Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?

Помните, мы говорили: верхние вектора понижают влечение. Чуть-чуть, смотря какой: звук в большей степени, обоняние потом, потом зрение, потом оральность. Чуть понижают, но придают нашей сексуальности особые формы эротизма. Оральность – благодаря оральной эротике, обоняние через запахи, звук через низкие тембры. А зрение – через зрительный романтизм, который первично выражен в полумраке, свечах, красном освещении. Мы знаем почему – чуть-чуть притупляется способность видеть, и возбуждается эмоциональность. На самом деле, это страх, он оживляет наши эмоции, мы чувствуем себя более возбужденно, более приятно.

 

Каким ещё образом зрение оказывает сильнейшее влияние на нашу сексуальность кроме понижения ее? Мы – люди с прикрытыми гениталиями, мы ограничены в первичных позывах на секс и убийство, мы рождённые в трусах. Это одно из наших важнейших внешних отличий от животного мира. Вы думаете почему? Это что, обряд у нас, трусы носить? Нет. С трёх лет мы чувствуем, что нам стыдно без трусов – это внешний стыд. Внутренний стыд – это потеря права на поклёвку у мальчика и потеря права на мужа и т.д. у девочки (оговорили её и намазали ворота дёгтем). А внешний стыд – это стыдно, когда видно, это ограничение первичных позывов кожей на секс и убийство. А зрение, без трусов рождённое, антисекс и антиубийство, не прикрытое.

Когда это нормальное зрение, кожа со зрением, то это в чистом виде без трусов. Нам, девочкам, ходить в трусах стыдно, неудобно, ещё, кстати, очень неприятно, потому что культура, которую мы создаём, нас заставляет носить трусы, а то так бы и ходили. Для кожно-зрительного мальчика это то же самое, кстати, – дефилировать голым. Но кожно-зрительные девочки больше склонны демонстрировать себя, а мальчики – подглядывать. Хотя может быть и так, и так, но это как тенденция.

А вот анально-зрительному мальчику как быть, а? С одной стороны, мы мужчины, не какие-нибудь кожно-зрительные мальчики (по-анальному). Но анальность получает обратный знак, то есть напряжение в первичных позывах, внутри себя – это создаёт интеллигенцию. Но когда-нибудь потом. А пока это лишает меня права на поклёвку, это идиотское зрение: слёзы близко стоят и т.д. Но в этом напряжении, со своими золотыми руками, золотой головой, золотым сечением в глазах мы создаём украшения, обрабатываем каменья, метим девочку бусиками. И постепенно, тысячелетие за тысячелетием, сначала это были очень редкие особи, нарабатываем культурное право на поклёвку. Мы всегда востребованы на самом верху иерархии, всегда при дворе переписчиками книг, писарями при штабе, сегодня начальниками клубов художественной самодеятельности в войсковых частях.

Наши золотые руки, наша золотая голова всегда востребованы, но у нас внутреннее противоречие – трусы и без трусов, сильнейшее напряжение. Анальный вектор рожден прикрытым, это же не кожа со зрением в чистом виде без трусов, потому что кожный запрет превращается в свою полную противоположность – идеальную противоположность – со зрением. Помните? Кожа и зрение дают знак противоположности – антимера. Это в чистом виде вуайеристы, эксгибиционисты, подглядывающие, демонстрирующие и т.д. А анальный со зрением – нет! Это большое внутреннее напряжение.

В этом напряжении система очень сильно развивается, даёт прекрасное зрение анальным мальчикам. Кстати, по сей день развитое зрение у мальчиков есть, только если снизу анальный вектор. Иначе нет, кожно-зрительный, даже на самом высоком уровне, когда он играет на гитаре, танцует или актёрствует, даже тогда нет. Нужен анальный вектор, он древний, он старый, он отработан. Всё искусство нами создано, анально-зрительными. Всё! От первого обработанного камушка до великих полотен великих мастеров.

