Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Алхимия. Философский камень бытия

«Превратить свинец в золото — то, чем, по утверждению историков, занимались алхимики. Но если рассмотреть ее как метафору, то становится понятно, что смысл в ней совсем иной. Истинная цель алхимиков заключалась в том, чтобы взять свинец человеческого тела и превратить его в золото человеческого духа». Джей Уейднер

Алхимия — одна из областей натурфилософии, уходящая корнями в глубокую древность. Занимаясь поисками философского камня, на протяжении веков она вносила свою лепту в создание картины мира через раскрытие основных законов природных явлений и связи человека с самой природой. Многосторонне образованные алхимики, будучи передовыми людьми своего времени, стремились, в числе прочего, заглянуть в будущее и определить, чем обернутся их открытия для человечества. Попытки создать «рай на земле», по всей вероятности, таили в себе много угроз и подводных камней. Не случайно их дневники, записи, книги с результатами исследований были закодированы и хранились в секрете, создавая вокруг алхимиков ауру таинственности и сатанизма.

За счет ореола таинственности и закрытости знаний, которые передавались только посвященным, во многом и возникло представление о том, что алхимия — эзотерическое, оккультное, колдовское занятие. На этих оральных оговорах и зрительных страхах в Средневековье разыгрывается настоящая трагедия по уничтожению мужчин-богоотступников и женщин, заподозренных в общении с дьяволом, попавших под Молот ведьм. С «колдунами» и алхимиками расставались легко. Обвинив в ереси, бросали на растерзание хищникам, отправляли на костер.

Достаточно однобокое восприятие сути алхимических опытов и самих учений натурфилософии и герметизма приводит к примитивному пониманию и упрощению роли великих людей, создававших будущее современной науки, культуры, архитектуры и искусства. Даже сегодня достаточно распространено поверхностное представление, согласно которому вся роль алхимии низводится исключительно до магико-оккультной, ориентированной на самообогащение алчных псевдоученых, которые все свои знания и опыт направляли на поиск особых субстанций, способных заменить золото и серебро.

«Превратить свинец в золото — то, чем, по утверждению историков, занимались алхимики. Но если рассмотреть ее как метафору, то становится понятно, что смысл в ней совсем иной. Истинная цель алхимиков заключалась в том, чтобы взять свинец человеческого тела и превратить его в золото человеческого духа». Джей Уейднер.

Одиночка, скромный исследователь мироздания

Таким, согласно древним трактатам, предстает образ алхимика, живущего отшельником и «питающегося от своих корней». Это жрец, удаленный от общества и его проблем, не принимающий активного участия в мирской жизни, обладающий чистыми намерениями, ясным умом и способностью воспринимать духовные явления. Только при этих условиях и таким аскетам, как звуковики с их абстрактным интеллектом, могли открываться тайны мироздания и божественные законы природы.

«Алхимики посвящены в Божественное знание, поэтому они должны были обладать чистым умом, способным воспринимать влияние высших сил, так называемые духовные явления. Их ум должен превосходить здравый смысл, способный быть готовым воспринимать незримую реальность». Тобиас Чартон, писатель, историк, д/ф «Запретная история. Секреты алхимиков».

Из системно-векторной психологии Юрия Бурлана известно, что, в отличие от многих людей, чье влечение и смысл жизни проявляются в реализации вполне земных и материальных желаний, согласно их векторальному набору (у кожника — в стремлении к имущественному превосходству, у анальника — в получении и сохранении семейных ценностей и т. д.), у звуковика в приоритете отнюдь не земные сокровища. Его незамутненное материальными желаниями сознание во все времена подчинялось только одному — разгадке тайн Вселенной.

Величайшая тайна творения

Именно ее пытались разгадать алхимики всех времен и народов. Истории известны даже имена монахов-алхимиков, хотя, казалось бы, церковь запрещает занятия алхимическими экспериментами. Но всему есть мера, и если монах выходил из-под контроля, его просто убирали за ненадобностью. Монах Роджер Бэкон в процессе поиска искусственного золота сделал несколько открытий, изобрел некое огненное зелье. «...Порох и оптические стекла, а также его достижения по механике всеми считались чудесами. Он (Бэкон) был обвинен в сношении с Сатаною» (Е. Блаватская. «Разоблаченная Изида». Том 1. Наука). Монахи, поощряемые братствами или орденами, к которым они принадлежали и которые нередко являлись противовесом Римско-католической церкви, подобными алхимическими экспериментами и опытами стремились наполнить свои звуковые пустоты, двигая вперед зарождавшуюся науку.

