Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Как вырастить шизофреника с гарантией и умереть от его благодарности

Мужчине на момент совершения преступления было уже 65 лет. Прежде он был женат. От брака у него осталась взрослая дочь... Его дочь, прочитав статью о шизофрении на портале Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, сказала: «Вот и звуковой вектор в действии...»

Случай из следственной практики

Анально-кожно-мышечный звуковик со зрением, доцент кафедры иностранных языков в университете, убил свою мать, так как слышал все время ее голос в голове. На допросе он рассказал, что она постоянно рассказывала о нем какие-то нелицеприятные вещи незнакомым людям, слышать которые ему было обидно, так как он не совершал ничего подобного. В ходе допроса по наводящим вопросам стало понятно, что все эти разговоры происходили у него в голове. Помимо этого, она его постоянно ругала и обвиняла. Мужчине на момент совершения преступления было уже 65 лет. Прежде он был женат. От брака у него осталась взрослая дочь.

Дочь — тонкая молодая девушка с живыми глубокими глазами и философским взглядом на мир — рассказала, что ее родители познакомились, будучи еще молодыми. У отца уже тогда были навязчивые идеи о преследовании, которые им сначала казались обоснованными.

Дело в том, что после школы мужчина учился в Германии. В те годы это было невозможно без собеседования (допроса) с сотрудниками КГБ. Видимо, это и стало детонатором его болезни. Но сразу на это никто не обратил внимания, так как в своей паранойе он был очень убедителен. Тревогу забили, когда девочка появилась на свет и мама стала опасаться за ее жизнь и здоровье. После развода мужчина какое-то время наблюдался в психиатрической клинике, продолжал преподавать.

Несколько лет назад он был вынужден переехать жить из столицы в родной город к пожилой матери, чтобы ухаживать за ней. С этого момента и начало прогрессировать психиатрическое заболевание. С коллегами доцент был необщителен и замкнут. Производил впечатление уставшего от жизни человека. Но работал хорошо, и нареканий на него не было. Пока из-за введения карантина весь преподавательский состав вуза не был переведен на дистанционное обучение. Мужчина наотрез отказался пользоваться какими-либо устройствами технической связи и говорил, что через интернет его найдут. В связи с этим он уволился и полностью лишился социальных контактов.

С этого момента он мог пропадать на несколько дней, говорил, что прятался в лесу от слежки. Однажды зимой в комнатных тапках добрался до другого города, преодолев расстояние более четырехсот километров, якобы уходя от преследований.

Свою мать он убил, находясь у себя дома, где и был задержан. При допросе жаловался на головную боль и не осознавал, что лишил жизни мать. Говорил только о себе, сосредоточен был исключительно на своих внутренних ощущениях. Мог в малейших деталях описать, что он чувствует в теле, но абсолютно ничего не пояснял о произошедших событиях. На вопросы о взаимоотношениях с матерью говорил в настоящем времени, повторяя раз за разом: «Она все время клевещет на меня. Говорит о постыдных вещах, которых я никогда не совершал, обвиняет меня в безделье. А я хороший сын. Я ухаживаю за ней. Я не понимаю, зачем она все время врет обо мне».

Как вырастить шизофреника фото

Его дочь, прочитав статью о шизофрении на портале Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, сказала: «Вот и звуковой вектор в действии...»

С ее слов стало известно, что мама мужчины была заслуженным учителем и ее отличительной чертой было то, что она никогда не говорила спокойно. Всегда говорила на повышенных тонах. Отец мужчины был военным и тоже был вспыльчивым и резким в общении. В доме постоянно был повышенный звуковой фон и раздражающий гул, который рассказчица, как звуковичка, тоже хорошо помнит из детства.

За несколько дней до смерти погибшая звонила и жаловалась, что ее сын ничего полезного не делает, что он зря ест хлеб и прочее. «Воспитывала» его всегда на повышенных тонах. Мужчина сбегал из дома и часами бродил на улице, чтобы избавиться от боли внутри собственной черепной коробки.

В ходе досудебного расследования мужчине была проведена психиатрическая экспертиза, которая определила у него диагноз: параноидная шизофрения.

Второй случай, рассказанный молодой влюбленной девушкой

Молодой, красивый, статный, безумно умный и интересный парень со звуко-зрительным интеллектом и огромными перспективами привлек ее внимание сразу. Они учились на одном потоке на факультете иностранных языков. Познакомившись ближе, она уже не могла без него жить: в животе роились бабочки, а голове — романтические мысли и фантазии. Они ходили на свидания, гуляли при луне, он признавался в любви, и они вместе мечтали о том, какой будет их свадьба.

