Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Арт Брют. Часть 2. Творчество аутсайдеров

Столько людей на планете Земля, и никто не задумывается над вопросом: «А есть ли первопричина, смысл жизни?» Лишь человек со звуковым вектором настойчиво стучится во все двери в поисках разгадки смысла своего существования. Оттого так часто и встречаются в картинах ар-брют религиозные мотивы и символы.

В предыдущей статье мы рассмотрели концепцию «неискусства» Жана Дюбюффе, воплотившуюся в целом отдельном направлении — ар-брют. Сам Дюбюффе проделал нелегкий путь, прежде чем нашел свой уникальный стиль, отображающий его представление о настоящем творчестве. Это искусство, проникнутое духом свободы звукового поиска, искусство, лишенное стройности, «прилизанности», упорядоченности. Воплощение духа хаоса и варварства: грубое, живое искусство.

Как мы уже говорили, сам Жан Дюбюффе оставил после себя более 10 тысяч работ, написанных в разных техниках. Более того, художник стал создателем уникальной коллекции картин аутсайдеров, тщательно им отбираемых со всего света. Это были работы убийц и маньяков, душевнобольных, вообразивших себя медиумами, сумасшедших, чудаков и даже представителей «диких» этнических групп. Именно в творчестве таких людей Жан Дюбюффе видел ту самую свободу и непосредственность, которую искал у себя. Их творчество лишено культурных рамок, к такому творчеству неприменимы понятия «красивое-некрасивое». Сам художник утверждал, что понятие красоты ошибочно, и лично он предпочитает любоваться «неограненными алмазами».

Коллекция, собираемая Жаном Дюбюффе, легла в основу целого направления в искусстве. Ар-брют и по сей день пользуется популярностью у многих звуковиков, поэтому список авторов, работающих в данном направлении, лишь растет и расширяется. Сегодня мы рассмотрим некоторых представителей данного направления (в том числе и тех, что вошли в коллекцию Дюбюффе).

 

Его величество звук

Картины, вошедшие в коллекцию ар-брют, принадлежат авторству разного рода аутсайдеров — людей, чей звуковой вектор нередко пребывает в плохом состоянии, из-за чего они не могут адаптироваться в обществе и часто живут «на краю». Конечно, это касается не всех, однако многие из авторов, чьи работы входят в золотой фонд направления ар-брют, признаны психически нездоровыми, многие из них — отшельники, бродяги, наркоманы, неудавшиеся самоубийцы, пытающиеся себя реализовать, наполнить свои нехватки.

Дело в том, что природа поставила перед человеком со звуковым вектором особенную задачу — познать мир, недоступный человеческому глазу, мир внутри, мир метафизический: познать Бога через познание себя и мира вокруг. Столько людей на планете Земля, и никто не задумывается над вопросом: «А есть ли первопричина, смысл жизни?» Лишь человек со звуковым вектором настойчиво стучится во все двери в поисках разгадки смысла своего существования. Оттого так часто и встречаются в картинах ар-брют религиозные мотивы и символы.

Задача познать Бога кажется непосильной. Сколько изобретений было создано человечеством за несколько тысяч лет, сколько открытий было сделано, но ни одно из них так и не приблизило нас к пониманию Бога и смысла бытия. Сколько философских и религиозных трудов было написано, но вопросов без ответов стало лишь больше.

Нехватки человека со звуковым вектором невероятно большие и приносят его обладателю невыносимые страдания. Поэтому звуковиков бросает из крайности в крайность: гений с налетом безумия и душевнобольной с потенциалом гения. Вот почему на многих картинах ар-брют можно встретить все эти вселенские страдания, пустоты и нехватки, выраженные в уродливых и страшных образах.

Для многих звуко-зрительных людей творчество — это и способ понять себя, и способ отобразить собственную картину мира. Благодаря зрительному вектору такие люди воспринимают окружающий мир на тонком уровне — во всех его мельчайших изменениях, а абстрактное мышление звукового вектора перерабатывает полученную информацию в весьма причудливых формах. Это может быть что угодно: музыка, стихотворные строки, рисунок… Рисунок человека со звуковым вектором часто символичен. Для такого человека живопись — это способ выразить собственную картину мира в материальном мире, изобразить непередаваемое на доступном человеку языке — языке символов.

Символы не так сложно разгадать. Например, в работах Pascal-Désir Maisonneuve постоянно повторяющимся мотивом являются раковины вместо ушей — своеобразная метафора, построенная не только на игре слов «раковина» — «ушная раковина», но и на особом восприятии реальности. Ведь уши у человека со звуковым вектором — очень тонкий и чувствительный орган, устанавливающий связь между миром внешним и миром внутренним. Звуковик воспринимает реальность через ухо, поэтому шумный внешний мир и кажется ему столь враждебным, травмирующим. Любые крики наносят ему тяжелую травму, вызывают желание «спрятаться в ракушку», уйти в себя. Неудивительно, что на некоторых картинах ар-брют можно встретить улиток — еще одна живая метафора звуковика, вещи в себе.

Рассмотрим некоторые другие звуковые проявления в картинах ар-брют.

