Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

А. С. Пушкин. Натали: «Участь моя решена. Я женюсь». Часть 8

M-lle NN, таинственная, роковая и прекрасная жена Пушкина. Кто она? Какую роль сыграла в жизни поэта Наталья Николаевна Гончарова? Посмотрим изнутри психического.

Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 - Часть 4 - Часть 5 - Часть 6 - Часть 7

В письмах друзьям А. С. Пушкин объясняет свое намерение вступить в брак так, будто пытается убедить себя самого: «Все, что бы ты мог сказать мне в пользу холостой жизни и противу женитьбы, все уже мною передумано», — пишет Пушкин Н. И. Кривцову. — Я хладнокровно взвесил выгоды и невыгоды состояния, мною избираемого. Молодость моя прошла шумно и бесплодно. До сих пор я жил иначе, как обыкновенно живут. Счастья мне не было... В тридцать лет люди обыкновенно женятся — я поступаю как люди и, вероятно, не буду в том раскаиваться. К тому же я женюсь без упоения, без ребяческого очарования. Будущность является мне не в розах, но в строгой наготе своей...»

А. С. делает предложения руки и сердца последовательно Софии Пушкиной, Анне Олениной, Екатерине Ушаковой, Наталье Гончаровой. Всюду отказ, мать Гончаровой не ответила ни да, ни нет. Решение о браке принимают родители. Политически неблагонадежный, небогатый поэт — жених весьма сомнительный.

Вокруг Пушкина всегда было много женщин, красивых, умных, образованных, блестящих. Уретральный вожак редко встречал серьезное сопротивление своей страсти. Цыганка ли, калмычка ли, великосветская надменная красавица или крестьянская красна девица — Пушкин щедро отдавал себя по нехваткам. Иногда, как на пути в Арзрум в калмыцкой кибитке, случалось и получить по голове балалайкой, но, как правило, отношения возникали по взаимному согласию.

Менее чем за год до женитьбы Пушкин писал: «Я больше всего на свете боюсь порядочных женщин и возвышенных чувств. Да здравствуют гризетки, это и короче, и гораздо удобнее!» Уретральное либидо, направленное на отдачу эякулята любой самке, способной родить, тяготеет к кожно-зрительной ранговой, не предназначенной природой для продолжения рода. Это закон психического бессознательного, которое безошибочно, человек же может ошибаться, иногда он даже «обманываться рад».

 

Чистейшей прелести чистейший образец

Москва традиционно ярмарка невест. Здесь зимой 1829 года на балу в доме Кологривовых на Тверском бульваре А. С. Пушкин впервые увидал Н. Н. Гончарову. Ей 16, ему 30; она высокая, статная красавица, он некрасив и невысок; она никому не известная дебютантка, он первый поэт России. Пушкин совершенно очарован красотой Натали, как шутили друзья, «огончарован». 6 апреля 1830 года он делает предложение семейству Н. Н., которое было принято. Больше года упорного устройства свадьбы, и вот «Карс взят», Наталья Николаевна становится Пушкиной. Кому пожертвовал А. С. Пушкин «беспечной прихотливой независимостью, роскошными привычками, странствиями без цели, уединением и непостоянством», то есть всем тем, что составляло суть уретрально-звукового не смешиваемого единства его личности? Попробуем понять, кем была Наталья Гончарова изнутри психического.

Детство Наташи (Таши) Гончаровой в поместье обожавшего ее деда было безоблачным. Красивую малышку баловали и наряжали, как куклу, в ее распоряжении был целый парк на берегу реки, где она каталась на пони. Девочку учили грамоте, счету, французскому языку. Рай закончился, когда мать забрала дочь к себе в Москву для получения традиционного в то время домашнего образования. Учителя были приглашены самые лучшие, однако не только счастья, но и базового чувства безопасности в родительском доме Наталья Николаевна не ощущала.

В самом строгом монастыре послушниц не держали в таком слепом подчинении, как сестер Гончаровых (В. Вересаев).

