Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Трудности перевода и формула звуко-зрительной любви

Я работаю переводчиком. Только не в привычном смысле этого слова. Я перевожу свои звуковые абстракции в зрительные образы. Так не проще, но легче, несмотря на трудности перевода. Потому что ТАК ещё можно найти смысл жизни в сохранении ценности самой Жизни. Своей. И любой другой.

 

Я работаю переводчиком. Только не в привычном смысле этого слова. Я перевожу свои звуковые абстракции в зрительные образы. Так не проще, но легче, несмотря на трудности перевода. Потому что ТАК ещё можно найти смысл жизни в сохранении ценности самой Жизни. Своей. И любой другой. Так можно сказать себе: «ОК! Буду делать добро, нести любовь, сохранять красоту, и будет мне счастье!».

 

Главные вопросы

С переводом бывают трудности. Я только переходник от своей бессознательной звуковой сущности к сознательному проявлению зрительной. Почему так тяжело? Потому что звуковые смыслы абстрактны, желания — размыты, потребности — непонятны. Искать оправдание тому, что ты на Земле — не лучшее развлечение (но ведь для чего-то же мы пришли в этот мир?!). Зрение придаёт этой жёсткой конструкции некоторую лёгкость. Даёт надежду, наполняет красками и эмоциями. В них, в отличие от холодной звуковой отстранённости, чувствуется жизнь.

Жить ради любви, лучше, чем жить неизвестно ради чего.

Жить, чтобы делать добро — понятнее, чем жить просто так.

 

Идея фикс

А что за блажь такая — перевод? Кому это надо? Тем более, когда есть трудности? Нечем заняться?

В том-то и дело, что как раз этим и есть потребность заниматься. Не от блажи и роскоши. А чтобы найти себе место. Найти себе систему координат.

«Я постоянно думаю о смысле жизни. И поскольку не нахожу его, решила, что буду делать добро. Чем больше добра и любви исходит от меня, чем больше людей вокруг я делаю счастливым, тем лучше я себя ощущаю. Это самая лучшая награда для меня. И денег не надо, — улыбается мне моя собеседница, (если по–системному, то роскошная кожно-зрительная) актриса одного из наших столичных театров. — Разве чтобы такси было подешевле, когда тороплюсь», —  добавляет она. Передо мной сидит девушка-мечта. Вся такая грациозная, с яркой внешностью жгучей красавицы и тёплыми глазами. Я не могла на неё наглядеться.

Её слова мне понятны. И я понимаю, о каких трудностях она говорит. Ощущаю их кожей, зрением, звуком. Её перевод мне близок. Но это лишь один из примеров проявления определённых состояний звука и зрения. Бывают и другие. Вообще же, пазл сложный, сочетаний — множество, результат — просчитываемый, но всё же разный.

 

Первая скрипка

Звук диктует. Зрение реализует. Если звук — это, скорее, голая идея, то зрение — это её «человеческое лицо». Ага, со всем «человеческим»: любовью, страхом, ненавистью, радостью. Эмоциями. Ошибками. Сердцем, в общем.

Звук другой. Он не реагирует на человеческое, и в этом одна из трудностей перевода. Он ловит идеи. Они для него первичны, остальное — ерунда. Что ваша неразделённая любовь по сравнению с мировой революцией? Ничто. Сколько идей было в конце XIX— начале XXвеков! Букеты идей сыпались на головы неподготовленных и нередко провоцировали кровопролитные войны. Ради Идеи!

Для звука человеческие жертвы ничто. У него нет гуманизма. Это только зрение, развитое до высшего уровня, человеческого.

Звук — переходник. Сломанный переходник может исковеркать и саму Идею. Ну, а зрение, воспитанное на страхе, пойдёт за исковерканной идеей. Без системы координат — никуда. И никакой перевод не поможет. При этом — никаких загадок! — в целом, несмотря на трудности и значительные физические жертвы, люди ощущали себя более счастливыми, чем сегодня. Ведь жизнь имела Идею. Имела Смысл.

 

Внутренний звуковой экспресс

По-зрительному тяжело ощущать холодное, отстранённое дыхание звука. Оно похоже на вечную мерзлоту, когда звук без разговоров принимает человеческие жертвы ради абстрактной идеи.

