Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Доверие подростка: экстренная помощь тем, кто в тупике

Есть ли шанс заглянуть в глубоко личный и секретный подростковый мир ребенка, когда между ним и его родителями уже выстроена внушительная китайская стена? А может, разумнее будет не соваться со своей заботой и дать ему возможность учиться на своих ошибках? Насколько откровенным может стать общение подростка и родителя?

Подросток — уже не ребенок, но еще и не взрослый. Время перемен в голове, перемен в жизни, первых решений, первых последствий, первых успехов и первых падений.

Как же нам, родителям, хочется помочь, подсказать, направить свое слегка «оперившееся» чадо именно в этот сложный период первых самостоятельных шагов по жизни. Поддержать, уберечь, защитить… Но он упорно отталкивает любое вмешательство в его личное пространство!

Отмахиваясь общими фразами о погоде и природе, всеми правдами и неправдами подросток уходит от серьезных разговоров, уклончиво отвечая на прямые и важные вопросы о нем самом. Закрывая дверь в свою комнату, родной ребенок также запирает вход в его внутренний мир для родителей.

Что происходит? Самые близкие люди знают о нем в разы меньше, чем школьные друзья, соседские мальчишки, крестные или даже дедушка! Почему так: чем ближе человек, тем меньше желания поделиться с ним чем-то личным, важным, тем, что беспокоит, что терзает, что смущает? Ребенку легче написать на электронную почту двоюродному брату, живущему за океаном, чем спросить совета у мамы в соседней комнате.

Подросток скорее тысячу раз попробует решить свои проблемы самостоятельно, нежели попросит помощи у родителей, в результате несложный вопрос, который можно было разрешить за один день, превращается в большую головную боль для всей семьи, когда вся ситуация всплывает наконец на поверхность.

В чем же загвоздка? Что стоит между подростком и его родителями, мешая построить доверительные, дружеские, близкие отношения? Как правильно взаимодействовать с почти взрослым ребенком, чтобы хоть немного повысить степень его доверия?

Есть ли шанс заглянуть в глубоко личный и секретный подростковый мир ребенка, когда между ним и его родителями уже выстроена внушительная китайская стена? А может, разумнее будет не соваться со своей заботой и дать ему возможность учиться на своих ошибках? Насколько откровенным может стать общение подростка и родителя?

Одной ногой в детстве, другой — в жизни

Подростковый период, он же период окончания пубертата, — это время, когда идет завершение формирования личности взрослого человека. Заканчивается развитие врожденных психологических свойств, и начинается их реализация на том уровне, до которого они успели развиться в детстве.

Самое важное, что происходит в этот период, — молодой человечек пробует брать на себя ответственность за свою жизнь, оставляя в прошлом ощущение защищенности и безопасности, которое ему давали родители. Подобные перемены не случаются за один день, поэтому стоит понимать, что даже самые независимые, смелые и самонадеянные подростки в критические моменты нуждаются-таки в родительской защите, как дети, а иногда даже более остро, чем они.

Сложный период перемен дается подростку тяжело — выбор специальности, направления в обучении, первые сильные чувства, влюбленности и расставания, надежды и потери, первые серьезные самостоятельные решения, ошибки и победы.

С одной стороны есть жгучее стремление к независимости, желание выйти из-под контроля родителей, отменить все ограничения и получить полную свободу действий. Но, даже добиваясь желаемого, подросток нередко попадает в ситуацию, когда не хватает сил и решимости принять сложное решение, когда он еще не ощущает себя достаточно взрослым, чтобы взять всю ответственность за себя.

В такой момент ему становится понятно, что он еще психологически не готов к полностью взрослой жизни, и тогда он ищет защиты, родительского ощущения защищенности и безопасности, как в детстве, так как давление ландшафта оказывается сильнее его возможностей к адаптации. Со временем он научится принимать взрослые решения и жить своей жизнью, но сейчас, в этот момент, ему нужна мать, чтобы просто восстановиться, ощущая себя в безопасности.

Дружим или воспитываем?

В своем стремлении стать ближе собственному ребенку некоторые родители пытаются быть скорее другом, нежели мамой или папой. Такие отношения чаще всего может строить родитель с кожно-зрительной связкой векторов.

К примеру, кожно-зрительная мама, от природы не имея материнского инстинкта, воспринимает свою дочь как подругу, поэтому и общается с ней в подобном ключе — делится секретами, хвастается поклонниками, может даже обсуждать самые интимные подробности своих отношений с мужчинами.

