Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Как жить, вернувшись с войны?

Реальность войны ломает тебя и вылепливает заново… или ты гибнешь...

По возвращению из зоны военных действий, многие ощущают себя так, словно война осталась у них внутри, воюют во сне, продолжают чувствовать себя на взводе, в состоянии угрозы, им сложно переключиться на жизнь в мирных условиях. В их памяти постоянно всплывают погибшие соседи или оставшиеся воевать товарищи, отдельные моменты тех страшных событий – как будто часть души навсегда осталась там.

Люди, вернувшиеся из зоны боевых действий, попадают, словно в иную реальность, где окружающие живут мирной жизнью, которая оказывается чужда им. У них возникает ощущение диссонанса: внутреннее состояние настолько не совпадает с окружающим миром, что им сложно найти себя в обществе. Все внутреннее настроено на другой лад…

Когда война не отпускает

Зачастую такие люди ощущают себя изгоями, им начинает казаться, что они рождены только для войны. По ночам они видят сны с перестрелками, бомбежками, гибелью товарищей или мирных жителей. Любой грохот или громкий шум воспринимается как взрыв или выстрел. Человек продолжает жить войной, даже вернувшись в нормальные условия.

В мирной жизни невозможно испытать шок такой силы. Ты меняешься внутренне, происходит перестройка всех механизмов психики, в некотором роде ты становишься другим человеком, каким никогда не был раньше и даже не думал, что можешь быть. Обстановка требует – иначе не выжить, иначе не вернуться, иначе не воевать.

Реальность войны ломает тебя и вылепливает заново… или ты гибнешь.

Ты возвращаешься из пекла, но жить умеешь только по-адовски. Нет того стресса, нет шока, нет того удара по психике, который переключит тебя обратно. Пусть нет оружия в руках – оно остается в голове. Ты постоянно ждешь угрозы, ты в напряжении, ты весь не здесь, ты там, на войне. А тут семья, дети, друзья, нужно работать, ходить в гости, гулять и улыбаться – а как это делать? Как вернуть себе себя прежнего? Как начать жить заново? И возможно ли это?..

Ответ варьируется в зависимости от того, в роли кого вы участвовали в боевых действиях. Были вы в рядах действующей армии или среди мирного населения. Поговорим об этом подробнее с позиций Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Война – это другой мир

Столетиями человечество стремилось жить мирно, военное решение конфликтов считалось крайней мерой, и все усилия культуры формировали в нас определенный стиль поведения – обеспечивающий жизнь в мирном обществе.

Как объясняет Системно-векторная психология Юрия Бурлана, в мирной жизни человек ограничен разного рода запретами, гарантирующими выживание всего человеческого общежития. Именно благодаря подсознательному запрету на убийство мирная жизнь дает ощущение защищенности и безопасности всем членам общества. И только в условиях безопасности человечество получает возможность идти в будущее, развиваться, усложняться – это было бы невозможно в состоянии постоянной угрозы и страха за свою жизнь.

image description

Что происходит с человеком в военное время? Он это чувство защищенности и безопасности утрачивает. Мирное население – спасается. Армия – вгрызается в землю, чтобы добыть победу.

Послевоенный синдром участников боевых действий

В случае, если человек попадает в действующую армию в качестве воина, в его психике происходят кардинальные изменения. Выжить сможет только тот, у кого снят первичный запрет на убийство. На войне законы мирной жизни переворачиваются: убийство становится проявлением доблести, а не влекущим наказание поступком. Все послевоенные синдромы основаны на том, что самый древний и основной бессознательный человеческий запрет – на убийство – снят, и обратно не наложен.

Есть здесь и еще один важный нюанс. Если вы помните историю, то знаете, что после Великой Отечественной войны у миллионов солдат, пришедших с фронта, не было никаких синдромов, они подавляющим большинством нормально вернулись к мирной жизни. Объяснение этому также дает Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Дело в том, что большинство военных конфликтов строились по грабительскому принципу – когда человек идет убивать других, чтобы чего-то добыть для себя. Он идет забирать чужие жизни, чтобы получить свою выгоду. В этом случае он испытывает колоссальный сверхстресс – каждую минуту проведенную «там», за линией фронта, он отчаянно боится за свою жизнь, что буквально сжигает его нервы. После этого ему снятся чудовищные сны, наваливаются ужасные воспоминания, у него появляются тяжелые психопатические расстройства…

Совсем иначе дело обстоит, когда речь идет об освободительных войнах. Защищая свою землю и свой народ, человек выходит на поле боя с другим настроем – он идет отдать свою жизнь во имя своей Родины. И потому не испытывает дикого ужаса, дикого сверхстресса, его психика не подвергается такой деформации. Он идет за «синий платочек» и за все, что дорого его сердцу и возвращается с войны победителем… без каких-либо синдромов.

Послевоенный стресс мирного населения

Системно-векторная психология обращает внимание, что когда человек оказывается в зоне боевых действий в качестве мирного жителя, работают другие механизмы. Он не может защищать себя и свой дом – иначе был бы в армии. Он спасается. И здесь испытывает жесточайший сверхстресс, переживая страх за себя, за своих детей и близких.

