Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Фрида Кало – Роман с болью. Часть 1

Маленькая девочка, вынужденная из-за болезни долгими днями просиживать в одиночестве, придумала для себя другую Фриду, к которой «отправлялась» через нарисованную на запотевшем стекле дверь. Зрительная Фрида нуждалась в потребности отдавать и принимать любовь.

Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться.

FRIDA

По сути, здесь идет речь о двух художниках: Фриде Кало и Диего Ривере, которых разделить невозможно. Их судьбы прорастают одна из другой, так же, как их творчество... Сроднясь в земле, сплетясь ветвями...

Фрида родилась в 1907 году, однако во всех документах она ставила дату 1910. Делалось это не из женского кокетства, чтобы уменьшить свой возраст, а из уретрального желания быть ровесницей века — не календарного, а революционного. В 1910 году в Мексике произошла народная революция, и «все ее дети», как позднее скажет Фрида, оказались охвачены идеями нового, современного нарождающегося мира.

Желание быть причастной к политическим событиям, меняющим традиционный мышечный уклад в стране, к духу революции и ее идеалам, к движению вперед сохранится у нее на всю жизнь. Уретрально-звуковая связка векторов Фриды Кало будет толкать ее к «личной революции», к бесконечным звуковым поискам. Время от времени свои духовные пустоты она станет заполнять «новыми святыми» и революционными учениями Карла Маркса, Ленина, Сапаты, Троцкого, Мао и Сталина.

 

ФРИДА — ДЕРЕВЯННАЯ НОГА

Фрида никогда не отличалась крепким здоровьем. В шестилетнем возрасте, переболев полиомиелитом, она на всю жизнь осталась хромой. Тщательно скрывая свою тонкую, сухую правую ногу под длинными юбками народного индейского костюма, она носила их с особым шиком.

Позднее, оказавшись в холодном довоенном, недружелюбном, как ей казалось, Париже, этот «яркий цветок мексиканских прерий» даст целое направление в стиле одежды и даже свое имя для модной коллекции — «Мадам Ривера». Так неожиданно Фрида станет законодательницей моды, актуальной до сих пор, интересной и сегодняшним модельерам. А пока будущая мадам Ривера «формировала» свой стиль, заматывая больную сухую ногу платками, чтобы хоть как-то зрительно увеличить ее объем, вырабатывала у себя бойцовские качества, которые ей очень скоро понадобятся, и смело вступала в противодействие с уличной детворой, дразнящей ее Фрида — деревянная нога.

 

ФРИДА ПЕРВАЯ — ФРИДА ВТОРАЯ

Маленькая девочка, вынужденная из-за болезни долгими днями просиживать в одиночестве, придумала для себя другую Фриду, к которой «отправлялась» через нарисованную на запотевшем стекле дверь. Фрида, обладая от природы свойствами зрительного вектора, нуждалась в потребности отдавать и принимать любовь. Не находя среди своего окружения достойного объекта, она его выдумала. Эта нехватка трансформировалась у нее в детскую творческую фантазию, подсказывая ребенку необычные сюжеты, где фигурировала вторая Фрида, только здоровая, веселая, полная сил и движения. Настоящая Фрида, создав эмоциональную связь с придуманной, сохранит память о ней на всю жизнь. Игра и общение с воображаемой девочкой станут первыми картинами Фриды Кало, написанными в ее мечтательных фантазиях, получивших свое воспроизведение на холсте многими годами позже.

В тюрьме моей, где в скорбной тишине

Лишь вздохи раздаются одиноко

И цепь звенит, сдавив меня жестоко,

Я мучаюсь — и мучаюсь вдвойне.

Франсиско де Риоха

Фанатичная католичка-мать и отец-фотограф, которому недоставало своей кожно-зрительной музы и сына, — такими были родители Фриды Кало. Музу ему заменила Фрида, став не только его излюбленной фотомоделью, но и самой понимающей своего анального отца дочерью. На некоторых фото она позирует, переодевшись и причесавшись «под мальчика». После свадьбы с Диего Риверой костюм «мужская тройка» будет вытеснен восхитительными национальными мексиканскими нарядами, в которых Фрида запечатлена на своих картинах, фотографиях и редких кинолентах.

Европейцу Вильгельму Кало было не просто прижиться в Мексике с ее бурными политическими страстями, переворотами, бесконечными революциями, гражданской войной и строгой женой-пуританкой. Он — анально-зрительный фотограф-художник, всю жизнь тосковал по Европе, по ее культуре, австро-венгерскому быту, немецкой философии, боготворя Бетховена и Шопенгауэра. Страдая от собственной нереализованности, Вильгельм Кало научил Фриду видеть пестрый мексиканский быт как фиесту — во всех ее красках и звуках, во всех ее зрительных раскачках и страхах, которыми позднее наполнится жизнь художницы и которые она сумеет выплеснуть на полотна.

Маленькая Фрида, очень любившая отца, заботилась о нем всю жизнь. В 5–6 лет она была готова прийти на помощь, зная, что нужно делать, если у Вильгельма Кало прямо на улице начинался приступ эпилепсии. Некоторые биографы потом назовут этот ее детский опыт «репетицией судьбы».

