Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Чеснок, серебро и осиновый кол. Сага об энергетических вампирах

Увы, вампиры существуют. Более того — живут среди нас. Им нужно наше внимание, наше время, наши эмоции. Самое удивительное состоит в том, что их потребность в «выкачивании энергии» из окружающих не имеет никакой мистической подоплёки. Она обусловлена их векторальным набором и их состоянием.

 

В последние годы выражение «энергетический вампир» стало пользоваться особой популярностью. Уже ни у кого не вызывают удивления фразочки типа: «Наш шеф пока не доведёт сотрудниц до истерики, не успокоится… Прямо энергетический вампир какой-то…» «Представляешь, он больше часа не умолкал ни на минуту, не дал ни слова вставить. Какой «тяжёлый» человек! Присосался, как вампир, еле отвязалась… Весь день после него, как выжатый лимон». «Ну вот, опять она довела тебя до слёз?! А сама довольная такая ходит — ну чисто вампирша, накачавшаяся энергией…»

Увы, вампиры существуют. Более того — живут среди нас. Сидят за соседним столом в офисе, ездят в общественном транспорте, иногда даже дружат с нами или вообще — страшно сказать! — являются нашими родственниками. И хоть сколько тычь им в лицо долькой чеснока или серебряным колечком «Спаси и сохрани» — они только сильнее распаляются. Ведь им нужно наше внимание, наше время, наши эмоции. Самое удивительное состоит в том, что их потребность в «выкачивании энергии» из окружающих не имеет никакой мистической подоплёки. Она обусловлена их векторальным набором и их состоянием (подробнее о векторах можно прочитать на сайте системно-векторной психологии Юрия Бурлана). 

В недавнем интервью одному глянцевому журналу известная актриса Чулпан Хаматова сказала «…оказывается, есть люди и вещи, которые называют смешным словом «хронофаги». Они воруют наше время. Раньше вокруг меня они вились целыми толпами, но я, видимо, поумнела и жестко расчистила своё личное пространство…»

 

Заевшая пластинка

Ну, с вещами-хронофагами всё более-менее понятно. Начиная от плейстейшн, развлекательного чтива и телевизора и заканчивая телефонами, Интернетом и всякими мессенджерами, они прочно вошли в нашу жизнь, зачастую не просто тупо воруя наше время, но оставляя нам взамен недолгое ощущение удовольствия, азарта, интереса и прочих побочных эффектов вовлеченности в процесс… С людьми-хронофагами всё, увы, не так однозначно. Чаще всего сожаление по поводу отнятого ими времени отягощается такими неприятными последствиями как раздражение, чувство опустошенности, тяжесть в голове, апатия и усталость…

Итак, напасть № 1 — vampire oral vulgaris или вампиры говорящие, раздражающие. Общение с таким типом превращается в бесконечный монолог (его монолог), который вынуждены слушать окружающие, раздражаясь и теряя энергию. Не буду классифицировать эти личности, как это любят делать разные эзотерики в Рунете (там делят похитителей чужой энергии на «солнечных» и «лунных», на активных и пассивных и Бог знает ещё на каких), назовём их для удобства «заевшей пластинкой». Сходство несомненно, ибо пластинка, во-первых, не умеет слушать других, во-вторых, что бы ей не говорили, талдычит своё, в-третьих, если пластинку заело, она может крутиться бесконечно, в-четвертых, ничто так не раздражает, как не несущий полезной информации и давящий на уши звук.