Властная и сумасбродная мать растила детей в слепом повиновении и богобоязни, нередко «бивала по щекам», за малейшую провинность жестоко наказывала: нужно было стоять на коленях в темном углу специальной молельни. Даже болея, Наташа не слышала от матери слов ободрения, только внушения, что болезнь — божья кара за грехи. Нехватка любви матери была мучительной, страх стал верным спутником Таши, а исполнение чужих желаний — привычной платой за спокойствие.

Сохранившиеся ученические тетради свидетельствуют о том, что училась девочка хорошо, даже писала стихи. Наталья Гончарова была искусной рукодельницей, прекрасной танцовщицей, великолепно держалась в седле. Постоянный террор со стороны матери сформировал в маленькой Таше особый вид послушания — замешанный на боязни привлечь к себе ее внимание и вызвать гнев. Страх перед матерью был так велик, что когда к ней посватался Пушкин, девушка не смела выйти к жениху без разрешения, сама же будущая теща вальяжно принимала А. С. в постели. Первый год супружества мать заставляла Наталью писать Пушкину в письмах колкости и чтобы он соблюдал посты и молился богу. А. С. скоро пресек эти глупости.

Владея двумя тысячами крепостных, Н. И. постоянно нуждалась в деньгах. Бывало, что у дочерей не имелось пары сносных туфель. Жадная, фанатично религиозная, деспотичная, не терпящая никаких возражений Наталья Ивановна была кое-как усмирена только Пушкиным, которого по-своему полюбила. Отец Натальи Николаевны, человек слабохарактерный, а в зрелые годы и душевно больной, крепко пил и становился буен, оттого был выселен женой во флигель и в жизни семьи участия не принимал.

В такой жесткой атмосфере дети Гончаровых сильно сплотились. Наталья Николаевна любила своих сестер Екатерину и Александру. Уже в замужестве при первой же возможности организовала их переезд в Петербург, чтобы избавить от вконец опустившейся матери. Вопреки возражениям А. С. Наталья Николаевна поселила девушек у себя, видимо, так сильна была нехватка эмоциональной зрительной связи, установленной со старшими сестрами с детских лет. Ей хотелось устроить их судьбу, ведь пока им приходилось влачить безрадостное существование рядом с матерью, сама она чуть ли не ежедневно посещала светские рауты. Даже перманентная беременность не мешала Н. Н. блистать на балах и быть неизменным украшением высшего общества.

«Брюхатость» (слово Пушкина) никак не отражалась на удивительной стройности его «женки». Когда во время одного из балов у Н. Н. случился выкидыш, Пушкин резюмировал кратко: допрыгалась. Едва придя в себя, Натали снова танцевала. Благодаря замужеству, перед юной Пушкиной вдруг распахнулись двери в мир высшего света, и она будто брала реванш за нехватки прежней убогой жизни под материнским гнетом. Свет с распростертыми объятиями принял новую Психею. Всеобщие восторги не могли не льстить молодой красавице.

На вид она была сдержанна до холодности и мало вообще говорила (В. А. Соллогуб).

С детства Таша училась сдерживать свои эмоции, а чувства доверяла только самым близким или никому. Понятно, что мало знавшим ее людям Гончарова казалась холодной и бездушной красавицей, у которой «немного ума и даже, кажется, мало воображения». Писем Гончаровой к Пушкину сохранилось от силы два-три: о детях, о хозяйстве, ни слова о себе. В воспоминаниях современников мы находим лишь описания пленительной внешности жены Пушкина: «гул восхищения прокатился по гостиной», «поэтическая красота госпожи Пушкиной проникает до самого сердца», «она соединяла в себе законченность классически правильных черт и стана, ростом высокая с баснословно тонкой тальей при роскошно развитых плечах и груди, ее маленькая головка, как лилия на стебле, колыхалась и грациозно поворачивалась на тонкой шее».

