Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Отпусти нас, мама, мы уже взрослые

Быть взрослым — значит отдавать другим свою любовь, силы, время, не ожидая благодарности. А душа Риты так и осталась в детском ожидании получения. Ей казалось, что она отдавала себя без остатка, а по факту это была отдача в кредит. Под высокие проценты. Чем больше она делала, тем больше становился «долг». И то, что ей остались «должны» родители, Рита тоже переписала на детей. Ее изголодавшаяся душа надеялась однажды получить по всем счетам...

Я чувствую давление во всем своем теле, вязну в нем, как в зыбучем песке, и чем больше вырываюсь, тем погружаюсь глубже. Мечусь, сопротивляюсь, теряю силы и… просыпаюсь.

Сон повторяется в который раз. После тренинга я поняла, что это давление со стороны мамы, которая не в силах отпустить меня в мою жизнь. Невозможно идти вперед, что-то делать, жить, когда тебя держат мертвой хваткой.

Дорогая мама, я очень тебя люблю! Мне жаль, что в твоей жизни не все было так, как ты мечтала и надеялась. Я чувствую, как тебе страшно, больно, одиноко. Понимаю, что в тебе, во взрослой женщине с детьми и внуками, заперта маленькая девочка, которую такой же мертвой хваткой держит ее прошлое, ее неосознанные травмы, ее обиды и страхи.

Давай попробуем вместе разобраться с тем, что происходит.

Когда Мама была еще дочкой…

Рита сбежала из родительского дома сразу после школы. Не выпорхнула, расправив сильные крылья, готовая к самостоятельному полету сквозь ветра и бури, а именно сбежала. С обидой и болью. Без оглядки.

Рите постоянно приходилось отвечать за проказы и шалости малышей. Отец был строг, кто виноват, не разбирался, поэтому всегда доставалось ей как старшей. Мама сама боялась мужа, не перечила, детей под защиту не брала.

Рита чувствовала себя юной ласточкой, которую вместо пробных полетов заперли в курятнике и усадили на яйца. Не по возрасту, не по силам.

В шестнадцать лет Рита умело вела хозяйство и справлялась с маленькими братьями. Ей казалось, что она готова ко взрослой жизни. Но самостоятельность ограничивалась бытом. Во взрослом теле по-прежнему жила маленькая девочка, непонятая и недолюбленная.

Она пошла за первым, кто позвал. Пошла с намерением быть женой и матерью, жить свою жизнь.

Родители выбор Риты не признали. «Если выйдешь за него — ты нам больше не дочь!» Так, без благословения и светлых проводов во взрослое счастье, неокрепший птенец вывалился из гнезда навстречу большому миру.

Яблоко получает от яблоньки жизненные силы и падает лишь тогда, когда созреет, нальется соком, станет готовым прорасти новой жизнью.

Когда ребенок отделяется от семьи, не получив необходимой внутренней силы, не обретя настоящей психологической взрослости, он так и остается ребенком, требующим внимания к себе.

Рите казалось, что бежит она на свободу, а на самом деле это было бегство из семьи, где ей не хватило душевного тепла, поддержки, понимания. Отношения были разорваны, но свободной Рита не стала. Она понесла в жизнь тяжелое бремя — ощущение, что родители остались ей должны. Этот долг стал в ее душе зияющей дырой, которая требовала заполнения.

Отпусти нас, мама фото

Мама становится мамой…

Рита стала мамой двоих детей. Любовь и внимание, ощущение своей ценности и нужности она теперь черпала от них, пытаясь заполнить холодную пустоту внутри. Она жила своими малышами, прорастала в них, ее забота из года в год все больше напоминала стальное кольцо, сжимавшееся вокруг детей.

Первой стала задыхаться от материнской любви старшая дочь. Мама сделала ее своей «лучшей подружкой». Они делились друг с другом всем — мыслями, чувствами, секретами, порою даже слишком личными для матери с дочерью.

Рита держала девочку мягко, но крепко, была в курсе всех дел, контролировала каждый шаг. Поначалу это было естественно и комфортно, но взрослеющая дочь начала тяготиться чрезмерным присутствием мамы в своей жизни.

Животные учат свое потомство добывать пищу, помогают стать на ноги или научиться летать и… отпускают. Окрепнув и приобретя необходимые навыки, звери и птицы без страха и упрека уходят в свою жизнь, оставляют позади родное гнездо, берлогу или норку. Оставляют навсегда.