Самый благоприятный отклик такой вариант общения находит в таком же кожно-зрительном ребенке, который не ощущает на уровне инстинктов неестественность подобных разговоров, но это формирует в нем приемлемость такого воспитания, и он может применять его в будущем для своих детей, что, безусловно, является ошибочным.

Подобные интимные откровения любому другому ребенку могут нанести психологическую травму даже в подростковом возрасте. В такие моменты ребенок ощущает внутренний психологический протест, он не понимает его суть и причину, но чувствует сильный дискомфорт, когда родители пытаются с ним говорить на сексуальные темы или тем более делиться подробностями своей интимной жизни.

Не осознанно, но совершенно определенно подросток чувствует, что этого разговора быть не должно, что это не просто неприятно или неудобно, но и противоестественно, неприродно. Эти ощущения вызваны существующим древним, даже можно сказать животным, запретом на инцест.

По этой причине подросток может избегать вообще любых разговоров с родителями, тем более о своей личной жизни, даже не понимая отчетливо истинную причину своей отстраненности.

Родитель или наставник?

Другая причина отсутствия доверия между подростком и его родителями может состоять в том, что мать или отец с анальным вектором считает себя неоспоримым авторитетом в семье, мнение которого окончательное и обжалованию не подлежит.

В таком случае все общение родителя с ребенком сводится к прочитыванию нравоучений, наставлений и указаний к действиям, которые должны быть выполнены неукоснительно и без лишних вопросов. Собственное мнение ребенка просто не имеет права на существование по факту того, что «старших надо слушать», а «у тебя еще молоко на губах не обсохло».

Категоричный и психически ригидный представитель анального вектора, особенно в стрессующем состоянии, будет рьяно требовать от всех членов семьи уважения и строгого послушания, иная точка зрения или манера поведения расцениваются им как прямое оскорбление и унижение его достоинства.

Убежденный анальный правдоборец никогда не станет выяснять причину тех случаев, когда ребенок говорит неправду, а зачастую тут же наказывает, причем нередко физически — «как дед и прадед воспитывал», и «чтоб порядочным человеком вырос», чем толкает подростка с кожным вектором, например, на следующие хитрости или даже воровство.

Воспринимая через себя, сквозь призму собственных взглядов на жизнь, вранье ребенка, он расценивает его только как позор для себя, но не как сбой в реализации врожденных психологических свойств ребенка. Свойств иной природы, нежели у родителя, поэтому не понятных ему без системного мышления.

Папа обещал, но не сделал

Другая, но тоже никак не способствующая доверию между детьми и родителями ситуация складывается, когда отец или мать с кожным вектором воспитывает подростка с анальным вектором. В глазах сына его отец всегда будет для него авторитетом, человеком, который всегда говорит только правду и держит свое слово. Прекрасная память ребенка с анальным вектором способна запоминать каждое слово, а тем более каждое обещание, данное отцом.

Природа же кожного вектора абсолютно другая, для такого человека не имеет большого значения данное слово или брошенное невзначай обещание, поэтому выполнять его вовсе необязательно, особенно если оно противоречит логике или не несет для кожника пользу или выгоду.

Кожный родитель вполне может просто забыть о своих словах, а анальный ребенок будет стесняться напомнить ему о данном обещании, ждать извинений и просто-напросто годами копить в душе обиду на отца, вплоть до возникновения мыслей о мести.

Обида на родителей — самое деструктивное чувство в анальном векторе, которое влияет самым негативным образом как на развитие свойств самого вектора, так и на реализацию этих свойств в течение всей жизни.

Иллюзия отношений в иллюзорном мире

Большие трудности в построении отношений с ребенком возникают, когда либо родитель, либо подросток находится в негативном состоянии, причина которого есть отсутствие реализации звукового вектора.

Доминантный вектор выносит реализацию своих потребностей на первый план, оттесняя все другие векторы на второй. Воспринимая внешний мир по собственным ощущениям как иллюзию, звуковик в плохом состоянии практически не способен к продуктивному общению с другими людьми, а именно накопившаяся в результате нехваток реализации неприязнь особо остро ощущается по отношению к самым близким людям, которые больше других пытаются «расшевелить» звуковика и вытолкнуть из его ракушки.

Погружаясь все глубже в депрессию, звуковик все дальше уходит от реальности, все усерднее избегая любого общения, внутренне утверждаясь в мыслях о собственной гениальности, необычности и уникальности. Убеждаясь, что никто не способен его понять, воспринимая реальность как источник страдания, звуковой подросток пытается найти выход в другой, по его мнению, реальности. Это может быть уход в сон, виртуальные игры, фантастические фильмы, сериалы, с ухудшением состояния. Дальнейшие попытки уйти от болезненной реальности могут привести звуковика к наркотикам, но никак не к улучшению состояния.