Самый безобидный представитель плеяды болтающих «вампиров» отлично показан Геннадием Хазановым в спектакле «Ужин с дураком». Его герой Франсуа Пиньон — орально-анально-зрительный чудик, увлекающийся макетами из спичек, просто одержим навязчивым желанием рассказывать о своём хобби каждому встречному-поперечному. Навязчивые рассказы вынуждают слушателей морщиться, однако, заставить болтливого собеседника замолчать не так-то просто…

К сожалению, в жизни далеко не все оральники так милы и обаятельны, как герой Хазанова с развитой зрительностью. Конечно, они бывают разными: например, весёлыми массовиками-затейниками или обаятельными артистами разговорного жанра (развитая кожно-зрительно-оральная связка векторов); зовущими за собой лидерами, «глаголами жгущими сердца людей» (кожно-оральные или даже уретрально-оральные люди) и даже глашатаями власти, способными убедить слушателей во всём, в чём угодно (как, например, у Жириновского, в его случае развитый оральный вектор сочетается с несколькими другими, не менее развитыми  верхними векторами).

Но если говорить о тех, кто лишает слушателей сил, или попросту «вампирит», то своей гиперобщительностью они чаще отталкивают, чем привлекают… А всё потому, что их оральный вектор не развит или принадлежит не очень реализованному, недовольному жизнью человеку, которые восполняет свои нехватки за счёт внимания других людей, выплёскивая на них потоки своей речи.

…Одна такая «заевшая пластинка» по имени Зоя Петровна работала в конторе, где мне часто приходилось бывать по делам. У нее была то ли вегетососудистая дистония, то ли аритмия, то ли тахикардия, то ли гиперемия. В общем, что-то с её здоровьем было не так, ибо на её рабочем столе всегда стояла коробочка с лекарствами и небольшой приборчик для измерения давления.

Однако всё бы ничего, ведь говорили, её проблемы со здоровьем были не столь серьёзными. Думаю, на них бы никто и внимания не обратил, если бы не склонность Зои Петровны к раздуванию из мухи слона и к постоянной болтовне. Во-первых, все подробности её болезни и лечения были известны окружающим со слов самой «болящей».

Стоило кому-то заикнуться о том, что у него «тянет где-то в боку», как Зоя Петровна мгновенно выдавала кучу предполагаемых диагнозов, неизменно начиная со слов «Я от этого лечилась у одного светила…», или «У моего тестя была точь-в-точь такая же проблема…», или «Я вам сейчас расскажу, как надо лечиться, это верный способ, я сама лично пробовала, когда слегла племянница моей соседки».

Во-вторых, она явно считала себя экспертом как минимум в сотне разных тем. Казалось, что она сидит не за скромным рабочим столом, а в президиуме какой-нибудь комиссии, где всяк входящий должен быть проинструктирован на любой жизненный случай. Зоя Петровна знала всё обо всём. И что самое ужасное — всё обо всех. Где она черпала информацию — история умалчивает, однако, все свежие сплетни и слухи сообщала своим коллегами именно она.

«Радио» начинало работать с момента её появления в кабинете и не замолкало ни на минуту. Даже за чаем, набив рот плюшками, Зоя Петровна умудрялась что-то рассказывать своим товаркам. Если не хватало «местных» новостей, в ход шли такие горячие темы, как новый сериал, повышение квартплаты, погода и здоровье, подробности личной жизни известных людей и т. п. – лишь бы рядом были уши, готовые слушать.   

Для любителей тишины нахождение с ней в одном кабинете было пыткой, поскольку Зоя Петровна ни на минуту не умолкала. Она занималась обработкой первичных бухгалтерских документов, и постоянно всем рассказывала, что никто — «нет, ну вы представляете  себе, абсолютно НИКТО!» — из контрагентов не хочет делать свою работу как следует, что вся нагрузка ложится на её хрупкие плечи, что это именно она выполняет всю работу за бухгалтеров, которые только и делают, что ходят по косметологам и парикмахерам, а у неё ведь расшатанное здоровье, слабые нервы, куча проблеми т. п.

Деликатные коллеги за глаза называли Зою Петровну «громкоговорителем», а неделикатные — «паучихой», в глаза же большинство ей поддакивало, думая при этом о своём; при этом кое-кто втихаря мечтал перейти в другой кабинет. Это нисколько не смущало Зою Петровну, потому что среди коллег были и такие, кто слушал её, раскрыв рот. Опять же, в конторе ежедневно бывали посетители, и Петровна не упускала возможности «взять штурмом» чужие уши. Она начинала с того, что выспрашивала, зачем и откуда пришёл посетитель, цеплялась за какую-нибудь деталь и развивала на этой почве бурный монолог. Многие посетители уходили очарованные её оральным обаянием и польщённые вниманием такой «приятной и общительной» женщины.