Движимый тем же законом, человеческий детеныш, взрослея, стремится покинуть родительский дом, чтобы развиваться дальше, идти своим путем.

Процесс отделения от родителей начинается очень рано и приносит детям радость от ощущения своих сил. Самому справиться с ложкой, одеться, прочитать первое слово, освоить ве́лик или компьютер — на каждом этапе свои достижения. Конечно, поначалу с помощью взрослых. Но когда ребенок чувствует, что может сам, что у него получается, он готов отпустить руку взрослого спокойно и радостно.

Процесс этот двусторонний: ребенок отпускает взрослого, взрослый — ребенка. Но бывает, что к отделению не готовы именно родители.

Рита была не готова. Она отчаянно держалась за дочь, пыталась привязать ее своей любовью, обязать к взаимности.

Быть взрослым — значит отдавать другим свою любовь, силы, время, не ожидая благодарности.

А душа Риты так и осталась в детском ожидании получения. Ей казалось, что она отдавала себя без остатка, а по факту это была отдача в кредит. Под высокие проценты. Чем больше она делала, тем больше становился «долг». И то, что ей остались «должны» родители, Рита тоже переписала на детей. Ее изголодавшаяся душа надеялась однажды получить по всем счетам.

Чем сильнее дети пытались отвоевать свое право на взросление и самостоятельность, тем интенсивнее Рита заботилась о них, решая проблемы, устраняя препятствия, забегая впереди дорожки.

Риту не остановило даже замужество дочери. Мама участвовала во всем — от выбора обручальных колец до туалетного ершика в квартире молодых, которую она сняла для них в соседнем подъезде. Рита давала советы, оплачивала счета, договаривалась, доставала мебель, клеила обои, готовила обеды.

Она вмешивалась в планирование беременности, присутствовала на родах, дневала и ночевала у колыбели внука и не понимала, почему отношения с дочерью стремительно портятся.

Сначала дочь попросила не приходить без предупреждения, потом сказала оставлять сумки с покупками перед дверью, начала хамить, запретила нянчить малыша — и однажды просто не пустила мать на порог.

Мама и дочь фото

Мир Риты рухнул. На боль души откликнулось тело — посыпались болячки, начались походы к врачам, лекарства, больницы. А «неблагодарная» дочь, завидев маму, переходила на другую сторону улицы, на телефонные звонки не отвечала, открытки и подарки отсылала обратно. Рита невыносимо страдала. Чтобы отвлечься, она стала больше работать и… переключилась на подросшего сына.

История повторилась. Рита мужественно шагала рядом с сыном, пока он искал себя в профессии и в личной жизни, переживала с ним несложившуюся любовь, опекала, наставляла, жила его жизнью.

Природа оказалась сильнее. Сын встретил женщину и сделал свой выбор. Как отчаянно ни цеплялась Рита за новую семейную лодку, маму оставили на берегу. Со всеми советами, деньгами и кастрюльками с горячим обедом.

Милая мамочка, благодаря системным знаниям я начала понимать всю глубину твоей боли. Мне удалось осознать, почему жизнь представлялась мне вязким болотом, почему все, за что я бралась, не приносило мне радости.

Просто в моей жизни не было меня. Все пространство заполняла ты. Такая хорошая, любящая и заботливая. Страх разочаровать тебя привел к тому, что я начала бояться жить. И чем больше боялась, тем больше ошибалась, тем чаще обращалась к твоей помощи, тем больше зависела от тебя.

Впервые я поняла, что задыхаюсь в твоей заботе, лишь когда сама стала мамой. А окончательно все сложилось уже на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. Ребята на форуме писали о своих обидах на родителей, описывали ужасные вещи, как их ругали и наказывали, как им недоставало внимания и помощи, а я только удивлялась, понимая, что это совсем не мой случай. «Моя мама святая, она все для меня делала. Получается, мне не за что на нее обижаться», — думала я и не могла найти объяснения тому раздражению, которое росло во мне с каждым днем.

Обида — это когда кажется, что все должны тебе. А вина — чувство, что должен ты. Ты столько делала для нас, что я постоянно чувствовала себя виноватой перед тобой, неблагодарной, недостаточно хорошей.

Эта вина расплющивала меня, не давала жить. Я чувствовала, что ты страдаешь. Ты жаловалась на то, что с папой у вас не все гладко, что тебе тяжело и терпишь его ты только ради нас. Это усиливало вину. Мне казалось, что я недостойна любви, радости семейной жизни, потому что тогда я буду счастливее тебя, а я ведь этого не заслуживаю!

