Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Дауншифтинг – побег от общества или от самого себя?

Явление дауншифтинга первоначально развивалось в западных странах. Есть наблюдения, что чем выше уровень жизни в стране, тем больше людей начинают спокойно относиться к карьере и размерам заработка. В России ситуация несколько иная: здесь дауншифтеров пока не очень много – 4-5% от всего населения, и их состав качественно иной. Но об этом чуть позже...

Слово «дауншифтинг» в переводе с английского означает переключение автомобиля на более низкую скорость, а также замедление вообще. Как социальное явление, сутью которого является «жизнь для себя», отказ от «чужих целей», дауншифтинг стал популярен не так давно, хотя существовал и раньше. Еще Лев Толстой описывал такое явление как опрощение. В известном советском фильме «Три плюс два», снятом в 1963 году, мы также сталкиваемся с идеологией трех дауншифтеров, которые каждый год отдыхают на одном и том же пустынном побережье моря, вдали от шума цивилизации, отпускают бороды, а по прибытии в город не стремятся к карьерному росту.

Современные дауншифтеры противопоставляют себя течению яппи, «белых воротничков», которое возникло в 80-х годах и стало квинтэссенцией общества потребления. Стремясь к лидерству, высокому материальному достатку и социальному статусу, яппи становятся заложниками внешних проявлений благополучия, зачастую посвящая свою жизнь демонстрации своего высокого статуса, приобретательству. Для многих такой образ жизни кажется ущербным, обнажая приоритет внешнего над внутренним содержанием. Ведь не только материальные блага могут приносить счастье человеку. У каждого - свои ценности, и невозможно мерить других своими мерками.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана помогает понять, кто такие дауншифтеры и почему очень разные по своему психическому складу люди принимают решение уйти от активной социальной жизни и реализации.

Западный дауншифтинг: не по Сеньке шапка

Явление дауншифтинга первоначально развивалось в западных странах. Есть наблюдения, что чем выше уровень жизни в стране, тем больше людей начинают спокойно относиться к карьере и размерам заработка. В России ситуация несколько иная: здесь дауншифтеров пока не очень много – 4-5% от всего населения, и их состав качественно иной. Но об этом чуть позже.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана описывает восемь векторов психического, которые представляют собой совокупность определенных желаний, качеств характера, социальных ролей. Согласно этой науке, западные дауншифтеры в массе своей являются обладателями кожного вектора или кожно-анального сочетания векторов.

Ценностями кожного вектора являются материальный достаток, высокое социальное положение и карьерный рост. Кожники имеют стремление ограничивать, ставить в рамки себя и окружающих, что делает их отличными управленцами, организаторами, руководителями среднего звена. Анальный вектор добавляет человеку такие качества как профессионализм, основательный подход к делу, качество в работе.

Казалось бы, у них есть все, чтобы получать удовлетворение от работы, как у яппи, образ жизни которых вполне соответствует внутренним потребностям кожного человека. Но бывает, что менеджеры западных корпораций оставляют блестящую карьеру ради приятной и беззаботной жизни в экологически чистом месте.

Пользуясь знаниями системно-векторной психологии Юрия Бурлана, мы понимаем, что предпосылок к такому явлению несколько. Прежде всего, нужно понимать, что люди с кожным вектором – прекрасные руководители, организаторы, но не полководцы и не вожди. Работа крупных западных организаций построена на военных принципах. При этом люди с кожным вектором испытывают потребность в том, чтобы над ними был еще один человек, испытывают потребность подчиняться. Когда такого человека нет, это всегда стресс для кожного человека. И чем выше его должность, тем выше уровень этого стресса. Вплоть до непереносимого.

Кроме того, в системно-векторной психологии есть такое понятие как объем желания, темперамент. Каждый из нас от рождения обладает определенным темпераментом, который толкает его двигаться по жизни сильнее или слабее. И выше головы не прыгнешь. Известное явление в крупных корпорациях, когда человек движется вверх по карьерной лестнице, ведомый все новыми и новыми премиальными надбавками, но в какой-то момент ни одна надбавка становится не способна сдвинуть его с места – человек просто-напросто наедается и не идет дальше.

image description

Пресыщение потреблением – явление странное для многих и хорошо понятное людям, чья средняя зарплата оканчивается шестью нулями. Когда все возможные машины, дома и яхты куплены, а женщины смотрят в рот и готовы выполнить любое желание, импульс к движению утрачивается. А стресс от высокой должности и сверх ответственности никуда не девается. В комплексе этих предпосылок мы и наблюдаем дауншифтинг.

