Но вот состояние Валерии обозначить так коротко не получается.

Как же она может быть таким талантливым режиссером при таких страхах? Какие-то свойства развиты больше, какие-то меньше. Но есть еще и темперамент. Когда желание, сконцентрированное в одном комочке человеческого тела, прет несмотря ни на что, просто потому, что не может не переть. Прет, потому что человек — это и есть желание, и хотеть — это и значит жить.

Когда нам что-то надо от жизни и мы закатываем рукава и принимаемся за работу, у нас нет нехваток, пустот — вовлеченные, мы думаем о деле, а не о неудачно сложившейся жизни. Но когда они есть, то, выходя наружу, реализуя себя, неизменно выносим наружу и нехватки тоже, их в первую очередь, никак не можем понять: «Где же здесь я?»

Современная российская реальность кричит нам: «Нафига козе баян, будь умнее, своя рубашка ближе к телу!» Или, другими словами: «Наплюй на все, живешь один раз, живи для себя». Но отчего-то выясняется, что мы не можем жить так, что чем больше сбрасываем с себя «лишний груз», тем только хуже.

 

Особое видение

В интервью Ксении Собчак Валерия говорит, что вкладывает в свои картины эмоциональный опыт, а потом кинокритики рассказывают ей, о чем она сняла фильм.

Творческий потенциал, которым, несомненно, одарена Германика, формируется в зрительном векторе, через периферию зрения. Его выражение минует критику сознания, бессмысленно спрашивать Валерию о том, почему тот или другой персонаж поступил так, а не иначе, ее представления на этот счет будут иметь мало общего с действительностью.

Эмоционально значимые вещи зрительники готовы откушивать глазами с утра и до вечера. Наслаждение, которое они получают при этом, называется словом «красиво». Есть красота, доступная всем, — красота формы и цвета.

Красота чувств доступна не всем, но некоторые зрительники способны растворяться в чувствах других людей — вовлекаться эмоционально до самозабвения. В смысловой вертикали зрительного вектора такое состояние называется любовью. Из него берет свое начало творческий потенциал — способность отличать некую правду жизни, догадываться о внутренних, скрытых от человека в бессознательном силах — силах человеческих желаний через внешнее — эмоциональное — их проявление. Творческое же их выражение требует навыков, которых у человека может и не быть. У Валерии они есть.

Нехватка эмоциональной вовлеченности или ее неокончательность — это внутреннее состояние зрительного вектора, которое в системно-векторной психологии называется страхом, так как противоположное любви состояние концентрируется в переживании ужаса смерти.

Когда зрительная эмоциональность в той или другой степени реализует себя через страх, выхолащивание чувств дает избавление от дискомфорта страха смерти — бессознательного или ощущаемого явно. Качественнее всего чувственное напряжение снимает смех, но есть и другие способы — эпатаж, истерика (желательно публичная)…

Правда, тогда у зрительников закономерно возникают другие состояния — ощущение опустошенности, тоска, тем более тяжелая, чем больше чувства было выхолощено, сожжено в огнях веселья карнавальной ночи.

Для реализации таких работ, которые создает Германика, нужен сильный заряд чувства. Перед зрителями же Валерия предстает совершенно в другом состоянии, в другом виде, и это оставляет место для заблуждения — как если владелец очень крупного и надежного банка на публике разговаривал бы на воровском жаргоне.

 

Кино о любви

Как заметил кто-то из критиков, в «Школе», как и в фильме «Все умрут, а я останусь», показана проблема, но не ее решение. Валерией очень внятно и точно показано внутреннее состояние, но не выход наружу — туда, где людям действительно что-то нужно, где люди хотят брать на себя ответственность, хотят что-то склеивать, создавать, строить.

В 2012 году на экраны вышел сериал Валерии Гай Германики «Краткий курс счастливой жизни», не такой скандальный, но все равно выделяющийся среди работ того же жанра. Как говорит сама Валерия, главной темой ее творчества является любовь.

И в этом сериале, который рассказывает о жизни кожно-зрительных женщин в большом городе, так же много системного. И главная героиня, которую безупречно сыграла Светлана Ходченкова, и ее подруги, почти идеально подобранные по векторам актрисы. А чего стоит серия с маньяком, который душит девушек. Здесь перед глазами пробегает весь сценарий кожно-зрительной самки, бегущей ночью через лесопосадку, дабы «срезать путь», и ее убийцы-душителя.

В мировых произведениях культуры и искусства много сказано о любви в самом широком смысле этого слова — начиная от стремления выжить любой ценой, заканчивая гуманистическими идеями и любовью к идеалам, идеям. Через эти произведения любовью к жизни проникались многие поколения.

Так, в «Педагогической поэме» Антона Макаренко рассказывается о том, как влюбляются в жизнь молодые ребята, как из беспризорников вырастают сильные гордые люди. Хотя дух этого произведения понятен и сегодня, для современного человека оно, как и многие другие, мало соотносится с действительностью.