Признаюсь, я сама вначале попалась на эту удочку. Людей вообще привлекают экстраверты, готовые поделиться и рассказать всё обо всех и, в первую очередь, о себе. Подобная «откровенность» часто вызывает ответное желание рассказать о себе, о котором потом можно горько пожалеть… При нашей первой встрече Зоя Петровна приветливо улыбнулась, изогнув свои пухлые и даже немного порочные губы, и спросила:

- Это вы та самая, Катя, которая всё время в командировках? Наверное, устаёте, постоянно мотаться-то? А как муж на это смотрит? Ааааа, нету муууужаа? А знаете, что я вам скажу, Катюшенька, — сейчас ведь вообще нормальные мужики в дефиците.

В итоге мы проговорили больше часа, хотя, конечно, «проговорили» — это громко сказано. Говорила в основном Зоя Петровна, развив тему мужского дефицита во всех возможных направлениях. Как-то незаметно и ненавязчиво она вторглась в моё личное пространство, и вот мы уже болтали у окна, склонив головы друг к другу, и я смеялась над какими-то её скабрёзными шутками в адрес мужиков. Помню, подумала, что, возможно, обретаю новую подругу в её лице, и даже зачем-то выболтала ей всё, что было на душе.

…И уже в следующий визит получила пощёчину в ответ на свою откровенность. Коллега Зои Петровны, с которым мы в основном и общались по работе, вдруг сказал мне в приватном разговоре, что «крутить романы с женатым начальством — только репутацию себе портить» и так выразительно на меня посмотрел, что меня прошиб холодный пот. Откуда он узнал?! Я же ведь только Зое Петровне… под большим секретом… ах она… трепло такое!.. болтушка бессовестная!.. Вытянула все мои секреты и пошла болтать во все стороны!.. Вот паучиха!..

В одно из моих следующих посещений этой конторы в кабинет, где сидела Зоя Петровна, вошёл руководитель фирмы с каким-то мужчиной. Коротко пояснив, чем занимается отдел, и, представляя ему сотрудников, он вдруг сделал небольшую заминку, дойдя до Зои.

— А это Зоя Петровна. Она занимается первичной документацией. Ну и по совместительству — первая сплетница нашего коллектива. Если захотите собрать на сотрудников компромат, обращайтесь.

Дверь захлопнулась. У меня —да и у всех окружающих — просто рты открылись от удивления. Видно чем-то наша героиня сильно насолила начальнику, раз он позволил себе такой выпад при постороннем. Говорили, что при предыдущем начальстве наша говорунья была в «чести», даже была при нём чем-то вроде рупора, донося в начальственный кабинет все настроения коллектива и, наоборот, передавая коллективу недовысказанные ЦУ начальства. Однако новое начальство видимо было из другого теста…

Зоя Петровна обвела глазами окружающих, набрала в грудь воздуха и все поняли, что сейчас будет сказана очередная пламенная речь.

- Нет, ну вы слышали?! Сказать такое про МЕНЯ! Я же ведь просто честный человек, да, бывает, что вывожу некоторых на чистую воду, но разве я сплетничаю?! Судите сами, когда распределяли премию, кто получил самый большой процент?..

Зоя Петровна говорила так горячо и искренне, что даже те, кто страдал от производимых ею звуковых колебаний, поневоле посочувствовали. Все побросали свои занятия и просто сидели и слушали этот «громкоговоритель», как детки слушают свою первую учительницу. К концу речи Зоя так распалилась, что монолог закончился слезами и истерикой. Не знаю как у её коллег, а у меня реально разболелась голова от её громогласных восклицаний. Какая-то сердобольная душа позвонила её подружке из соседней конторы, и та мгновенно прибежала отпаивать заплаканную Зоиньку валокордином. Измеряла ей давление и выслушивая её нескончаемые пояснения, она осуждающе шипела в сторону окружающих: «Довели хорошего человека, злыдни».

