Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Марина Цветаева. Страсть вождя – между властью и милосердием. Часть 2

Цветаева собрала вокруг себя самых разных людей, о которых мы знаем только благодаря их близости к поэту. Избирала по равенству свойств либо по милосердию души. Равных было ничтожно мало, нуждающихся в милосердии легион. Марина дарила себя щедро, по-уретральному, отдавая по нехватке каждому, кого избирала.

Часть 1

 

И помни: ни один зоолог

Не знает, что это за зверь.

София Парнок.

Заработать у истории упоминание о себе в нескольких строках энциклопедии — редкая удача или плод тяжких трудов. Марина Цветаева собрала вокруг себя самых разных людей, о которых мы знаем только благодаря их близости к поэту. Избирала Цветаева по равенству свойств либо по милосердию души. Равных было ничтожно мало, нуждающихся в милосердии легион. Марина дарила себя щедро, по-уретральному, отдавая по нехватке каждому, кого избирала. 

* *

София Парнок — необычная женщина. Незаурядный ум, мастерское владение словом при напускной простоте общения на грани эпатажа снискали ей симпатии многих и сердечную дружбу Цветаевой, высоко ставившей поэтическое творчество Парнок. Марина увидела и поняла надломленную душу Софии — не охотницы и не хищницы, «лишь горестного и благородного существа». Первый брак Софии Парнок не сложился, с тех пор она искала утешения в объятиях женщин. В то время широко бытовало мнение, выраженное Майей Кудашевой-Роллан: «Обычная любовь между мужчиной и женщиной — это когда женщина ничего не испытывает». 

В 1920 году Марина пишет широко известное сегодня стихотворение «Под лаской плюшевого пледа…» Первоначальное название стихотворения «Ошибка», и только через 20 лет Цветаева переименует его в нейтральное «Подруга». Стихотворение посвящено Парнок.

Марина не отшатнулась в ханжеском ужасе, не пустилась в истерики. Спокойно приняла природу другого как свою, без колебаний отдавая себя всю, как только она и могла: «Пол-жизни? — Всю тебе!/По-локоть? — Вот она!» Позже Цветаева напишет: «Другие продаются за деньги, я — за душу!»  И ещё: «О притяжении однородных полов. Мой случай не в счёт, ибо я люблю души, не считаясь с полом, уступая ему, чтобы не мешал». 

Софии не хватало любви, Марина щедро одарила подругу любовью. Их отношения длились недолго, но до конца дней своих Парнок держала на столе фотографию Марины. Разрыв отношений с Софией был неизбежен. В своей отдаче подруге Марина становилась совершенно больна, назревал очередной переход из отдачи уретры в эгоцентризм звука, Марина изгоняет всех от себя для полного погружения в одиночество:

 

Вспомяните: всех голов мне дороже

Волосок один с моей головы.

И идите себе! — Вы тоже,

И Вы тоже, и Вы…

 

Разлюбите меня, — все разлюбите!

Стерегите не меня поутру!

Чтоб могла я спокойно выйти

Постоять на ветру.

 

Главной ошибкой однополой любви Марина Цветаева считала невозможность рождения ребёнка. Это против природы, значит ошибочно, неверно. «Природа говорит: нет. Запрещая нам это, она защищает себя».

Задача всех женщин, кроме одной, кожно-зрительной, — рождение и выращивание детей. Уретральная женщина способна забеременеть и родить от любого самца, но по природе своей особенно склонна к сохранению генофонда «прекрасно бесполезных» кожно-зрительных мужчин, не слишком адаптированных, не обладающих сильным либидо, не желающих убивать. Такие часто остаются «невзятыми» самцами стаи и не оставляют потомства, в то время как их свойства имеют огромное значение для будущего, когда они станут не только прекрасными, но и полезными.