 

Внеевропейские «дикари» и звуковая картина мира

Значительную часть творчества ар-брют составляют работы людей, не принадлежащих к европейской культуре, а значит, не несущих в своем творчестве отпечатка традиций классиков (т. е. творящих без рамок и правил). Эти работы, как правило, интересны тем, что в них отображаются фольклорные и религиозные мотивы, непривычные для европейского человека.

Так, звуко-зрительный Кашинат Чаван, житель Индии, принадлежащий к касте сапожников, в свободное от работы время создает шариковой ручкой удивительные картины с символическим значением. Все персонажи — индийские божества или герои индийского эпоса. Кашинат разработал собственную технику, заключающуюся в особенном нанесении штрихов. Его картины проникнуты удивительной атмосферой спокойствия.

Еще одна представительница ар-брют живет на Бали. «Странная» бабушка — Ни Таджунг, проводящая все свое время взаперти: в ее доме даже окон нет.

Человек, чей звуковой вектор не находит наполнения и реализации, нередко спасается бегством от окружающей действительности и начинает вести отшельнический образ жизни. Звуковик, как ему кажется, вовсе не нуждается в людях, ведь внешний мир для него лишь иллюзия, мнимый мир. Истинная же жизнь происходит внутри: там, где рождаются образы и удивительные миры.

Ни Таджунг, лишившись мужа, потеряла последнюю связь с внешним миром. Теперь ее реальность та, что находится внутри дома, та, которую она нарисовала сама. А населяют эту реальность бумажные фигурки — автопортреты, а также портреты предков Таджунг и изображения духов и тотемов.

Человек со зрительным вектором больше всего боится остаться один. Поэтому вовсе неудивительно, что одинокая и странная Ни Таджунг создала сама себе «компанию», выпустив наружу образы, придуманные ею же самой.

Весь мир этого маленького домика — мир загробной жизни. Ни создает целые панорамы и разыгрывает сценки между своими «подопечными». Внутри загадочного дома оживают таинственные актеры под управлением одинокой бабушки. Ни Таджунг смотрит на свои рисунки через зеркало и говорит, что так она им дает жизнь и освобождает из бумаги. Недаром у многих народов зеркало считается порталом в потусторонний мир, в мир мертвых.

Для ценителей направления ар-брют работы таких вот «внеевропейских дикарей» кажутся особенно привлекательными, ведь благодаря им можно увидеть и понять картину мира человека совершенно другой культуры с совершенно иным представлением о мире. Идеальная возможность для звуковиков поискать разгадки к загадкам бытия.

Впрочем, свою картину мира на холсте изображают не только «внеевропейские дикари». Так, например, Йохан Винч, бывшая преподавательница фортепиано, пребывая на лечении в психиатрической больнице, вышивала индивидуальные мифологические шифры, которые она присваивала окружавшим ее лицам (врачам и другим пациентам). Каждый стежок Йохан Винч был наполнен особым смыслом: каждому человеку присваивался религиозно-мистический атрибут и статус в особом космосе Вышивальщицы (как прозвали женщину в клинике). В ее работах можно встретить религиозные и фольклорные символы: кресты, свечи, колокола, глаза и пр., а также имена известных реальных и мифических деятелей (Иегова, Муссолини, Галилео Галилей и пр.).

Все работы Вышивальщицы сопровождались описаниями-расшифровками. Йохан Винч создавала целые ковры, вышивала на рубашках других пациентов, сама носила свои работы. Но, к сожалению, до нас дошла лишь малая часть ее творений.

 

Мне бы в небо

Какой человек со звуковым вектором не мечтает о небе? Бесконечное, глубокое… Небо для звуковика неизбежно связано с Богом, с чем-то неизведанным. Поэтому вовсе неудивительно, что именно звуковик изобрел самолет, и именно звуковики эти чудесные летающие машины пилотируют.

Мысль о полетах неизбежно настигает каждого человека со звуковым вектором. В творчестве аутсайдеров ар-брют эта идея обретает особую форму. Например, Чарльз Дельсчоу после выхода на пенсию начал рисовать дирижабли. Среди его работ была найдена также тетрадь, в которой Чарльз описывал историю своей деятельности в Сансорском аэроклубе. В тетради были отчеты о деятельности клуба (проектирование и строительство дирижаблей), голосования, сообщения о смерти членов клуба, но… не было найдено никаких данных о том, что данный клуб действительно существовал. Скорее всего, Чарльз Дельсчоу, мечтающий о полетах чудак со звуковым вектором, сам придумал этот клуб и его участников.

Еще один деятель направления ар-брют прошел немного дальше обычных картинок: Густав Месмер пытался сконструировать свой летательный аппарат.

Когда звуковой вектор находится в хорошем состоянии, человек обладает достаточными свойствами, чтобы выучиться на необходимую специальность и воплотить свои идеи в жизнь. У обладателя чудаковатого звука идеи не находят своего воплощения (ведь для этого необходимо обладать немалыми знаниями и умениями), а остаются на уровне невыполнимой мечты. Оттого и аппарат Густава Месмера так и не взлетел.