Героиня нашей истории была обладательницей как минимум трёх векторов, обуславливавших её поведение, причём, от каждого из них она взяла, пожалуй, самые отталкивающие черты. От анального вектора — чрезмерную обидчивость, от зрительного — склонность к истерикам, от орального — навязчивую говорливость (подробнее о векторах читайте здесь). И если с первыми двумя чертами её характера ещё можно было худо-бедно смириться, то вот от последней коллектив реально страдал. Но, увы — так уж устроен оральник — ему жизненно необходимо внимание окружающих, «свободные уши», в которые можно влить потоки своей речи, причём, ему недостаточно просто говорить, ему нужно чтобы его именно слушали. Чтобы добиться внимания окружающих, он способен на всё — приукрасить, соврать, оклеветать, рассказать скабрёзную сплетню… 

Случалось ли вам встречать людей, в разговоре с которыми вам едва удаётся вставить словечко? Есть ли у вас друзья, «фонтан красноречия» которых не возможно «заткнуть», даже когда вы провожаете их за порог после бесконечного вечера, заполненного их монологом? Ибо даже одетые и практически стоящие одной ногой в метро, они всё ещё пытаются завладеть вашим вниманиям, рассказывая очередную историю? Встречались ли вам люди, которые могут часами говорить на любые темы, мастерски меняя направление разговора, как только вы теряете к нему интерес?

Приходилось ли вам игнорировать телефонные звонки, если вы видели что звонит человек, одержимый ведением бесед,  от которого так просто не отвязаться? Есть ли в вашем рабочем коллективе болтун-всезнайка, который знает всё обо всех и готов рассказывать эти «страшные тайны» по секрету всему свету? Пытались ли вы пройти незамеченным мимо знакомого, который на дежурный вопрос: «Как дела?» — имеет привычку детально описывать все события последних десяти лет своей, а то и чужой жизни? Если хотя бы на один вопрос вы ответили «да», тогда вы понимаете, о чём идёт речь…

С завидной регулярностью Зоя Петровна брала больничный, который никогда не длился меньше двух недель. Каждый раз разбирать поступающие документы приходилось кому-то из сотрудников, что само по себе было весьма напряжно.

Однако главная подлянка состояла в том, что когда Зоя Петровна возвращалась, она устраивала замещавшему ее сотруднику «допрос с пристрастием». Она задавала по несколько вопросов по каждому документу, спрашивала, куда делись конверты, в которых пришли счета-фактуры, и подолгу возмущалась, если узнавала, что те были банально выкинуты. Анальная дотошность вкупе с оральной потребностью в проговаривании превращали её в настоящее наказание…

Казалось, этот «громкоговоритель» будет вещать вечно. Но однажды все устроилось совершенно чудесным и просто невероятным образом.

Зою Петровну вызвало на ковер большое начальство, которого неприятно удивила статистика заболеваемости сотрудника. Кроме того, из бухгалтерии всё чаще стали поступать жалобы, что документы, проверенные Зоей Петровной, поступают с ошибками и неправильными реквизитами.

Зоя Петровна пустила слезу пред очами начальства, произнесла полную «кровавых подробностей» трогательную речь о том, как прилежно и упорно она занимается самой грязной и неблагодарной работой во всей компании, получая копейки за свой тяжкий труд. Говорят, особенно проникновенно звучала та часть её «спича», в которой она рассказывала про то, как подорвала своё здоровье из-за перегрузок на работе. Не побрезговала она и скандальными подробностями из жизни своих коллег, рассказав начальнику о том, как сослуживцы тратят драгоценное рабочее время на соцсети, звонки по мобильному, Интернет-магазины, чтение журналов и даже флирт!     