Внутри — это ключевое слово звука. Поэтому так хочется обрамить его в зрительный перевод, чтобы без трудностей его понимать. Состояние «внутри» придаёт звуку флёр безнадежности. Надлома. Это звук мечется у себя внутри: от «Я» до «мира внутри меня».

Но звуковой экспресс одного звуковика, занятого поиском смысла жизни, на полных парах может двинуть и в другом направлении. Когда? Когда он осознанно включает себя — читай: осознаёт свою ответственность перед миром за Свою Идею — и его внутреннее «Я» уступает место внутреннему «миру вокруг».  Внутреннее «Я» включает в себя остальных, понимает их бессознательно... И в этом состоянии может вылиться в уже совершенно иную Идею. Совсем другого качества и содержания.

 

Трудности перевода: абстракция через образ?

В любом случае, звуку всегда интересен Смысл. И в этой абстракции и состоит трудность перевода. У зрения на это есть образы.

Например, с точки зрения звука, физический мир — это отражение каких-то вселенских законов. Для звуковика на физическом уровне между человеком и деревом нет никаких различий. На субатомном уровне мы все — единое целое. И это уже вроде как доказано.

С другой стороны, эта же звуковая абстракция в переводе зрения рождает совсем другие ряды. Образные. Зрению, в том числе моему, интересен образ. Так простые атомы и пространство между ними наполняется эмоциями, а жизнь — красками: у кого — осенней палитрой, у кого — черно-белой зимней. Деревья могут дышать и чувствовать, люди — предчувствовать, а ангелы — реально существовать.

И всё же насколько реально служение идее перевести в служение человеку? Мою сегодняшнюю собеседницу, актрису столичного театра, этот вопрос тоже беспокоит: «Меня перестала интересовать просто художественная литература. Мне хочется разобраться с внутренним миром человека. Когда я вижу, что кому-то плохо, у меня появляется желание помочь. Вначале я этого не осознавала, а теперь понимаю, что не могу пройти мимо».

 

Трудности перевода: качественный звук и такое же зрение

Зрительный перевод в своём лучшем смысле — перевод гуманистичный. Несмотря на все трудности, «любовь» в этом переводе доступна и понятна. Из глухой, безликой Идеи она трансформируется в состояние наполненности, когда в человеке не остаётся места для  страха. Зрение шепчет: «Возлюби ближнего своего». Звук так никогда не скажет, хотя с удовольствием возьмёт на воооружение всё, что может пригодиться для служения Идее. 

Зрительный перевод без трудностей диктует: «Возлюби». Ближний, погоди. С собой разобраться бы. Осознать свои мотивы поведения. Понять и простить. Возлюбить себя. А уж потом и за тебя взяться. Осознать твои мотивы поведения. Понять. Простить. Возлюбить.

А без очереди, ближний, ты пойми — никак. Только когда уходят разрушающие меня состояния: обиды, якорёчки, комплексы — и я освобождаюсь от этого ежедневного рюкзака за плечами, у меня появляется достаточно сил и пространства, чтобы понять и тебя, ближний.

Мир в любом случае видишь через себя. Чтобы видеть его иначе, придётся расширить границы своего восприятия.

Соль всего перевода (что тоже создаёт трудности в понимании) — в качестве звука и качестве зрения. Плохой звук — идея губительная для человечества. Зрение плохое — всё держится на страхе, а не на любви. И только в условиях раскрытых звуко-зрительных переводов может родиться та самая жертвенная любовь, которой мы, бывает, восхищаемся.

 

Измени мир. Он этого требует!

Измени. Сначала свой. Потом наш. Общий. В одном из интервью моя сегодняшняя собеседница, та самая кожно-зрительная актриса, сказала: «Измени мир, он требует этого!»

Стремясь реализовать свои желания, чтобы получить наслаждение, мы изменяем себя и мир вокруг, развиваемся, формируя окружающую действительность. Мы движемся по своему «автобану» и тянем за собой остальных. Куда в итоге пойдет большинство? Пока современное общество выбирает потребление и сосредотачивается на вопросах физического существования и благополучия. На сохранении и продлении жизни тела. Если ещё 100 лет назад Идеи правили миром, то уже сегодня нет ни одной Достойной Идеи. Мы опустошены. Хотя и мечемся в поисках «того, не знаю чего». Отчаянно. 