Единственной страстью Марины Цветаевой на всю жизнь стал её муж, в разлуке ещё более желанный. Каждая встреча с ним была для Марины праздником, разлука — мукой. Весной 1917 года на свет появляется Ирина Эфрон, второй ребёнок Марины и Сергея. В октябре того же года С.  Эфрон принимает участие в боях в Москве, а после победы большевиков уезжает в Крым, затем вступает в Добровольчеcкую армию и уходит на Дон. Марина остаётся в Москве. «Если Бог сделает чудо — оставит Вас в живых, я буду ходить за Вами, как собака», — пишет она в письме мужу на фронт.

 

Богородица в небесах, вспомяни о моих прохожих! (М. Ц.)

Понятие «любовь» к уретральному вектору не применимо. Любовь земная только в зрении. В уретре её нет, но есть страсть. Непреодолимое влечение к тому, у кого «смертная надоба», к «невзятому», но могущему дать потомство. Это милосердие. Даже самая жертвенная любовь в зрении — это получение хотя бы возможности любить и жертвовать дальше. В уретре — наслаждение отдачей, наполнением нехваток объекта страсти. 

 

Наконец-то встретила

Надобного — мне:

У кого-то смертная

Надоба — во мне.

 

Уретра не присваивает, она вне и над всеми собственническими, эгоистическими ревностями, верностями и жертвами. Марина пишет: «То, что вы называете любовью (жертвы, ревность, верность), берегите для других… мне этого не нужно. Я так стремительно вхожу в жизнь каждого, который мне чем-нибудь мил, так хочу ему помочь, «пожалеть», что он пугается — или того, что я его люблю, или того, что он меня полюбит и что расстроится его семейная жизнь. Этого не говорят, но мне всегда хочется крикнуть: «Господи Боже мой! Да я ничего от Вас не хочу. Вы можете уйти и вновь прийти, уйти и никогда не вернуться… я хочу лёгкости, свободы, понимания, — никого не держать и чтобы никто не держал!»

 

Никто ничего не отнял,

Мне сладостно, что мы врозь!

Целую вас через сотни

Разъединяющих вёрст.

 

Эти строки написаны о Мандельштаме. Марина посвятила ему несколько дней в Москве и одиннадцать стихотворений. Цветаева дарила свой Город без ума влюблённому в неё поэту. Ради «избавления от эротического безумия» О. Э. Мандельштам даже готов был принять православие. Для Марины он был, прежде всего, узнанным с первых строк гением, она со свойственной ей щедростью тут же окрестила Мандельштама «молодым Державиным». По свидетельству вдовы поэта Н. Я. Мандельштам, Марина своим мощнейшим влиянием не только придала новое звучание стихам Осипа, она научила его «безудержно любить». Научила и тут же отошла в сторону, отпуская с дарами: «Нежней и бесповоротней/Никто не глядел Вам вслед...»

 

С Россией кончено. На последях её мы прогалдели, проболтали… (М. Волошин)

В первую революционную зиму в Москве страшно. Вздорожали, потом пропали продукты. Даже опытным хозяйкам нелегко сводить концы с концами. Марина совершенно не приспособлена к бытовым проблемам, капитал, оставленный матерью, экспроприирован. Цветаева продаёт вещи за гроши, торговаться она не умеет. Невозможно достать молока для маленькой Ирины. 

Началось «уплотнение», в квартиру Марины в Борисоглебском вселяются чужие люди, среди них «большевик Икс». Очарованный Мариной, он помогает ей продуктами и деньгами, даже устраивает Цветаеву на работу в Наркомат по делам национальностей. От чистого сердца. Понятно, что проработала там Марина недолго. 

Подчинённое положение, регламент и рутина не для уретрально-звукового человека. А ведь по наркоматам ещё сидят Н. Бердяев, В. Ходасевич, даже бывший директор императорских театров кн. Волконский! Они могут. Марина — нет. Это не каприз и не упрямство. Чего нет в психическом, тому невозможно научиться. Марина стоик по отношению к себе, её потребности минимальны, но подчиняться она не научится никогда.

В это тяжёлое время неизбывна тревога Марины Цветаевой о муже. Вестей с Юга нет. 