Однако начальство было «крепким орешком» и не прониклось. Разговор получился жёсткий, и для Зои Петровны аудиенция закончилась традиционно: слезами, причитаниями, вызовом подружки, измерением давления и валокордином.

Отпив лекарств, Зоя стала распалять своё недовольство, обратившись сначала к этой самой подружке, а потом всё сильнее повышая голос и привлекая к своему выступлению всех присутствующих. Слова так и рвались из неё наружу:

— Нет, они думают, что могут издеваться надо мной за какие-то гроши, которые я тут получаю за эту адскую работу. Да если бы не я, вся бухгалтерия была бы парализована, они бы в одних бумагах только захлебнулись… Одна эта Олечка новенькая чего стоит. Совсем ничего не понимает в документах. Но ничего, правду не утаишь, мы все знаем, кто её и как на это место пристроил

Я столько работы делаю, сколько никто тут не делает… Сидят тут, бумажки перебирают. А секретарша «главного»!.. Вы же знаете, что она была любовницей нашего конкурента, который её выставил с позором? А ещё мне замечания делать пытается. Как, не знаете?! Ну так я вам щас всё расскажу!.. Значит, было всё так

Мне с моим здоровьем на «лёгком труде» надо сидеть, а я тут с утра до ночи в документах разбираюсь, для них же стараюсь. Неужели ещё где такую дуру найдут, которая так себя гробить будет за копейки?.. Нет, ну ведь согласитесь… Вот хоть ты, Никанорыч, ты ведь у нас уже двенадцать годиков оттрубил. А как тебя отблагодарили?..

Этот монолог несправедливо обиженного «трудоголика», насыщенный негодующими взываниями к публике и компроматом на бухгалтерш и секретарш, продолжался до конца рабочего дня.

В конце концов, Зоя Петровна так завела себя, что взяла чистый лист бумаги, написала заявление об увольнении по собственному желанию, подошла к одному из менеджеров, дала ему бумагу, театрально запрокинула голову и сказала ему с максимальным накалом трагизма, на который была способна:

— Виктор, ты сегодня к директору попадёшь? Передай ему мое заявление, пожалуйста!

Виктор взял заявление и уже через несколько минут был у директора. Увидев заявление, директор слегка удивился, но тут же написал на нём: «В отдел кадров: уволить без отработки».

Чрезмерная обидчивость часто вредит людям с анальным вектором, толкая их на необдуманные поступки, заставляя мучиться и переживать. Людям с анальным вектором трудно прощать и забывать обиды, и это часто осложняет им жизнь. Анальный вектор заставляет людей годами (!) дуться на обидчиков из-за пустяшной ссоры, именно он заставляет их помнить обиду всю жизнь. Такие люди часто живут прошлым — и это тоже одна из особенностей анального вектора.

Утром следующего дня Зоя Петровна сидела за своим столом, крутила в руках пузырёк от валокордина и посматривала на телефон — ждала, что вот-вот позвонит начальство. Которое, как она рассчитывала, вызовет её к себе и будет уговаривать забрать заявление. Если звонил кто-то другой, она на удивление быстро заканчивала разговор, с придыханием шепча в трубку: «Я жду важного звонка, позже перезвоните».

С некоторыми из звонивших она всё-таки не сдерживалась — вступала в разговоры, рассказывая под большим секретом, что вчера у неё был серьёзный разговор с начальником, и возможно, сегодня тоже будет серьёзный разговор, и ей нужно настроиться, ведь начальство — оно такое, к нему надо подготовленным входить, ибо не знаешь, с какой ноги оно встало, ну вы понимаете, бла-бла-бла… «Секретную информацию», конечно же, слышал весь отдел.

Наконец телефон снова зазвонил. Зоя Петровна взяла трубку и услышала:

— Зоя Петровна? Это отдел кадров беспокоит. Зайдите за обходным листом, пожалуйста…

Во рту у Зои Петровны пересохло, она положила трубку, посмотрела на пузырёк валокордина, который всё еще сжимала в руках, и поняла, что вот сейчас он наконец-то нужен ей по-настоящему.