В поисках «золотой рецептуры» алхимики использовали самые различные субстанции, такие как ртуть и сера. Считалось, что именно они, соединившись в процессе плавки, способны дать долгожданное золото. Запах серы, применяемый церковниками для изгнания нечистой силы, заполнял плохо проветриваемые алхимические лаборатории. Поэтому просачивались слухи, что алхимики продавали свои души дьяволу, якшаясь с ним.

Церковь в Средние века являлась олицетворением власти, силы, могущества, изо всех сил стараясь удержать европейцев под своим влиянием. С целью консолидации народов Западной Европы она создала свою собственную монополию в виде Римско-католической церкви.

Князем мира сего — обонянием — толково использовалась религия как инструмент сдерживания первобытных позывов, таких как секс и убийство у безграмотных, необремененных культурой народов. Религиозными кожно-звуковыми фанатами и их помощниками, рыцарями из многочисленных военно-монашеских коалиций и орденов, огнем и мечом насаждалось христианство, не оставляя европейцам альтернативы. Либо выкрещивание, то есть принятие новой веры, либо выдворение за пределы Европы всех неугодных, желавших сохранить свою иудейскую или исламскую культуру, традиции и религию.

Руками кожно-звуковых приверженцев веры, чьи способности к индуцированию паствы использовались по их прямому назначению, то есть для внедрения христианских ценностей, обонятельники заодно уничтожали на кострах их собратьев по внутренней части квартели информации, анальных звуковиков, занимавшихся алхимией. Религия запрещала пролитие крови. Инквизиция нашла более подходящую казнь — на костре.

Очевидно, что человечество развивалось не только в материальной плоскости. Алхимия несла как исследовательскую концепцию, так и философскую. Анально-звуковые мыслители-экспериментаторы являлись предтечей завтрашних иллюминатов, просветителей, ученых, врачей, будущих политических и религиозных оппозиционеров.

Человек и металл. Не все то золото, что блестит

Древний человек обожествлял металл, который давал ему возможность выжить. Золото с незапамятных времен завораживало человека. Для одних оно становилось разменной монетой, на которую можно было купить все, вынуждая поклоняться золотому тельцу. Других оно восхищало своим совершенством. Золото — идеальный металл, который не подвержен окислению, коррозии, пластичный и практически вечный.

Только разгадка секретов философского камня могла дать алхимикам способность производить золото, но что он собой представляет, не знал никто. «Есть камень, который и не камень, бесценный и ничего не стоящий, выглядит по-разному и не имеет формы, неизвестный, но знакомый каждому», — объяснял в III веке н. э. египетский алхимик Зосима из Панополиса. Философский камень был больше, чем ключом к богатству. Алхимики верили, что обладатель философского камня получает божественную силу и бессмертие. Кроме того, своему обладателю он нес совершенство.

В XV веке при дворе какого-нибудь аристократа, не обязательно королевских кровей, становилось модным трендом для развлечения гостей приглашать небольшой театр или иметь свою придворную труппу, состоящую из шута, астролога, карлика или великана, еще какой-нибудь диковинной креатуры и алхимика. Аристократов к этому обязывало положение, а некоторые из них принимали к себе на службу более дюжины алхимиков, обеспечивая их жильем, питанием, необходимой утварью, химическими реактивами и всем прочим.

Задача придворных алхимиков заключалась в том, чтобы скорейшим путем из подручных материалов начать добывать серебро и золото с целью обогащения своего господина. Тех, кому не удавалось в кратчайшие сроки продемонстрировать результаты опытов, обвиняли в обмане, угрожали, к ним применяли пытки в надежде заполучить тайну и рецепт изготовления драгоценных металлов из ртути, серы, олова.

Несмотря на огромный риск, которому подвергали себя алхимики, искренне жаждавшие новых открытий и посвящавших себя им, эта профессия становилась все более и более популярной среди людей с кожным вектором. Аристократические дома, как магнит, притягивали кожных мошенников, надеявшихся поживиться за чужой счет, занимаясь изготовлением фальшивого золота.