Не сумев найти себя в творчестве, Вильгельм был счастлив, что Фрида реализовалась как личность, став одной из самых известных и самобытных художниц в мире. Она создала, пожалуй, самое большое количество автопортретов. Всего за годы ее творчества их создано более семидесяти. Странные люди эти критики, они упрекали Фриду Кало в нарциссизме. Как будто она, кроме собственного отражения в зеркале, прикрепленном под балдахином кровати (в которой художница провела большую часть своей жизни после тяжелых и бесполезных операций), кроме себя самой, могла видеть внешний мир. Кстати, популярный в 20–30-х термин «нарциссизм» заставил Фриду обратиться к психоанализу Зигмунда Фрейда.

А пока страстный уретральный темперамент, неудержимый нрав девушки влекут ее за пределы общепринятых условностей и религиозных догм, строго соблюдаемых ее матерью и жителями пригорода столицы Мехико. Фрида задыхается в родном городе, в семье, мечтая стать свободной, самостоятельной. Ее зрительный вектор требует смены картинок, а уретральный — пространственной экспансии, «открытия новых берегов». Она мечтает уехать куда-нибудь. Для начала, чтобы стать независимой финансово и получить профессию, Фрида предполагает изучать медицину. Из 2 тысяч учащихся в подготовительной школе было только 35 девушек, которым впервые (заслуга мексиканской революции) было позволено получить образование наравне с мужчинами. Это была одна из первых попыток Фриды к ранжированию.

Пока еще Фридину уретральную страсть к движению «за флажки» или хотя бы за пределы семьи сдерживают возрастные рамки, беспокойство за отца, человека не совсем здорового, очень ее любящего и отличавшего от остальных дочерей. Однако в скором времени на смену этим рамкам придут «пыточные» металлические оковы. «Я была пожизненно окольцована сталью», — скажет она на закате своих лет. Двадцать восемь ортопедических корсетов. По одному на каждый год ее сломанной жизни.

Судьба наносит восемнадцатилетней Фриде удар, от которого она так и не смогла оправиться, несмотря на ее фантастическую силу воли и живучесть. Собираясь стать врачом, Фрида оказалась сама пожизненным пациентом, изучая анатомию по собственному телу.

Вызывающе, по-кожно-зрительному демонстрирующая себя девушка оказалась жертвой тяжелейшей транспортной аварии, с многочисленными переломами костей и позвоночника, вывихами, травмами и сильными повреждениями детородных органов. Все это много лет спустя явилось причиной самопроизвольных прерываний беременностей и множества операций. Не случись с Фридой этой трагедии, привязавшей ее к кровати, «как птицу», не узнал бы мир о неповторимой мексиканской художнице-самородке Фриде Кало, чьи картины выставлены в самых известных музеях мира.

Часть 2. Ничей муж

Часть 3. Святая Белая Смерть

Автор публикации: Светлана ФРОНТЦЕК, системный психолог.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 35618 человек
16 октября
Уже идут 35618 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
16 октября
Уже идут 35618человек

До начала тренинга осталось:

14 дн. 10 : 59 : 19
Комментарии 8 Отправить комментарий
Лека Лендруп 16 декабря 2013 в 13:12

Еще раз перечитала, возник вопрос к тем, кто обвинял Фриду в нарцисизме: "как им такое могло в голову прийти?" "Уретральный нарцисизм"? Сума сойти!!! Это миллиарды кусочков всех нас, в себе одной, показывая только тем видимым, что с нею всегда - ее физическое тело - такое больное, несовершенное, разбитое, как вся ее стая, что есть душа свободная... И не в этой душе, быть просто узником железных оков, вырвалась и сделала оковы гимном свободы....

Swetlana Frontzek 07 сентября 2014 в 16:09

" кто обвинял Фриду в нарцисизме: "как им такое могло в голову прийти?" "Уретральный нарцисизм"?
Это нам с вами, после лекций по СВП понятно, кто такие "нарциссы". Тогда психология делала первые шаги, собственно, по сей день встречаются психологи, чьи оценки психотипов людей базируются на знаниях из прошлого века. Естественно, нас с вами удивляют, мягко говоря, такие ярлыки.

Ирина Каминская 16 августа 2013 в 09:08

Жить полноценной жизнью, творить, любить, стать законодательницей мод и всё это через мучения, которые и представить себе страшно... А какие мужчины были в её жизни! Жду продолжения с нетерпением, Светлана!

Swetlana Frontzek 07 сентября 2014 в 16:09

Цветок Мексики! Шокировала всю старушку Европу и Америку.

Луиза Древсхольт 15 августа 2013 в 20:08

Это удивительное жизнелюбие через сумасшедшие страдания тела с самого рождения, казалось, ее выталкивало из этого мира, а она цепко держалась, страдая и мучаясь до последнего. Последние слова ее в дневнике, понимаемы, как не хотела бы родиться вновь, если бы это было возможно. Перенесла все страдания до последнего мгновения, имея в себе такие два мощнейших вектора - звук и уретру и умела находить наслаждение жизнью, не ограниченной только болью тела. "Моя живопись несёт с этим сообщение боли."
Спасибо огромное, Светлана.

Swetlana Frontzek 07 сентября 2014 в 16:09

Уникальная женщина, сильная мощная, трагическая. Собственно, как все уретрально-звуковые личности.

Алия Абзгильдина 1 15 августа 2013 в 18:08

Светлана!очень ждем продолжения!!!!!!!!!!!!

Swetlana Frontzek 07 сентября 2014 в 15:09

Спасибо!