 

Арт-брют: в поисках формулы Вселенной

Человек со звуковым вектором воспринимает красоту несколько иначе, чем, например, человек со зрительным вектором: он может видеть прекрасное и в цифрах, и в буквах, и в формулах… Особенно этим грешат кожные звуковики. Наверное, вам доводилось слышать от математиков слова: «Какой красивый пример!» — или от шахматистов: «Какая красивая партия!» Неудивительно, что нередко среди произведений ар-брют можно встретить картины, полностью состоящие из цифр или слов.

В попытках раскрыть загадки мироздания люди со звуковым вектором нередко пытаются вывести универсальную формулу Вселенной. Эта формула может состоять из цифр, букв, слов (иногда слов собственного языка) и даже химических элементов.

Формулу Вселенной можно встретить на картинах и фотографиях Чарльза Бенефила. Лишившись дома в 18 лет, Чарльз начинает скитаться по Америке, находя себе приют лишь в заброшенных домах. В это же время он активно принимает наркотики. Многие люди с нехватками в звуковом векторе находят себе убежище в наркотиках. Это и попытка заглянуть в другую реальность, «расширить грани», и желание спрятаться от реального мира.

Фотографии Бенефила пугают: в центре композиции уродливые, искореженные фигуры — поломанные куклы, мальчики и девочки с испорченными лицами, оторванными конечностями… сшитые, словно по кускам. На одной из работ можно увидеть куклу-девочку с черепом вместо головы. Уродство, воплотившее в себе страдания и нехватки звукового вектора. Фигуры, как правило, окаймлены цифрами… бесконечными рядами цифр. В разных последовательностях, закономерностях. С точками, без точек… скрытые послания автора на языке чисел. Некоторые картины состоят только из цифровых рядов.

Иные представители ар-брют в поиске формулы Вселенной предпочитают расписывать стены города. Кто-то описывает историю собственной вселенной (Оресте Фернандо Нанненти, например), кто-то оставляет загадочные послания жителям города (Элэйн Раульт), но, как правило, подобные надписи не хулиганская выходка местной шпаны, а своеобразное искусство: наслоение слов вперемежку с символами составляет одну большую картину, приковывающую к себе взгляд, вызывающую интерес. Так, например, про бродячего философа Элэйна Раульта, выцарапывающего послания на стенах родного города, был снят целый документальный фильм, где исследователи находят закономерности в его граффити, пытаются раскрыть загадку его творчества.

Еще один интересный уличный художник (по сей день скрывающий свое имя) рисует на стенах новостроек Иерусалима формулы молекул. Причем все формулы взяты не из учебника, они — авторские и не имеют отношения к настоящей химии. Необычный художник посвящает свои «молекулы» разным известным деятелям еврейской общины — Анне Франк, Илану Рамону (летчику) и пр., а также придумывает новые явления, связанные с миром органической химии, и дает им названия: «молекулярный ротор», «повелитель линеарных молекул» и многие другие. «Молекулы» Иерусалима словно живые существа, ведущие какую-то особенную, неведомую обывателю жизнь.

 

«Не искусство»?

Почему многим тяжело назвать ар-брют искусством? Дело в том, что искусство создают и обслуживают (как и всю культуру) люди со зрительным вектором. Именно для них важно понятие «красота». Для звуковиков, по сути, понятия красоты не существует. Им важен смысл. Но, конечно, без зрительного вектора ни один звуковик не станет рисовать, вышивать или создавать скульптуры.

Большинство из описанных выше представителей ар-брют не осознают свое творчество как процесс создания произведения искусства. Для них это прежде всего способ понять мир и самого себя, способ выразить свое представление о мире, в конце концов, способ связи с внешним миром (а иногда и, наоборот, способ ухода). Их деятельность — это процесс работы бессознательного, и именно с этой точки зрения занимателен ар-брют, ведь через творчество подобных людей можно лучше понять, что творится внутри у этого человека, какие у него переживания, фрустрации, как он воспринимает окружающих его людей и мир вообще.

Системно-векторная психология в этом помогает более точно интерпретировать смысл работ аутсайдеров, глубже проникнуть в изнанку их жизни. Так же она подсказывает, чем именно они влекут миллионы людей, которые являются поклонниками ар-брют.

Автор публикации: Вера АГИБАЛОВА, филолог.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41358 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 1 Отправить комментарий
Jurij Reisner 1 01 августа 2015 в 13:08

Арт Брют не очень известная штука, насколько я понимаю. Но, есть очень сильные и глубокие работы, и не мало. Я помню в Париже, в центре Помпиду первый раз увидел работы Дюбюффе и узнал что это арт-брют. Потом оказалось, что в том же Париже есть специальный музей посвященный исключительно арт-брюту, двухэтажное здание с множеством работ. Вот туда стоит сходить. Есть похожий музейчик в Лозанне, в Швейцарии, тоже очень интересный. Если вам придется по вкусу арт-брют, будете потом искать в разных городах такие вот небольшие музеи, потому что там реально иногда настоящие жемчужины встречаются