Именно у нас степени внутренней прикрытости и зрительной внутренней неприкрытости создают напряжение и способность воздействовать своим творчеством на сексуальный атрибут, которым является одежда. Мода, кутюрье... Одежда разной степени прикрытости – это сексуальный атрибут. Для кого? Для тех, кто понимает на отличиях противоположностей эту степень прикрытости. Противоположностью является только зрение (без трусов), остальные в трусах. И вот в этой степени прикрытости с трусами или без трусов мы находим возбуждающие, эротические виды кройки разной степени прикрытости. Вся мода, все от кутюр на этом построена. Ну, и там, где анально-зрительный мальчик, всегда рядом кожно-зрительная девочка – это всегда вдвоём. Она будет эти «беструсы» демонстрировать, эти степени, этот атрибут, сексуальный атрибут. Мода, одежда – она будет это демонстрировать рядом с анальником.

Я никогда не был на знаменитом ювелирном заводе Питерском, Ленинградском. Но я предполагаю на 100%, что руками там работают исключительно анально-зрительные ювелиры, мастера, те, кто создают модели, те, кто создают изделия. Исключительно! Мы, анально-зрительные, начинаем завоёвывать культурное право на поклёвку (не природное, как у любого другого нормального человека, а культурное) только благодаря созданию ранних ювелирных изделий как метки для кожно-зрительной ранговой самки.

Брильянты для нас, кожно-зрительных девочек, - это первое право на поклёвку, это абсолютное обеспечение. Девочка – это потребность к обеспечению. Девочка создана для обеспечения. Чем? Эякулятом, мамонтом, потом когда-нибудь Господом Богом. И кожно-зрительную девочку, самку вождя, метят дивными каменьями. Купите анально-зрительной девочке бусики – она положит их в шкатулочку. Она вам скажет: «Ну, зачем ты, Васенька? Лучше бы на детей потратили. Лучше бы занавесочки новые купили в дом». Положит в шкатулочку, иногда будет открывать смотреть и закрывать. А кожно-зрительной бусики обязательны – это её состояние равновесия, это её право на поклёвку, это её обеспечение. Нам, анально-зрительным, они не нужны, у нас муж есть – любимый, золотой муж. Он плохо себя чувствует, он придурок, он пьяница, он вообще ничего, но муж. Жалко его, будем сидеть с ним всю жизнь. У нас иллюзия обеспечения – какой бы он ни был, он рядом. Алкоголик подзаборный – обеспечение рядом. А у кожно-зрительной мужа нет. Кто обеспечивает её сегодня? Вася. А завтра Петя. А послезавтра, если их поубивает всех? Бусики – это моя гарантия, метка самки вождя. Это её пенсионная книжка!

Некоторые мальчики тоже очень любят бусики с бриллиантами, когда очень сильный зрительный страх. Я имею в виду не только мальчиков, которые вставляют в уши серьги. Генеральские мундиры тоже – сверхстресс. Они же все в Германии проходили сверхстресс, понимая, куда всё идёт, в гибель. Гитлер превращался в клоуна по-оральному, истерики зрительные случались. А Геринг держал в кармане горсть бриллиантов без оправы, просто горсть каменьев. И всё время в кармане их перебирал и таким образом снимал стресс. Это очень известная вещь, психологически никогда не понятая. Это зрительный мальчик в страхе, в сверхстрахе, он снимал таким образом стресс. А для девочки это вообще естество.

Сегодня мы живём в сумасшедшем мире. Вот анальная девочка издевается над собой, у неё уже язва желудка, у неё уже торчат рёбра, а она всё хочет получить фигуру кожно-зрительной. Анальная девочка, которая без шерстяных трусов среди лета не выходит на улицу, уже тоже хочет как-то без трусов попробовать. Они же всюду, они же нас сводят с ума, кожно-зрительные девочки: экраны телевизора, печать, журналы. Всюду, всюду они, куда ни глянь. И им всё. А нам? Мы пытаемся внешне мимикрировать под них, не понимая, что даже если выйдет быть похожими на них, ничего не произойдёт, никакого удовольствия от жизни не будет. У нас другие желания. Мы думаем, что, мимикрируя под них, мы наполним собственные желания, и ошибаемся. Никогда.

Комментарии 0 Отправить комментарий