Кожно-зрительная связка ранговой самки вождя притягивала к ней восторженные взгляды всех: от тринадцатилетнего Петеньки Бутурлина до императора Николая. Вздыхать по Пушкиной стало модой даже среди тех, кто никогда ее не видел! Отчасти здесь, конечно же, играла роль магия имени первого поэта, а на уровне бессознательного то, что она была избрана уретральным вождем. Любовь Пушкина к жене была безграничной.

Пушкина восхищало в жене умение себя держать, «все в ней было, что называется comme il faut». Прежние подруги поэта были другими. Не случайно Натали получила от жениха прозвище Карс по названию неприступной турецкой крепости, которую Пушкин непременно должен был взять вопреки «маменьке Карса», стараниями которой свадьба не раз висела на волоске. Корни этого comme il faut лежали в запретах ханжи-матери на лишнее слово, жест, взгляд. Основу образования составляло «тщательное изучение танцев и знание французского языка». Для удачного замужества этого считалось довольно.

Графиня Финкельмон одна поразилась «страдальческим выражением лба» молодой Пушкиной. «У Пушкина видны все порывы страстей, у жены вся меланхолия отречения от себя». Вот, пожалуй, и все, что хоть как-то намекает на внутреннюю жизнь первой красавицы, кожно-зрительной девочки в страхе, выданной замуж за уретрального звуковика, на равных беседовавшего с царем и дворней, плевавшего на службу, любителя баталий и женщин — поэта Александра Пушкина.

Я пьяный на девичнике Пушкина говорил вам о том, но вы были так пьяны, что навряд ли это помните (Денис Давыдов — Н. М. Языкову).

Семейная жизнь с Пушкиным не была для Натальи Николаевны раем. Свадьба не изменила базовых желаний уретрального поэта. К венчанию Пушкин явился изрядно навеселе после мальчишника (по сути — «девичника»), продолжавшегося всю ночь. Упавшее во время венчания Евангелие, погасшая свеча и чуть было не опустившийся на голову поэта венец имеют, кроме распространенного эзотерического (все дурные знаки!), вполне прозаический смысл.

Наутро после свадьбы новобрачный снова ушел к друзьям, где пробыл до обеда. В незнакомом доме молодая жена горько рыдала среди чужих людей. А. С. мог запросто «ушедши гулять, возвратиться домой на третьи сутки». Если добавить сюда постоянную нужду в средствах, скверную прислугу и неопытность молодой Натальи Николаевны в самостоятельном ведении хозяйства, то картина получится не сильно радостная. К чести Н. Н., нужно сказать, что она очень старалась соответствовать новым вызовам ландшафта, и многое ей удавалось. Например, Н. Н. куда успешнее мужа договаривалась об его гонорарах, могла настоять на более высокой цене, сладить с ней книгопродавцам было куда сложнее, чем с безалаберным лишенным кожного вектора Пушкиным. Н. Н. договаривалась о поставках бумаги для журнала «Современник», помогала мужу вести выписки из архива.

Красивая женщина всегда имеет не только поклонников, но и злопыхателей. Тем более когда она успешна и избрана. Не избежала этой участи и Н. Н. Чего только о ней не писали! И глаза лукавые, как у гризетки, и неловка, и вкуса нет, и «московщина отражается на ней довольно заметно». Известно, что пачкая других, люди проговаривают свои нехватки.

И все же Пушкин женат и счастлив! «Одно желание мое — чтобы ничего в жизни моей не изменилось: лучшего не дождусь», — пишет поэт П. А. Плетневу 24 февраля 1831 г. из Москвы. А. С. окружает жену роскошью, которая едва ли ему по средствам. Но разве уретральный вождь считает? Карета «богатейшая, четвернею», дом на Арбате, дача в Царском Селе. Одевалась Наталья Николаевна с изысканностью и шиком. Чтобы составить невесте приданое, Пушкин заложил отцовское имение.