Мама парня была активной и властной, не терпела, когда что-то шло не по утвержденному ею заранее плану, была довольно скандальной и громкой. После института мама поспособствовала трудоустройству парня на высокую и ответственную должность — жизнь обещала бить ключом. Но иногда у него случались панические атаки и приступы ипохондрии. Тогда он срывался, где бы ни находился, и ехал в больницу в страхе, что умирает.

Он называл маму орущей. Не то чтобы она всегда кричала, но была истеричной. И в истерике была шумной. Он всегда пребывал в напряжении рядом с ней, испытывая страх, что она взорвется и начнет кричать. В целом, возможно, вы уже понимаете явление «шумного» зрительного вектора. Не спокойное, разлитое, чувственное состояние, а экспрессивное, прессингующее, давящее... Папа тоже был жестким, резким, вспыльчивым, не подбирающим слов.

Как вырастить шизофреника с гарантией фото

Отношения у молодых людей не сложились. Вымотанная истериками и порой странным поведением парня, девушка уехала работать по направлению в другой город и оборвала все связи с любимым молодым человеком. Несколько лет она ничего не слышала о нем, пока от общих знакомых не узнала, что парень лежит в психиатрической клинике.

Оказалось, что у него начался бред преследования, он перестал выходить из дома, опасаясь расправы каких-то недоброжелателей. Речь перестала быть связной. Мог начинать говорить на одну тему, переключиться на другую, теряя нить повествования. Приступы ипохондрии участились: на приеме у доктора всегда очень подробно описывал свои ощущения в области внутренних органов, при этом никогда не мог вспомнить, какая погода была за окном автомобиля, когда он ехал на прием.

Когда же парень стал агрессивно реагировать на любые предложения матери, она обратилась за помощью к знакомому психиатру, который, проведя с ним непродолжительную беседу, диагностировал у него параноидную шизофрению и убедил парня, что в клинике его никто не найдет и там он будет в безопасности.

Вот так в возрасте 28 лет перспективная жизнь молодого красивого парня была заточена в стенах психиатрической клиники.

Вместо послесловия

Внимательный читатель, конечно, заметил схожесть двух этих историй. Во-первых, отличительный интеллект героев сразу ставит их в общий ряд. Во-вторых, автор не просто так делает акцент на шумовом пространстве вокруг обоих мужчин в их детском возрасте. И в-третьих, один на двоих диагноз — как следствие одной на двоих причины.

Системно мы понимаем, что наши герои — обладатели звукового абстрактного интеллекта, обогащенного еще и ярким зрительным образным мышлением. Но зрительный вектор в данной истории играет опосредованную роль, внося лишь некоторый окрас в состояния мужчин. Гвоздь программы, конечно, его величество Звук.

Рожденные тихими, сосредоточенными на тишине внутри себя и звуках снаружи, маленькие звуковики с раннего детства задаются вопросами мироустройства, смысла всего происходящего и интересуются больше метафизическим миром, нежели физическим.

Параноидная шизофрения фото

Фундаментом воспитания таких детей является благоприятный шумовой климат в семье: помимо тишины и спокойствия допускается лишь фоновая тихая классическая музыка. Крики, шум и оскорбления, пусть даже сказанные шепотом, с шипением и злостью, травмируют маленького звуковика, сосредотачивая его не на мире снаружи, а на мире внутри него самого.

Контакт с окружающим миром становится болезненным, общение с другими людьми избирательным и, в зависимости от тяжести состояния, это приводит к плачевным последствиям: от аутизма до наркомании, суицидальных мыслей, депрессии и психиатрических расстройств. Шизофрения — это всегда следствие тяжело травмированного в детстве звукового вектора.

Мировосприятие звуковых детей настолько тонкое и точное, что порой кажется, что они читают мысли. Они сосредоточены на смыслах и считывают их в малейших сменах интонаций. Их не проведешь!

Если вы все еще кричите на своих детей или даже тихо говорите им: «Кретин, зачем я тебя родила?!», прочтите текст выше еще раз, а лучше заклейте рот скотчем — так будет надежнее.

Автор публикации: Анастасия Капрелова, следователь
Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии. Уже идут 3069 человек

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

Уже идут 3069 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 

Даты лекций будут
скоро назначены

Комментарии 0
 
 
 
 
Войти
С помощью социальных сетей:
facebook.com
В контакте
Google+
Одноклассники
Mail.ru
X