 

Я не знаю, жив ли, нет ли

Тот, кто мне дороже сердца,

Тот, кто мне дороже Сына…

 

Для победившей власти не находится у Цветаевой ни сочувствия, ни понимания. Презрение и гнев вызывают «единодержцы грошей и часа». 

Тогда многим казалось, что большевистский переворот — явление кратковременное, месяц-два и жизнь вернётся в прежнюю колею. И только М. А.  Волошин, сравнивая революции в России и во Франции, пишет: «Нет никаких данных, чтобы большевизм…изжил сам себя в очень короткий срок… у него есть все данные укрепиться посредством террора на долгое время. Вообще теперь дело за террором, которому, вероятно, будет предшествовать большой, организованный правительственными кругами погром». 

Ещё одно сбывшееся пророчество звуко-зрительного провидца. Со своим учителем и другом Марина больше не встретится, в Коктебеле в ноябре 1917 года они виделись в последний раз. Будто предвидя и это, Максимилиан Александрович перед отъездом Цветаевой в Москву, посвящает ей прекрасные стихи «Две ступени», полностью созвучные чувствам Марины в начале катастрофы 1917 года:

 

А офицер, незнаемый никем,

Глядит с презреньем — холоден и нем

На буйных толп бессмысленную толочь,

 

И, слушая их исступленный вой,

Досадует, что нету под рукой

Двух батарей "рассеять эту сволочь".

Продолжение.

 

Другие части:

Марина Цветаева. Мой час с вами окончен, остается моя вечность с вами. Часть 1

Марина Цветаева. Старшую из тьмы выхватывая, младшей не уберегла. Часть 3

Марина Цветаева. Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес… Часть 4

Марина Цветаева. Я хотела бы умереть, но приходится жить ради Мура. Часть 5

Марина Цветаева. Мой час с вами окончен, остается моя вечность с вами. Часть 6

 

Литература:

1)      Ирма Кудрова. Путь комет. Книга, С-Петербург, 2007.

2)      Цветаева без глянца. Проект Павла Фокина. Амфора, С-Петербург, 2008.

3)      Марина Цветаева. Пленный дух. Азбука, С-Петербург, 2000.

4)      Марина Цветаева. Книги стихов.  Эллис-Лак, Москва, 2000, 2006.

5)      Марина Цветаева. Дом у Старого Пимена, электронный ресурс tsvetaeva.lit-info.ru/tsvetaeva/proza/dom-u-starogo-pimena.htm

Автор публикации: Ирина КАМИНСКАЯ, преподаватель.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 35923 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 2 Отправить комментарий
Ирина Каминская 1 08 июля 2013 в 01:07

Юрий, ещё будет дальше))
Слова МЦ всегда звучат манифестом, таков уж векторальный набор.

Юрий Аленко 07 июля 2013 в 11:07

Не однажды оставлял восторженные комментарии статьям Ирины Каминской, но в этом месте хотел бы пройтись по вешкам.

1. «Из отдачи уретры в эгоизм звука»
2. О кожно-зрительных: «… когда они станут не только прекрасными, но и полезными»
3. О любви: «Даже самая жертвенная любовь в зрении – это ПОЛУЧЕНИЕ хотя бы возможности любить и жертвовать дальше. В уретре – наслаждение ОТДАЧЕЙ, наполнением нехваток объекта страсти».
4. «Господи Боже мой! Да я ничего от вас не хочу. Вы можете уйти и вновь прийти, уйти и никогда не вернуться… я хочу лёгкости, свободы, понимания – никого не держать и чтобы никто не держал!»
5. Подчиненное положение, регламент – они возможны для иных, для Марины Цветаевой – нет. «Чего нет в психическом, тому невозможно научиться. Марина стоик по отношению к себе, её потребности минимальны, но подчиняться она не научится никогда».
6. А как, мне кажется, созвучно теперешней России: «единодержцы грошей и часа».

Взгляните на этот текст, как ясно и просто изложены основополагающие моменты системного видения мира! И вот, посудите-ка сами, как не восхищаться творчеством этой удивительной писательницы – Ирины Каминской!

Но продолжение следует?..