Жена вождя по факту избранности им уже королева, даже если в психическом бессознательном пара не попадает точно в матрицу «уретральный вождь и его кожно-зрительная избранница». В жизни идеальные хрестоматийные схемы отношений усложняются дополнительными векторами. Временами звуковой и зрительный вектора основательно сбивают уретральные настройки. В этих нестыковках, несовпадениях и развивается драма уникального жизненного сценария.

 

Я должен был на тебе жениться, потому что всю жизнь был бы без тебя несчастлив

Если вспомнить состояние поэта накануне женитьбы, становится понятным, что выбор жены А. С. осуществлял сознательно, то есть разумом. Пушкин женился не в уретральной страсти, а в звуковой отключке либидо как такового. Впоследствии, войдя в уретральную фазу, он, как и положено, отдавал своей жене по нехваткам. Н. Н. получила все, чего ей мучительно не хватало в родительском доме, плюс бонусы: любовь и покровительство старшего, всеобщее восхищение, невиданный прежде достаток, свободу, возможность действенно помогать своим родным.

Милосердие сквозило в каждом шаге А. С. по отношению к жене: от первой встречи до самой смерти поэта. Свою мадонну Пушкин боготворил и был уверен, что «женка прелесть не по одной наружности». Никто не знал Н. Н. ближе, чем муж. Только ему поверяла она свои чувства. Поэтому, а еще потому, что Пушкин обладал фантастическим знанием человеческой натуры, можно с уверенностью сказать, что человеком Наталья Николаевна была удивительным.

В первый год замужества она из забитой в страх набожной девочки превратилась в роскошную светскую даму и нежную мать. Конечно, без уретральной природной отдачи мужа это было бы невозможно, но ведь всякую отдачу нужно уметь еще и взять! Натали брать умела. Пушкин был счастлив, отдавая:

Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем,
Восторгом чувственным, безумством, исступленьем,
Стенаньем, криками вакханки молодой,
Когда, виясь в моих объятиях змией,
Порывом пылких ласк и язвою лобзаний
Она торопит миг последних содроганий!
 
О, как милее ты, смиренница моя!
О, как мучительно тобою счастлив я,
Когда, склоняяся на долгие моленья,
Ты предаешься мне нежна без упоенья,
Стыдливо-холодна, восторгу моему
Едва ответствуешь, не внемлешь ничему
И оживляешься потом все боле, боле —
И делишь наконец мой пламень поневоле!

В этом стихотворении исчерпывающая картина отношений Натали и Пушкина, имевшего до Гончаровой тьму «вакханок» (112, если верить шутливому признанию поэта). Раскрыть женщину в любви земной, дать ей возможность разделить свой восторг — это ли не задача мужчины в паре?

Пушкин не дорожил мятежным наслаждением «для себя», предпочитая быть «мучительно счастливым», наслаждая свою избранницу. Уретральная страсть — выражение четырехмерной природной отдачи — способна наполнить любые нехватки, особенно в природой заданной паре с кожно-зрительной женщиной. Натали всем сердцем любила мужа и старалась соответствовать ему. Все, что она могла внести в этот брак, она внесла. Он был первым поэтом России, она стала первой красавицей, матерью детей А. С. и его музой:

Исполнились мои желания.
Творец Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,
Чистейшей прелести чистейший образец.

Четверо детей за шесть лет брака Н. Н. и Пушкина — одному богу известно, как рожала эта кожно-зрительная женщина при полном отсутствии родовспоможения в современном понимании. Рожала тяжело, но отлеживаться не приходилось. Приглашения на балы в Аничковом игнорировать не принято. Участие в мероприятии, проводимом царской семьей, было не только праздником, но и долгом дворян, живущих в строгом соответствии с табелью о рангах. Да и самой Наталье Николаевне слишком нравились великосветские рауты, чтоб их пропускать.

Пушкин при первых родах жены рыдал, а последующих избегал нарочно. Процесс родов для уретрального вождя не просто неинтересен, он не прописан в психическом. В идеальном сочетании кожно-зрительная подруга вождя не рожает. Зрительный вектор поэта страдал вместе с любимой роженицей, звуковой вектор убегал от криков. А. С. намеренно возвращался домой тогда, когда уж точно все было позади. При всей своей любви к жене и детям Пушкин вел себя совершенно невообразимо, если не понимать, что на самом деле им руководило.