Увы, от назойливого вампира-оральника не так просто избавиться. Ответа на вопрос, где у него кнопка, не существует. Да и сопутствующий набор векторов может быть таким, что оральник превращается в ничем непробиваемый чугунный монумент… Что же делать? Как ни странно, ответ существует, и на «говорящего вампира» есть управа.

Вот только справиться с распоясавшимся оральником, пожирающим ваше время и жаждущим внимания, – это полдела. Ведь есть ещё и другая порода вампиров, более изощрённая в выборе методов воздействия. Назовём их «охотники за эмоциями».

Продолжение следует.

Автор публикации: Екатерина БУРДАЕВА, коммерческий директор.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41295 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 12 Отправить комментарий
Анна Рыжкова 09 декабря 2016 в 12:12

Отличная статья! Дочитала, ничего не пропустив! Спасибо автору!

Ольга Иванова 01 сентября 2014 в 16:09

А меня вот, молчаливую такую звуковую- пару раз вампиром обозвали за то, что я неразговорчивостью своею заставляла быть болтливыми моих замкнутых собеседников.

Татьяна Лавида 20 января 2014 в 06:01

Как подробно описано! Очень наглядная и знакомая ситуация. Всегда старалась держаться подальше от таких людей. Сейчас явно понимаю, что правильно делала)). Спасибо большое за статью!

Наталья Красуля 20 января 2014 в 06:01

Прочитала на одном дыхании. Наблюдаемо, но не часто встречаются такие люди. И слава Богу! Уметь выбирать с кем общаться, необходимо научиться. Жизненно необходимо .

Татьяна Лавида 20 января 2014 в 06:01

Это верно, иначе можно пострадать.
Была у меня на предыдущей работе такая личность, с неразвитым и нереализованным ОрВ. Я в то время в депрессии звуковой была. Наушники не снимала. Вот так и спаслась)). Сейчас конечно, есть метод получше - системное мышление (моя палочка-выручалочка)!

ILona Vladimirova 28 октября 2015 в 15:10

Да, у меян аналогичная ситуация была на работе - и тоже наушниками "скрывалась" хоть как-то!)))

Наталья Красуля 20 января 2014 в 07:01

"...Как ни странно, ответ существует, и на «говорящего вампира» есть управа..." Мы нуждаемся в таких подсказках, как никогда прежде. В век информационного изобилия, наушники, пожалуй, единственная защита для многих.

Луиза Древсхольт 25 апреля 2013 в 12:04

Спасибо, спасибо за удивительно-подробную картину... Знаю не по наслышке, что подобные типажи держат, все-таки паузу пока рядом не окажутся нужные уши и они их распознают на счет раз-два... Одного такого вампира, который "управляет" коллективом - я тоже видела. Моя вампирша по сей день "управляет", пережив директора и была на волоске увольнения, т.к. новый директор знал и терпеть ее не мог и в начале он ее понизил в должности, в надежде, что она уволится. Но не тут -то было.... Через некоторое время я узнала, что она была не только не уволена, но и получила повышение)))....
Сейчас понимаю, эх, как понимаю, через системные знания. В ней нет анального вектора и, естественно, по этой причине обида не сломила нашу вампиршу. По сей день "трудится" над коллективом и вред который наосит ощущают все, но сделать ничего нельзя против того, "кто горлом берет" ...

