Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Я и пламя, я и лед. Это нормально?

Сегодня в душе солнце, завтра — черная дыра.

Сегодня хочу все — а завтра не хочу ничего. Сегодня полна радости и сил — завтра не могу открыть глаза и пошевелиться. На подъеме зову гостей на праздник, покупаю наряд и продумываю меню, а в день икс не хватает энергии даже ответить на звонки. Просыпаться не хочется, можно только лежать, свернувшись калачиком, желательно — в тишине, темноте и чтобы никто не трогал.

То же самое касается дел, и дел важных. Сегодня очаровываю работодателя и подписываю контракт — а через неделю пропадаю от отсутствия желания и сил не то что работать — жить.

Я и пламя, я и лед. Это нормально? фото 1

Что со мной?

Сам по себе широкий диапазон чувств и состояний не является патологией. Человек не обязан быть только экстравертом или интровертом, быть всегда на подъеме или представлять собой математическое среднее. Вообще, все психические свойства, даже самые полярные — часть единой психики, а значит, могут сочетаться в одном человеке. Проблемы возникают от непонимания самих себя.

Все нормально/Нами живут желания

Перепады от буйной экстраверсии до обессиливающей интроверсии кажутся странными, в первую очередь самому человеку. Окружающие могут не догадываться о происходящем, зная человека лишь с внешней, социально активной стороны. Но странности перестают быть таковыми, когда появляется понимание психики, ее свойств и их сочетаний.

Нас определяют желания. Вернее, целые комплексы желаний и свойств, объединенные целью, данной природой для реализации среди людей, — векторы.

Желания зрительного вектора делают человека экспрессивным, впечатлительным, переменчивым. Видовая роль зрительника — создание чувственных связей в обществе, поэтому он — природный гений общения, душа любой компании.

Современный человек обычно сочетает в себе свойства нескольких векторов. Так, если помимо зрительного есть еще и звуковой вектор, то при всей открытости, приветливости и легкости человек будет глубоким и вдумчивым и будет испытывать тягу к уединению.

Можно быть и эмоциональным, и глубоким, можно обожать людей и при этом нуждаться в уединении. Всему свое время. Норма измеряется соотношением радости и страдания. А состояния — результат наполненности или пустоты. Если плохо — значит, чего-то не хватает.

Что такое нехватка? Это желание, которое осталось ненаполненным. В ощущениях — страдание, по замыслу природы подталкивающее к полезному действию. Полезное непременно доставит удовольствие — так устроена психика.

Каждое действие продиктовано стремлением к наслаждению. Другое дело, что мы сами не всегда осознаем, чего на самом деле хотим.

Труднее всего с этим людям с необычными влечениями. Понять и ответить на вопросы: «Кто я?», «В чем смысл?», «Зачем это все?» — хотят не все, а только пять процентов людей, рожденных со звуковым вектором. Хотят — и могут при условии, что приложат усилия к самопознанию, раскрытию скрытого и поиску Первопричины. Желание это очень сильное — самое сильное из имеющихся у человека, настолько сильное, что способно подавить все остальные, «земные» желания.

Желания не существуют сами по себе — они всегда обеспечены соответствующими способностями. В звуковом векторе это абстрактный интеллект и крайняя сосредоточенность на своих мыслях.

Звуковик и в хороших, наполненных состояниях бывает странноват. Витает в облаках, теряет и забывает вещи, может отвечать невпопад. Он слишком занят главным — бесконечностью и смыслом жизни, чтобы замечать всякие мирские глупости.

Я и пламя, я и лед. Это нормально? фото 2

Когда же этот психический сверхобъем не наполняется, потребность души превращается в боль, в звуковом векторе называемую депрессией. Боль по-звуковому всеобъемлющую, часто обездвиживающую, в крайних случаях доводящую человека до суицидальных мыслей.

Лежать в тишине, темноте, одиночестве и не шевелиться — тоже проявление желания. Ненаполненного, потому что нераспознанного. Нераспознанного, потому что метафизичного. Если понимать его смысл и верно наполнять — будут и силы, и наслаждение от жизни.

Зрительный вектор проявляется через эмоциональность, чувствительность, переключаемость. Звуковой — через глубину, сосредоточенность, стремление к познанию. Первый — экстраверт, второй — интроверт.

При видимой противоположности эти два вектора не противоречат, а дополняют и усиливают друг друга. Звукозрительный человек — это человек с колоссальным потенциалом, самым высоким интеллектом.

В природе не существует статики. Любые состояния сменяются волнообразно. И в то же время мы не обязаны после каждой радости переживать подавленность. Естественная смена состояний больше похожа на напряжение — расслабление, как вдох — выдох, или приложение усилий — получение наслаждения.