Предпочитая держаться подальше от родов и младенцев, с детьми своими, а в гостях и с чужими А. С. всегда возился с удовольствием. Уретральное психическое не разделяет детей на своих и чужих, все они отражение его устремлений в будущее. Пушкин глядел на «племя младое, незнакомое» с любопытством и радостью, ведь в психическом своем поэт находился далеко в будущем, как по уретральной своей природе, так и по звуковому проведению грядущего.

Продолжение следует.

Другие части:

Часть 1. «Сердце в будущем живет»

Часть 2. Детство и лицей

Часть 3. Петербург: «Везде неправедная Власть…»

Часть 4. Южная ссылка: «Все хорошенькие женщины имеют здесь мужей»

Часть 5. Михайловское: «Небо сивое у нас, а луна — точно репа…»

Часть 6. Провидения и проведения: как заяц спас для России Поэта

Часть 7. Между Москвой и Петербургом: «Ужель мне скоро тридцать лет?»

Часть 9. Камер-юнкер: «Холопом и шутом не буду и у царя небесного»

Часть 10. Последний год: «На свете счастья нет, но есть покой и воля»

Часть 11. Дуэль: «Но шепот, хохотня глупцов...»

Автор публикации: Ирина КАМИНСКАЯ, преподаватель.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 35847 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 7 Отправить комментарий
Наталья Вжесневская 2 25 декабря 2013 в 19:12

Ирина, спасибо большое за Ваш труд, за этот цикл о Пушкине. Безумно интересно читать, огромное удовольствие!

Галина Некрасова 2 05 декабря 2013 в 07:12

Спасибо, Ирина за системный рассказ о Наталье Гончаровой. Впервые о ней поведано без злопыхательств и прикрас. И всё же она прекрасна. Достойная жена великого поэта!

Ирина Каминская 05 декабря 2013 в 21:12

Злопыхателей, а пуще того злопыхательниц можно понять... Такая красота даётся от рождения. Её нельзя создать диетами, косметикой, даже пластикой. "Чистейшей прелести чистейший образец", - писал Пушкин о жене. И всё. И больше ничего не надо. Несправедливо по отношению к менее привлекательным дамам. Уж они бы не допустили дуэли!

Лилия Коскор 05 декабря 2013 в 01:12

Развитые уретральные звуковики оставляют такой мощный след в истории своего народа, что становятся чуть ли не иконами. Увидеть у Пушкина, такого "читанного-перечитанного" свойства вождя во всех его проявлениях, тоску звукового поиска... вообще посмотреть на него под новым ракурсом, глубже понять сущность этого мощного человека, мне было очень интересно. Рекомендую

Ирина Каминская 05 декабря 2013 в 21:12

Если бы меня спросили, что дала мне лично системно-векторная психология, я бы ответила, что это, прежде всего, возможность совершенно заново, по-другому, по-настоящему ощущать и оценивать классику. Думаю, что вся классика системна. По крайней мере, мне пока исключений не попадалось. И, верно, потому она и классика. Остальное теряется, стирается, остаётся только безошибочное.

Aciya Valitova 04 декабря 2013 в 19:12

мы всегда знали Пушкина как гения, поэта, но никогда - как человека...а тем более никогда не могли познать его так глубоко, когда его уже нет физически, спасибо за статью, раскрывающую его личность и вносящую ясность и понимание его природы, поступков...

Ирина Каминская 05 декабря 2013 в 21:12

Уретрально-звуковые мощные вожди-пророки оставляют столь яркий отпечаток в нашем коллективном психическом, что ощущать его мы можем ещё долгое время после окончания их земных дней. Имея системный ключ, действительно можно видеть скрытое. Это настолько поразительно, что даже не по себе. Настоящее чудо. Спасибо, что читаете, Асия!