Показательно, что в дауншифтеры уходят чаще всего именно топ-менеджеры – то есть те, которые испытывают колоссальные сверхнагрузки и одновременно получают самые большие деньги, на которые купить можно если не все, то почти все. Некоторые осознанно выбирают должность ниже – уже переев материальных благ, они не испытывают больше потребности так много зарабатывать, не хотят находиться в таком стрессе.

Другие уходят из бизнеса совсем. Например, начинают маниакально следить за своим здоровьем (забота о здоровье – еще одна ценность кожного вектора). При этом со временем многие не выдерживают и таки возвращаются в управление, только уровнем много ниже, а то и организуют свою лавочку. Что не удивительно, ведь в иерархии ценностей забота исключительно о сохранении здоровья является более низким уровнем реализации кожного вектора, нежели проявление себя в социуме. И отказ от активных действий не прибавляет кожному человеку счастья.

Очень показательно, когда бывший топ-менеджер начинает свой собственный небольшой бизнес, открывает свою закусочную или магазин. Он примеряет на себя роль с меньшим уровнем стресса и чувствует себя более спокойным.

Российский дауншифтинг: назад в прошлое

Системно-векторная психология Юрия Бурлана говорит, что в России – уретральный менталитет. Если в западных странах менталитет кожный, комплементарный процессам развития бизнеса и обществу потребления, то в России бизнеса нет. Кожный и уретральный вектора противоположны по ценностям. Уретра не знает ограничений, кожа любит все ставить в рамки, придавать форму. Вот почему уретральник в упор не видит кожника, не понимает его ценностей, а кожник завидует рангу уретральника (в природной иерархии он – вождь) и часто стремится занять его место.

Под крылом российского менталитета свойства кожников, когда им не уделяют должного осознанного внимания, не получают нужного развития. Считать каждую копейку, экономить, просчитывать каждый шаг не по рангу вождю. Массово неразвитая кожа создает базу для процветания коррупции и взяточничества. Трудно делать бизнес в России. Часто невозможно оставаться в рамках закона. Реализовать свои высокие кожные амбиции получается далеко не у всех. Часто приходится наблюдать и такую ситуацию, когда люди с высоким уровнем развития свойств кожного вектора вынуждены адаптироваться к архетипичным проявлениям кожного вектора в нашем обществе.

Поэтому кожный дауншифтинг в России мало распространен. Здесь не меняют хорошее на менее хорошее – терять особо нечего. Есть единичные предприниматели, которые выбирают уединенные пляжи Гоа или Таиланд, чтобы вести какой-нибудь скромный бизнес онлайн. Благо дешевизна этих стран позволяет жить достойно и при невысоких заработках. Кстати, именно российские дауншифтеры чаще всего бегут от юридических проволочек и проблем. Носители уретрального менталитета – это не те, кто стремится следовать букве закона, у нас – другие ценности и приоритеты.

Ряды дауншифтеров в России пополняют чаще всего люди с анальным вектором, чьи ценности глубоко противоположны обществу потребления. По своим природным свойствам анальные люди обращены в прошлое, уважают семью, традиции. Они неторопливы, честны, прямолинейны, обладают обостренным чувством справедливости, которую они понимают как равенство во всем.

Понятно, что имея такие установки в психическом, они ежедневно получают огромный стресс в век высоких скоростей от столкновения с обществом, нацеленным на успех любой ценой. Куда обращают свой взор анальные дауншифтеры? Конечно же на деревню, к своим истокам, стремясь жить, как их деды и прадеды жили, сохранять традиции и устои той формы общества, которой уже нет. Целыми семьями снимаются с места российские непризнанные мастера, специалисты высокого класса, профессионалы, ученые. Элита общества, которая могла бы сослужить ему хорошую службу. Везут за собой детей. Заселяют заброшенные деревни, чтобы восстановить в них ремесла, сельское хозяйство.

Но поскольку такие дела не делаются на уровне одиночек, то процветания не получается. Получается худо-бедно жизнь на лоне природы, в окружении милых сердцу деревенских пейзажей и только. Как Герман Стерлигов, первый капиталист СССР, который сбежал в Подмосковье и стал фермером, а спустя четыре года вернулся в Москву. Нет реализации свойств, заложенных от природы. В глухих местах дети растут в отрыве от социума, не получая элементарной адаптации к его условиям. Что с ними будет потом? Смогут ли они быть счастливы?