Попытки, которые не приводят к успеху, могут привести к катастрофе для всего человечества. Апокалипсис — внутренний — неизбежен, если не суметь сохранить целостность общества и выжить. Что для этого нужно?

 

Достучаться  до небес

Прожить жизнь и не понять,  зачем — вот трагедия звука. Прожить жизнь и не полюбить — трагедия зрения.

Объекты разные, но механизм трагедии — один. Она разыгрывается только в том случае, когда человек живёт на получение. И чем больше мы получаем, тем больше нам хочется. Осознаёт ли каждый из нас, что он живёт для получения?

«Человек всегда хочет большего». Точно. Поэтому выход один: сменить полярность. Вместо «себе» — «от себя, другим». Вместо получения — отдача. Только отдавая, человек может наполнять и себя, и своё окружение.

Моя сегодняшняя собеседница, актриса столичного театра, рассказывала о своих ощущениях, делилась впечатлениями, вспоминала тех, кто так или иначе задевал её мир, её пространство. К своим 40 годам с помощью Маркеса, Монтеня, Хэмингуэя, Гуэрра и многих других она пришла к этому осознанию.

Путь можно значительно сократить. Трудности перевода максимально оптимизировать, ведь, в конце концов, все мы в одной лодке. И куда она поплывёт, зависит от большинства в целом, и от каждого из нас в частности. 

Автор публикации: Наталья КАМБУР, журналист.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 35878 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 6 Отправить комментарий
Юрий Аленко 24 апреля 2014 в 12:04

Здравствуйте, Наталья!

Начну с цитаты, взятой из Вашей статьи:

«…с точки зрения звука, физический мир — это отражение каких-то вселенских законов. Для звуковика на физическом уровне между человеком и деревом нет никаких различий. На субатомном уровне мы все — единое целое. И это уже вроде как доказано».

Как раз не доказано! Мир, нас окружающий, это всего лишь крохотная частичка мироздания. За пределами крохи может оказаться такое, чего не представить сейчас.

Идея наполнять свои нехватки не потреблением вовнутрь, а наоборот – отдачей вовне, состоятельна. Так потому, что только принцип отдачи гарантирует экспансию, а значит – жизнь. Потребление грозит тем, что рано или поздно изобилие разорвет, и не станет ничего. Этот принцип можно проследить на примере атомной бомбы. Сам по себе факт ее создания – величайший акт Потребления.

Но я хочу сказать о другом. Звук не нашел себя еще и потому, что представление о мире у нас может оказаться неполным, сиречь, ложным. Это недоработка звука, его пустота – работы непочатый край! Какие могут быть размышления о смысле? – вот где его надо искать…

И будет звуку счастье.

Vitaly Zdanevich 10 ноября 2013 в 23:11

Про идеи - еще есть каббала, которая полна любви и смысла, ну вы наверное и так знаете :)

Еще каббала полна здравомыслия, адекватности, рациональности.

Natalie Kambur 1 25 декабря 2013 в 17:12

Да, согласна с вами. Только каббала требует подготовки) Образно, системно-векторную психологию я бы сравнила со школьным образованием, а каббалу - следующей ступенью в самопознании

Луиза Древсхольт 15 мая 2013 в 02:05

СПАСБО!!! Разодрала бы статью на цитаты)

Прожить жизнь и не понять, зачем — вот трагедия звука. Прожить жизнь и не полюбить — трагедия зрения.

Наталья Баскакова 06 апреля 2013 в 14:04

жить - это очень больно
и любовь не всегда спасает

Ирина Маслянко (Харченко) 06 апреля 2013 в 10:04

Хм... Нет ни одной Достойной Идеи? Есть, вообще-то. Одна из лучших глобальных идей - проект "Венера" Жака Фреско. Причём свои идеи он уже не одно десятилетие воплощает практически, то есть эти идеи вполне жизненны, без трудностей перевода. Думаю, любовь к людям и держит почти столетнего Жака в этом мире - не может он покинуть его, когда есть идея, требующая воплощения. Впрочем, статья не об этом.