Oksana Weiche 07 ноября 2015 в 18:11

Открою страшную тайну - из собственного опыта знаю... Такие "вампиры", в случае, если Вы начальник, на работе просто незаменимы!!! Они становятся единственным информатором для Вас и высвобождают Вас от обязанности контролировать работу и весь коллектив. Его ненавидят все - так и есть, даже Вы сами его терпеть не можете, но т.к. Вы - шеф, он у Вас правая рука и под контролем... в свою очередь "вампирша" контролирует всё предприятие - работу и коллектив, а не Вы.... У Вас же высвобождается драгоценное время на конструктивную деятельность... в конце концов на СЕБЯ любиму. :-)
Я как стала шефом, сначала от таких избавилась - они мне были настолько противны и выносили мне мозг попросту своим трёпом... А потом, таки, пришла к выводу - это была ошибка, ибо подчинённые потихоничку стали "садиться на шею" - ходить ко мне "исповедоваться" или помощи и советов просить... Каждому в отдельности не поможешь - у меня их куча, а я одна - у меня есть мои обязанности, да и время не резиновое в конце концов!
Вот такие "вампирши" пришлись мне как раз в пору. Я их часок в день "потерплю" - узнаю всё и вся, поставлю задачи, и как она там их организует - не моё дело - главное, я знаю, что они будут выполнены.... По такой схеме всё работает безукоризненно! И подчинённые тянутся душой и сердцем ко мне, при этом, держа разумную дистанцию, уважая меня и любя. А "вампиршу" боятся и ненавидят лютой смертью, и выполняют свою работу на 5+...
Вот такой себе незаменимый тандемчик - уретральник и анольно-кожный оральник... не ошибаюсь в векторах?

Юлия Latkina 06 апреля 2013 в 12:04

Но все таки думала, что энергетические вампиры и «хронографы» немного различаются по своим нехваткам, а именно , хронографы – типа, забирают наше время, говоря через себя, через свои пустоты, нехватки… находясь в другом, в своем желании получать, проговаривая, то, что нам совершенно не интересно, на том уровне, что мы просто не можем в отсутствии подобных желаний, как таковых, в это включиться, но вынуждены это слушать – этим грешит неразвитый, пустой, оральный вектор… И, непосредственно, - энергетические вампиры, - зрительный вектор, которые, таким образом, пытаются заполнить свою пустоту в зрительном векторе, создавая таким образом, психо-эмоциональную связь не на отдаче, а на получении… в нехватках, различных эмоций… в большей степени – негативных, не потому, что они этого желают – подпитаться на негативе, а потому, что мы их таковыми воспринимаем, находясь совершенно в другом.
Во-многом, верхние вектора, звуковой, оральный и зрительный, проявляют себя, таким образом, как думаю, из за «проблем», неразвитости и нереализованности в нижних – кожный, анальный, уретральный (пару векторов упускаем, мышечный - нижний и обонятельный – верхний… о них совершенно другой разговор и расклад)…
В любом случае, каждый говорит через себя, через свои пустоты, требующие наполнения, что ярко проявляется и наблюдаемо особенно в кожно-звуковой связке…
Да, согласна, оральный вектор «душит» )) звук, стремящийся к тишине, внутреннему поиску – и таким образом, к самопознанию и одиночеству…. - к определенной отстраненности от окружающих…

Таким образом, возможно, у Зои Петровны, была дырка не только в оральном, но и, в первую очередь, в доминирующем зрительном векторе…. при наполнении, которого, оральность, выравнилась-бы. так сказать, в унисоне))).
Кроме того, думаю, о том, что при наполнении, развитии - реализации верхних векторов, (конечно у тех, у кого они имеются в наличии, как доминантных и получающих/черпающих информацию, принимающих определенные энергетические воздействия, в первую очередь, через себя ) - нижние вектора, начинают развиваться и выравниваться в полном соответствии с верхом.

Кроме того, оральность, говорит, прежде всего, нашими нехватками, … отсюда и, так называемое, доверительное отношение и предрасположенность к общению.. ну, или где-то неподалеку находится обонятельник))))))))))))))

Наталья Баскакова 05 апреля 2013 в 17:04

слава Богу,
оральников я видела только на экране
повезло :))
а вот анальники доставали :((

Галина Некрасова 2 04 апреля 2013 в 15:04

Какая знакомая история. Право слово, совсем недавно я слышала её из первых уст не системного человека. Правда без системных объяснений. Может и не именно эту,но очень похожую. Сценарий однако!