К последствиям такого сверхстресса медики среди прочего относят и появление различного рода соматики – вплоть до раковых заболеваний. Есть даже термин «травматический стресс», за которым стоит возникновение болезней в результате перенесенного ужаса и страданий. Системно понятно, что в зависимости от того, какими врожденными свойствами психики обладает человек, перенесенный стресс отразится на нем разным образом.

У обладателей зрительного вектора от сильных эмоциональных потерь может упасть зрение, у кожных людей – разного рода кожные заболевания, треморы, тики, у людей с анальным вектором – заболевания ЖКТ, заикание и так далее. Попав в мирные условия, такие люди будут испытывать большие сложности с тем, чтобы снова нормально почувствовать жизнь, выйти из ступора, панических атак, перестать метаться, снова начать спать.

Кроме того, жертвами войны становятся дети. Если взрослый человек, пережив сверхстресс, спустя время, способен восстановиться, то ребенок – нет.

Дело в том, что чувство защищенности и безопасности каждый ребенок получает от родителей. Пока это чувство есть, ребенок может нормально развивать свои свойства, взрослеть. Когда этого чувства нет, он останавливается в развитии. А если в ощущениях ребенка появляется серьезная угроза его целостности, это может привести к необратимой деформации психики.

Однако такой ущерб возможно полностью предотвратить, если понимать, как это работает. На занятиях по Системно-векторной психологии Юрия Бурлан всегда приводит пример из фильма «Жизнь прекрасна». Попав со своим отцом в концлагерь, маленький мальчик, вопреки всему ужасу происходящего вокруг, не получает никаких травм – отец оформляет все в игру и заботится о том, чтобы его ребенок не страдал и ни о чем не волновался.

Психотерапия для вернувшихся из зоны боевых действий

В любом случае, людям, находящимся в зоне боевых действий, людям, вернувшимся из зоны боевых действий, необходима психотерапия. Это не «пройдет само», с этим нужно работать, нужно возвращать себя в жизнь.

Боевые действия – это переворот в психике, выворачивание ее из-за вынужденной необходимости преступить основные запреты мирной жизни, огромная травма для любого из нас – как гражданского, так и военного.

Безусловно, на восстановление необходимо время, но только глубокое понимание себя самого, истинного, настоящего, до самой глубины скрытых желаний и мотивов, дает реальную возможность вернуться к мирной жизни и физически, и, психически.

Вот, что говорят жители Донбасса, сумевшие, даже находясь в зоне боевых действий, вернуться к нормальной жизни после занятий по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана:

Все отзывы здесь: https://www.yburlan.ru/results/all/stress_voiny

Что бы ни происходило там, на войне, вернуться к себе, снова стать самим собой, можно и нужно. Как это сделать, научат на занятиях по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Вход свободный и анонимный для всех. Для жителей и беженцев из Донбасса тренинг полностью бесплатен.

Зарегистрироваться на бесплатные вводные занятия вы можете по ссылке: https://www.yburlan.ru/training/

Автор публикации: Диана Гадлевская, врач-анестезиолог, Мария Грибова, специалист в области международного права и международных отношений
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41231 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 3 Отправить комментарий
Феликс Левинсон 28 сентября 2015 в 23:09

Совсем не давно были встречи с несколькими людьми а точнее 6-ми , кто вернули из зоны боевых действий, в роли солдат, все не знакомы с друг другом . Любые разговоры на гражданские темы, эти ребята со второго куплета переводят в русло войны, делают сравнения с тем как это там .Кто то говорит может тему сменим, и не срабатывает человек продолжает о войне и почти на грани срыва слез и рвануть обратно в бой на фоне воспоминаний о войне и тем как происходит в гражданской жизни. Порой и сами понимают военные, говоря а что мне делать тут на гражданке , пить, быть среди тех людей которые кайфуют а там пацаны погибают , какая то не справедливость, они там гибнут а тут все жрут и гуляют . Хотя еще несколько месяцев назад до войны ребята жили такой же гражданской жизнью со всеми ее делами. Сильное противоречие , не возможность самостоятельно сменить понимание , увидеть другое тело на гражданке, мыслями на войне.

Oksana Weiche 16 октября 2015 в 15:10

Интересно узнать: вот, например, вернувшись назад, и, увидев свой город и дом в руинах, голод, стариков, женщин и детей стоящих в мороз у станков ... что бы они тогда сказали?
Или это как раз срезонировало бы с их "внутренним", и они бы влились в эту жизнь без психических последствий? Наверное именно это и произошло с нашими ветеранами Второй мировой? Ведь когда те вернулись - а дома голод, холод, плач и вой детский, вдовий, материнский... в каждом первом доме - похоронка, во втором - инвалид... т.е. им уже привычный и родной....

Мария Грибова 30 октября 2015 в 07:10

Оксана, ответ на ваш вопрос частично содержится в статье. Наши солдаты, солдаты Великой Отечественной шли не на грабительскую войну, они шли не забирать чужие жизни. Они прежде всего шли за свой дом, отдавать свои жизни ради жизни будущей. Когда солдат идет убивать и грабить, он сам очень боится умереть - клетки мозга просто сгорают, образуются все военные синдромы. Когда солдат идет во имя самого светлого (и пусть это звучит громко), он не испытывает этого ужаса, он готов отдать свою жизнь, поэтому и с головой все остается в порядке. И армия такая непобедима.