Наркотическое действие еще больше отдаляет звуковика от реальной жизни, а ненаполненные пустоты продолжают давить изнутри и причинять страдания. В таком состоянии значительно возрастает риск возникновения суицидальных мыслей, особенно в подростковом возрасте.

Оральным криком прицельно по нейронам

Совершенно особенной и в некоторых случаях тупиковой становится ситуация общения детей и родителей в сочетании орального и звукового векторов в семье.

Представитель орального вектора в своем стремлении удовлетворить психологическую потребность в слушателях пытается найти себе собеседника среди своих родных, в то время как звуковик тянется к тишине и сосредоточению на своих мыслях.

Большой любитель прикрикнуть, вставить крепкое словцо, чтобы приукрасить свое повествование, привлечь больше внимания аудитории к своей речи, оральник своим бесконечным монологом способен ежедневно загонять звуковика все дальше в себя. Речь оральника воспринимается всеми нами на самом глубоком, можно даже сказать, на подсознательном уровне, при этом заставить его замолчать, все равно что заставить звуковика кричать.

Ежедневные громкие звуки, крики и тем более матерные слова могут оказывать весьма губительное действие на развитие свойств звукового вектора, разрушая самые важные для развития личности нейронные связи, отвечающие за дифференцирование звуков, а значит, за способность к обучению.

Что касается матерной речи, то ее влияние негативно сказывается на развитии любого, не только звукового, ребенка и сильно подрывает уровень доверия между родителями и их детьми. Дело в том, что любое матерное слово имеет сексуальную природу, и проговаривание этих слов родителями в присутствии детей имеет тот же эффект, как и открытое обсуждение интимных подробностей своей сексуальной жизни, то есть создает «эффект инцеста», вызывая резкий психологический дискомфорт у ребенка.

К тому же матерная речь, употребляемая в разговоре родителями, уничтожает культурный слой, снимает все те ограничения, которые в процессе воспитания ребенку прививает общество. Такая ситуация ощущается ребенком как полная вседозволенность и приемлемость поведения, идущего вразрез с любыми культурными, моральными или нравственными ценностями современного социума.

Подросток научается поступать легче и проще — материться, нежели искать культурное решение возникшей перед ним какой бы то ни было проблемы во взаимодействии с другими людьми.

Доверие = понимание

Степень доверия подростка напрямую зависит от степени взаимопонимания между родителями и ребенком.

Когда, обладая системным мышлением, родители понимают психологическую природу как своего ребенка, так и свою собственную, общение с самым «трудным» подростком может стать доверительным и открытым.

Если кожно-зрительной маме уж очень хочется поделиться всеми своими секретами со своей дочкой-подружкой, но она системно понимает влияние некоторых подробностей своей жизни на психику ребенка, пусть даже подростка, их общение приобретает именно тот характер, который и располагает дочь поделиться с матерью именно теми проблемами, которые беспокоят ее.

Системно понимая причину случаев обмана или даже воровства в кожном векторе, отец с анальным вектором не хватится сразу за ремень, а попробует выяснить и разрешить существующую проблему, избегая тем самым повторения воровства, а способствуя адекватному развитию своего кожного сына, будущего инженера или юриста, а не вора или мошенника.

Осознавая болезненность и негативное влияние на развитие звуковика шумов или криков, любой родитель способен создать необходимую для ребенка атмосферу тишины.

Доверие ребенка начинается только с понимания его потребностей, особенностей психики и тех отличительных черт, которые присутствуют в нем, но не в вас. Позволить подростку доверять вам означает разобраться в свойствах его личности и в своих собственных. Сегодня это возможно, как никогда, благодаря знаниям, которые дает тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Автор публикации: Диана Гадлевская, врач-анестезиолог
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41339 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 2 Отправить комментарий
Алексей Бегма 16 мая 2017 в 10:05

Спасибо, очень классная статья. Каждое слово как про меня написано. Избегаю общения с родителями, потому что все разговоры сводятся к темам описанным в статье, с неприятными смыслами и контекстом. Уже через пол часа такого общения, ощущаешь себя "убитым" и дальше мне нужно несколько дней, чтобы отойти от стресса. Чувство защищённости и безопасности буквально собираю для себя по крупицам, чтобы жить свободнее и радостнее, круто, что есть СВП.

Natalya Krasulya 20 февраля 2015 в 11:02

Очень просто согласиться, что доверие = понимание, если знать себя и своего ребёнка. Определить внутренние состояния возможно! Без этого сложно помочь детям, пройти период полового созревания.