Существует много легенд о том, что кому-то удалось найти философский камень, разбогатеть и заполучить жизнь вечную и бесконечную. Но легенды легендами, а реальностью были казни, которые на рубеже XV–XVI веков выполнялись характерным анальным сжатием верхнего сфинктера — через повешение лжеалхимиков на позолоченных веревках, одеты же они были в позолоченные балахоны.

Все же старинные хроники сообщают о фактах так называемой трансмутации алхимиками одного металла в другой, то есть о получении путем различных соединений сплавов, напоминавших металл канареечного цвета. Сегодня, используя химические реактивы из набора «Юный химик» для манипуляций с латунной или медной монетой, можно легко добиться того, что внешне монета будет выглядеть как золотая, абсолютно отличаясь по своим химическим характеристикам от благородного металла.

Несмотря на запреты теологов, считавших, что золото — это дар божий, поиски новых рецептур не останавливались. Вероятно, поговорка «Не все то золото, что блестит» родилась именно в те времена и относится к фальшивому золоту.

Медики и шарлатаны

Мистика Средневековья, религиозные догмы, таинственные пути происхождения всего живого подталкивали алхимиков наблюдать фауну, заинтересоваться возникновением пресмыкающихся, чье рождение и смерть, сокрытые от человеческих глаз, осуществляются под землей или в грязных, илистых водоемах. Потом на этих эмпиризмах в XIX веке будет создано учение Дарвина о происхождении человека.

Ящерицы, черепахи, кроты, мыши рано или поздно оказывались в лабораториях натуриспытателей, где подвергались изучению с далеко идущей целью — разгадать происхождение первых людей — Адама и Евы. Вело к этому зрительное прочтение древних книг, то есть буквальное понимание написанного: «И Господь Бог создал человека из праха земли...» (Быт. 2:7) Здесь ключевым словом является «прах земли», в других трактовках — глина.

Адама и Еву, по некоторым данным западных исследователей, принято было считать первыми алхимиками, так как жили они в раю, где, согласно христианской вере, после физической смерти стремился оказаться любой.

Любопытство — это то, что заставило праматерь человечества Еву, поддавшись искушению, приблизиться к Древу познания. Алхимия в переводе с арабского означает «внутреннее состояние предмета». Любопытство алхимиков — предпосылка к познанию природы, улучшению и усовершенствованию внутреннего состояния, не только предмета, но ее венца — человека.

От Бога человека отличает тлен. Алхимики искали связь с вечным и бесконечным, бессмертие не только души, но и тела.

Одной из самых известных личностей на закате эпохи алхимиков был астролог, врач-новатор в области медицины Парацельс. Пока остальные бились над разгадкой философского камня, потомственный швейцарский медикус, используя полученные в многолетних скитаниях по разным странам знания, начал лечить людей им самим приготовленными микстурами. В их состав входили яды и другие токсичные вещества, которые по его рецептам превращались в панацею.

«Одна химия может решить задачи физиологии, патологии, терапевтики; вне химии вы бродите в потемках», — увещевал своих коллег Парацельс. Он брался за тяжело больных, от которых отказывались другие врачи, что не могло не вызывать зависти коллег.

Смелость врача-алхимика достигла такого размаха, что он решил потягаться с самим Творцом, замахнувшись на создание эмбриона в пробирке. Полученное существо, о котором знали со слов самого Парацельса, назвали гомункулом, но никто его никогда не видел.

Алхимия в живописи

Нельзя пройти мимо этой темы и не отметить влияние алхимии на живопись. И дело совсем не в том, что алхимики научили художников пользоваться новыми пигментами. Интерес к алхимии у анально-звуко-зрительных художников развился из необходимости понимания символов, которыми они по просьбе алхимиков иллюстрировали их книги и дневники. Это была новая тема в искусстве и портретной живописи.

Интересно, что одни и те же символы в исполнении разных художников довольно значительно отличаются друг от друга. Так, например, символ дуальности — гермафродит (или андрогин) мог быть изображен в одном случае с двумя головами на одном теле, в другом — в виде сиамских близнецов мужского и женского пола, в третьем — как известный нам по Эрмитажу «Спящий Гермафродит», двуполым существом.