Звуковой дауншифтинг: когда тошнит от процветания

Есть еще одна грань этого процесса – это звуковой дауншифтинг, который характерен для стран с любым менталитетом. Это отражение общего плохого состояния звукового вектора, который пока находится в начале своего развития и своей реализации.

Среди основных желаний звукового вектора – поиск себя и смысла жизни, не всегда осознаваемый. Просто плохо звуковику в этом мире, тошно от этих вечно снующих людей, хапающих и набивающих кошельки, орущих прямо в ухо и смеющихся. Слишком громко звучит этот мир для чувствительных ушей звукового человека. Вот почему, предприняв ряд неудачных попыток вписаться в этот мир, человек может принять кардинальное решение – попытаться найти душевный покой, гармонию в местах, удаленных от цивилизации. Эта разновидность ухода от мира даже получила отдельное название – апшифтинг, полная смена образа жизни, радикальный разрыв связей с прошлым.

image description

На новом месте для звуковика находится огромное поле для деятельности: благо для реализации его желаний ничего, кроме него самого, не нужно. Думать, сосредотачивать мысль на своих состояниях, быть в одиночестве и тишине – это все, что, как ему кажется, необходимо для счастья. Он равнодушен к материальному: еде, вещам, деньгам. Оказавшись в «идеальных» для себя условиях, он начинает погружаться в себя, стремясь найти смысл жизни, понять, что его беспокоит и не дает спать по ночам. Он медитирует, а иногда уходит в наркотический дурман. На пляжах Гоа живут целые сообщества таких дауншифтеров, которые постоянно находятся в измененном состоянии сознания вследствие употребления наркотиков.

Но это - тупик, путь к деградации звукового человека. Уход от мира не сможет помочь ему найти ответы на его болезненные вопросы. Кроме того, в психическом человека присутствуют несколько векторов. И частичное наполнение только звуковых желаний за счет тишины, одиночества и возможности думать не будет способствовать наполнению других векторов. Особенные нехватки могут ощущаться в нижних векторах, ответственных за выживание в физическом мире, за устойчивость на ландшафте. Так что, как и в описанных выше случаях, дауншифтинг – не решение проблем в звуковом векторе.

В чем вред дауншифтинга?

Никто не выживает в одиночку. Человеческое сообщество эффективно сохраняет себя только на уровне вида, когда каждый его член вкладывает в это выживание свою долю усилий, определяемую врожденными свойствами. Наибольшее счастье, можно сказать, счастье высшего порядка для человека состоит в реализации его свойств на благо общества. Это редко осознается, пока человек не войдет во вкус от жизни в едином ритме, на одной волне с другими людьми.

Вот почему возникает ложное ощущение, что уход от мира, поможет улучшить состояние, вызванное пустОтами, ненаполненностью желаний. Человек часто не знает, чего хочет, почему испытывает сильный дискомфорт в отношениях с людьми, при реализации в социуме. Он не понимает тех процессов, которые разворачиваются в нем самом, в обществе в целом и не может оценить свое место в них.

В местах, куда он уходит, где нет людей, в тишине ему становится немного легче. Его никто не обижает, не тормошит, не заставляет прилагать сверхусилия, в общем, не создает стрессовых ситуаций. Ему даже может показаться, что он чувствует себя лучше, что достиг определенной душевной гармонии. Но человек так устроен, что если он не двигается вверх, он опускается вниз. А одному очень сложно создать себе сильную мотивацию для развития.

Где наше счастье?

Общество помогает нам не только выживать материально, но и толкает нас к развитию, к источнику наивысшего наслаждения – отдаче своих свойств наружу, ощущению себя взрослым, большим, дающим. Избегая влияния общества, человек остается маленьким, неспособным что-то изменить в этом мире. Дауншифтинг - это почти всегда путь назад, деградация, если человек в результате побега не осознает, что счастье - в социальной реализации и не возвращается к полнокровной жизни.

Увидеть все это можно, если глубоко понимать свои вектора, уровень их развития и способы реализации своих свойств. Когда в человеке есть это знание, он никогда не выберет уход от мира, потому что откроет для себя новое наслаждение от нахождения в нем, от понимания себя и ближнего, от творческого отношения к жизни.

Если вы думаете о том, уезжать от проблем в поисках возможного счастья или нет, отложите этот выбор на некоторое время. Послушайте сначала бесплатные онлайн-лекции по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана. И тогда решайте, где ваше счастье. Регистрация на тренинги здесь: https://www.yburlan.ru/training/

Автор публикации: Марина Голомолзина, журналист
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 35872 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 0 Отправить комментарий