Сегодня же справедливо будет поставить вопрос о том, способны ли наши режиссеры и писатели предложить амбициям и ожиданиям молодого поколения выход, совместимый с жизнью общества. Пока этот вопрос остается открытым. И Системно-векторная психология Юрия Бурлана предлагает системный подход к постановке фильмов и созданию литературных произведений. Зарегистрироваться на бесплатные онлайн-лекции по системно-векторной психологии можно по ссылке: http://www.yburlan.ru/training

Автор публикации: Виктор ЮРЧИК, IT-специалист.
Статья написана по материалам тренингов по cистемно-векторной психологии Юрия Бурлана.
Уже идут 19142 человек

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

27 октября

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

Уже идут 19142 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
27 октября

Состоится Бесплатный тренинг по психологии

Уже идут 19142человек

До начала тренинга осталось:

14 дн. 10 : 59 : 19

Читать по теме:

Комментарии 9

Отправить комментарий


Виктор - главный посыл современным кинематографистам - доступным языком МОЛОДЫХ донести и показать - так как же все-таки следует "выносить наружу" все эти звуковые и зрительные состояния - чтобы раскачек и депрессий у вас, детки, не было - нужно....и тра-та-та!!! Вот и все...вопрос в том, захочет ли сама Германика поучиться СВП с тем, чтобы в итоге донести то, что она пока только "видит и слышит" вокруг себя, но не понимает...)))...Отошлите ей кого нибудь разумного из команды!!!)))...

Наталья Власова 1 27 января 2014 в 22:01

Ответы на вопросы, которые задаёт Валерия, может дать только системно-векторная психология. Пока смотрела фильм, узнавала свои состояния, которые испытывала в своей школе. То же непонимание, но сейчас это уже вышло за все рамки запретов и неприязнь друг к другу бьёт через край. Дети не могут наполнить свои нехватки и пустоты, а родители ничем не могут им в этом помочь, кроме того, что наложить очередной запрет или усадить поесть. Всё, это максимум.

Ashhen Gudkova 27 января 2014 в 22:01

Очень интересно описаны тонкие нюансы в состояниях зрительного вектора. Растерянность родителей, растерянность подростков... Понравилась сама постановка вопросов, которая задает верное направление мысли,осознание существующего положения и сейчас есть инструмент, с помощью которого возможно найти выход.

Светлана Цилюрик 1 27 января 2014 в 22:01

Статья очень понравилась, содержание интересное, также как и системный разбор. К сожалению, из всех работ В.Германики видела лишь "Все умрут, а я останусь", а остальные захотелось посмотреть непременно, именно из-за яркого описания автором многих героев и самих сюжетов, чтобы оценить самостоятельно творчество молодой и талантливой Валерии.

Евгений Брежнев 1 27 января 2014 в 11:01

Сегодня психическое молодого поколения возросло многократно, это видимо, наблюдаемо, ощущается, поэтому их проблемы, нового поколения тинэйджеров, нами не понимаемы и для тех кто не знаком с системно-векторным психоанализом, кажется чем то из ряда вон выходящим, поэтому фильмы Валерии, так близки по духу времени и имеют такой резонанс, взрослые например предпочитают даже не смотреть эти фильмы, правда открывающаяся там кажется пронизывающе истеричной, режет своей жестокой ироничностью, не хочется даже в это верить. Но от жизни так не спрячешься, выключил кнопку около экрана и словно вычеркнул, выходя в мир сталкиваешься с такими проявлениями везде, словно фильм продолжается.

Elena Shapoval 27 января 2014 в 09:01

Что мы можем дать подрастающему поколению в современных условиях, если сами дезориентированы во всем? Какой наш опыт может помочь им жить наполненной жизнью, а, значит, счастливой? Какова у нас самих сейчас есть система ценностей? Цитирую автора: "Показанное Валерией — это реальное состояние современного молодого поколения. Через своих героев Валерия оголяет наш общий страх. Как уберечь своих детей? Как сделать, чтобы «мое чадо» не спилось, не село ни в тюрьму, ни на иглу?" Если сами мы проживаем нашу жизнь в страхах, обидах, злости, неприязни, разве можем мы для своих детей обеспечить самое важное для их нормального развития и последующей нормальной социальной адаптации - ощущение безопасности и защищенности? Статья порождает массу вопросов ко всем взрослым, без исключения...

Наталья Красуля 27 января 2014 в 08:01

"...справедливо будет поставить вопрос о том, способны ли наши режиссеры и писатели предложить амбициям и ожиданиям молодого поколения выход, совместимый с жизнью общества. Пока этот вопрос остается открытым." Уверена, что многие готовы воплотить в жизнь свои идеи в мире кинематографа. Именно тренинги по системно-векторной психологии раскрывают таланты в людях. Понимая своё место в жизни, помогая другим осознавать глубину нашего существования, такие талантливейшие мастера, как Германика, дадут новую жизнь понятию - "кино" .

Наталья Красуля 27 января 2014 в 08:01

"... человек — это и есть желание, и хотеть — это и значит жить..." - просто о главном. Статья просто шикарная! Виктор, на цитаты можно разобрать, спасибо!

Анастасия М. 27 января 2014 в 03:01

Какая статья! На одном дыхании! Очень тонкие смыслы открыты, особенно я была поражена анализом личнисти Валерии - ведь действительно, так уже привыкли к усредненным обозначениям состояний - неразвит, нереализован... говорим это как само собой, порой ничего конкретного даже не определяя... а ведь и  здесь сколько бесконечных оттенков заключено...  И это здорово, что можно все точнее складывать паззл из все более мелких деталей, всегда будет оставаться место для более точного понимания!