Конечно, ты желала нам счастья! Но, похоже, тебе казалось, что сами мы не способны его построить. Может быть, потому, что у тебя это не совсем получилось. Ты бежала за счастьем, но обида на родителей была так велика, что темной тучей заволокла всю твою судьбу. Ты как будто всю жизнь доказывала им, как нужно любить детей и заботиться о них. И ждала, что когда-нибудь мы наконец вернем тебе всю любовь и заботу, которых так не хватило тебе.

Какое счастье, что я наконец осознала это! Поняла тебя, твои желания, твою боль.

Мы очень любим тебя, мама! И будем заботиться о тебе. Не потому, что должны. А потому, что хотим. Хотим, чтобы ты улыбалась, чтобы чувствовала себя в безопасности, чтобы жила с ощущением, что все было не зря.

Мама становится мамой фото

«…Говорят, словом можно убить. Мне кажется, умертвить можно и безмолвием. Одними только намерениями.

Вы бы видели, какая она была... Потухшая, вялая, больная, скрюченная пятидесятилетняя старуха. Она выглядела так, как будто доживала свои последние дни.

Во время тренинга я как-то прониклась к ней, начала с ней общаться. Нелегко было начать. Я даже не знала, с чего начать. Но я чувствовала важность это сделать и потихоньку начала.

Я очень старалась перестать видеть в ней маму, на которую я обижаюсь. А постараться увидеть женщину. Вот такую, с теми-то свойствами, с такими-то положительными качествами, с такими-то иррациональными поведенческими паттернами, которые о многом могут рассказать про то время, когда она сама только росла. Так, со стороны.

И прониклась к ней такой жалостью. Я начала видеть, как она несчастлива, как она разбита. И я еще только масло в огонь подливаю своим отношением. Она же еще и чувствовала себя ненужной, после всего, что для меня сделала. Вырастила меня! Это что, мало? Это такой труд. Это требует такой самоотдачи!

Каждый эгоистичен и хочет для себя. А тут ребенок. Не собачка и не кошечка. И не на год или два, а на шестнадцать лет минимум. Да это героизм!

И все одна. Родителей не было, их очень рано не стало. У нее не было никогда полноценных душевных отношений. Никакой поддержки. Только насилие со стороны мужей и претензии со стороны детей. Мне так захотелось, чтобы она знала, как я благодарна ей за все.

Ни у одной матери нет намеренного желания навредить своему ребенку. Ну это же абсурд.

Я с ней очень сблизилась. Ей это очень приятно, я вижу. Она очень изменилась. И изменения эти очень позитивные.

У нее перестала болеть спина. Она же еле ходила. А сейчас скачет как лань. Помолодела как будто. Такое приятное, светлое лицо. Даже морщин меньше стало. И стала как-то мягче, что ли.

У нее и личная жизнь наладилась…»

Анастасия Морозова, преподаватель английского языка, Балашиха

«…Если вспоминать мою жизнь до тренинга, то в плане отношений с родителями она точно была полным кошмаром. Постоянные ссоры, моя борьба с материнской гиперопекой, периодически переходящая в активную фазу и доходящая чуть ли не до драк...

Все это не могло оставить приятного впечатления от настоящего и ожиданий от будущего. Мне постоянно хотелось сбежать из дома, я всеми возможными и невозможными способами доказывал маме, что уже взрослый, что иногда доходило до полного абсурда и приводило к разрушению семейных вещей или финансовым проблемам. После тренинга мне удалось услышать мать, увидеть ее страхи воочию, понять, в каких моментах и почему она переносит их на меня, и научиться взаимодействовать с ней так, чтобы не возникало больше ссор и разногласий…»

Егор Коктыш, Санкт-Петербург

«…Буквально сегодня обнаружила еще один результат — мамина гиперопека кажется смешной и забавной, не раздражает... а раньше, бывало, до белого каления доводила! И ведь всегда понимала, что она старается как лучше, переживает за меня... но порой это бесило просо до жути! А теперь — нет!…»

Автор публикации: Наталия Димент
Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»
Уже идут 29889 человек

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

19 декабря

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

Уже идут 29889 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
19 декабря

Состоится Бесплатный тренинг по психологии

Уже идут 29889человек

До начала тренинга осталось:

Комментарии 0
 
 
 
 
Войти
С помощью социальных сетей:
facebook.com
В контакте
Google+
Одноклассники
Mail.ru
X