Звук и зрение — два вектора, объединяющие все самое человеческое. И вместе они наделяют человека способностью испытывать весь диапазон состояний от самого дна — мрачной безысходности — до пиковой сказочной эйфории.

Норма там, где человеку не плохо. Где есть уединение и задумчивость без депрессии, где чувства не выбрасывают в истеричность, тревогу или тоску.

Депрессии, истерики и тревожность тоже никакие не патологии. Это проявления врожденных свойств, когда они не до конца наполнены.

Яркость или глубина? И то, и другое

Есть такой стереотип: быть радостным хорошо, остальное — плохо.

Быть в хороших состояниях, радоваться и улыбаться действительно нормально, другое дело, что мы не знаем, что такое норма, какая она у нас и как ее поддерживать. Не зная себя — себя топим.

В современном мире потребления всего, в том числе эмоций, принято быть энергичным и улыбчивым. Приветливый, солнечный, общительный человек и сам привыкает играть роль души компании, зажигателя, центра эмоционального притяжения. А периодически возникающее желание побыть одному такой человек преодолевает усилием воли, воспринимая это желание каким-то нездоровым. Поначалу это получается, но!

Любые неудовлетворенные желания — если они настоящие, природные — созданы не для того, чтобы их подавлять. Чем дольше потребность игнорируется, тем она острее, а психическое состояние хуже. Сначала просто хочется побыть одному вместо того, чтобы бежать на вечеринку, но если все же выбрана вечеринка — завтра уже не хочется никого видеть, а послезавтра — вообще жить.

Я и пламя, я и лед. Это нормально? фото 3

Чем больше гонимся за весельем — тем дальше задвигается потребность в глубинном самопознании и сосредоточении, а она объемнее всех остальных желаний. Тяжесть нижних состояний растет, веселость становится наигранной, потом исчезает вовсе, превращаясь в тревоги и страхи. Последние окончательно отрывают человека от внешнего мира — интерес к нему полностью пропадает, реальность и люди становятся источником боли. Человек еще больше замыкается в себе, из-за чего психически расстраивается. Депрессия углубляется, а воображение, повернутое в себя самого, окрашивает ее дополнительными симптомами дереализации.

Своевременное наполнение истинных желаний дает радость, вдохновение и прилив сил. Знающий себя человек может посвятить свои интровертные звуковые периоды сосредоточению на самопознании, смыслах, текстах и, сделав дело, возвращается к людям наполненный, одухотворенный и счастливый.

Вообще говоря, и посреди шумного праздника можно наполнять звуковые желания — сосредотачиваясь на психике людей. Навык восприятия людей изнутри — через их природные желания и потребности — наполняет и чувства, и сознание, и зрение, и звук.

Впечатления, праздники, встречи — не противоположность апатии и депрессии, это другая шкала.

Самый бурный эмоциональный восторг не наполнит жажду души в сосредоточении и смысле, зато нехватка смысла — депрессия — погасит все.

Игнорируя потребности души, человек ввергает себя в страдание. Немало людей с облегчением выдохнули, осознав в себе звуковой вектор с его ночными бдениями, отрешенностью от земного и суетного и жаждой все понять.

Как музыка не обязана быть исключительно и преувеличенно мажорной, так и настроение не должно всегда быть сказочно веселым. Всему есть свое место и время, в том числе задумчивости, уединению, грусти. Откуда возьмутся книги, симфонии, изобретения, если мы всегда будем праздновать и смеяться?

Богатство жизни определяется богатством ощущений, и счастлив тот, кто способен и на яркие, и на глубокие переживания. Счастлив зрительный звуковик, когда реализован.

Наши способности — источники наслаждений, или проблем, когда не знаем, что с собой делать. Когда знаем (и делаем) — на месте мрачной безысходности возникает умиротворенная задумчивость, опустошающее безудержное веселье сменяется светлой радостью.

Настроение прекрасным делаем мы сами

Наши состояния — следствия действий. Не бывает ненормальных или плохих свойств. Бывают непонятые. Когда понимаем потребности души — знаем, что с собой делать.

Можно не доводить себя до плохого настроения. Оно может быть по-разному хорошим. При этом мы не перестаем быть собой. Даже напротив. Поняв себя, становимся здоровой и счастливой версией себя. Яркость и глубина жизни никуда не деваются, они обретают силу — и работают на благо. Радость становится неподдельной, уединение — содержательным, наслаждение — более прочувствованным и приятным, и жизнь становится подобна полету без падений и ожога крыльев.

Корректор: Анна Мороз

Автор публикации: Оксана Агаджанова, психолог
Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии. Уже идут 15926 человек

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

Уже идут 15926 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 

Даты лекций будут
скоро назначены

Комментарии 0
 
 
 
 
Войти
С помощью социальных сетей:
facebook.com
В контакте
Google+
Одноклассники
Mail.ru
X