Возводимые в головах звуковиков-алхимиков умозрительные конструкции нуждались в переводе на язык изображений и символов. А перевод объемных звуковых абстракций в плоскость зрительных образов всегда сопряжен с утратой, изменением и упрощением смыслов, отсюда многочисленные трактовки и несовпадения.

Кроме всего прочего, личность алхимика-звуковика была настолько загадочной и притягательной для зрительного художника, что многие из них в XVI–XVII веках портретируют себя в образе алхимика. Что их заставляло это делать? С одной стороны, их интересовала наука и сам алхимик. Как отмечается в системно-векторной психологии, зрительника всегда тянет к звуковому собрату по квартели информации. С другой, зрительнику было в радость раскачаться в собственных страхах, находясь в лаборатории алхимика, контактирующего, конечно же, с потусторонними силами.

Протонаука

На смену Средневековью спешило Просвещение с гениальными открытиями Исаака Ньютона, опережавшими свое время на столетия. Несмотря на исследования, сделавшие переворот в области физики, химии, механики, тайной страстью звуковика Ньютона, приверженца механической философии, была алхимия. Алхимики проводили опыты с ртутью, пробуя ее на вкус, запах, втирая в кожу, дыша ее парами. Последние исследования показали, что в волосах ученого был найден переизбыток ртути, несмотря на то, что он прожил длинную жизнь, умерев в преклонном возрасте.

С этим отравлением связывают временное неадекватное поведение Ньютона. Однако скорее всего это состояние было связано с депрессией, пережитой в связи с глубокими пустотами в звуковом векторе, которые оказалось невозможным наполнить алхимическими экспериментами.

Жажда познания гнала звуковиков на поиски новых истин, удерживала в дымных, лабораториях, заставляла работать с ядовитыми химическими реактивами, испытывать на себе новые виды микстур, создавая лекарства для исцеления обычных людей. Если приподнять покров магических ритуалов, фокусов, суеверий, которым окутана алхимия, то становится ясно, что она представляла собой ранний этап развития современной экспериментальной науки, до неузнаваемости изменившей наш мир. Они, без чьего ума, таланта и жажды открытий не было бы современного мира, стояли у колыбели естественных наук.

Алхимия, давшая миру великих ученых, медиков, исследователей свойств предметов, перестала интересовать новые поколения европейцев, измельчав и растворившись в псевдомистических, религиозно-нравственных движениях, оккультных астрологических видах эзотерики. Поиски сотворения нового человека уже не задевали его физической оболочки, а были перенесены на работу с психическим. Так родилась психиатрия и отпочковавшаяся от нее психология.

Занимаясь символами, увиденными во сне его пациентами, Карл Густав Юнг нашел связь между ними и алхимической символикой. На этой основе он создал и до конца жизни защищал свою тайную школу религиозной философии и психотерапии.

Мечта о трансмутации неблагородных металлов в золото, поиски вечной жизни и раскрытия Бога в себе никуда не делись, потому что все так же продолжают рождаться люди, которые имеют желания к материальному превосходству, продлению своего пребывания на земле и жажду встать на одну ступень с Творцом.

Автор публикации: Светлана Фронтцек, системный психолог, член международной Ассоциации журналистов
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41360 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 3 Отправить комментарий
Elena Aydogdyeva 04 ноября 2014 в 20:11

У нас в России прошла волна интереса к алхимии после книги Алхимик (Паоло Коэльо). Звуковики на эту книгу реагировали, сами не понимая почему, но книга стала культовой, люди организовывались в сообщества поклонников творчества Коэльо. На меня книга произвела неизгладимое впечатление, читала и перечитывала, теперь только понимаю почему))) Мой голодающий звуковой вектор нашел себе там крохи пищи в виде звуковых смыслом переданных Коэльо. То, что дает тренинг - неизмеримо больше )))

Elena Shapoval 04 ноября 2014 в 21:11

А я до тренинга по системно-векторной психологии так и не успела прочитать "Алхимика". Только недавно в дороге попалась эта книга. Интересная история - и не более. А раньше бы да, Елена, уже состояла бы в фан-клубе Коэльо. ))

Anna Vinevskaya 04 ноября 2014 в 19:11

Светлана, спасибо за статью. Алхимия раскрывается по-новому в Вашей статье, и понятны становятся скрытые смыслы, которые раньше казались такими недоступно глубокими.