Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Монументальная пропаганда. Часть 1

На Всемирной выставке в Париже, проходившей накануне Второй мировой войны в 1937 году, над советским павильоном парила знаменитая скульптура В. Мухиной «Рабочий и колхозница». Каждый из павильонов нес идеологическую символику страны, выраженную в грандиозной, монументальной пропаганде.

На Всемирной выставке в Париже, проходившей накануне Второй мировой войны в 1937 году, выставочный павильон Советского Союза находился прямо напротив павильона гитлеровской Германии, башня которого венчалась орлом и свастикой. Над советским парила знаменитая скульптура В. Мухиной «Рабочий и колхозница». Каждый из павильонов нес идеологическую символику страны, выраженную в грандиозной, монументальной пропаганде.

Идея плана монументальной пропаганды принадлежала Ленину и была почерпнута им из утопического произведения Т. Кампанеллы «Город Солнца». Ленина впечатлило описание украшения стен города фресками, которые «служат для молодежи наглядным уроком по естествознанию, истории, возбуждают гражданское чувство — словом, участвуют в деле образования, воспитания новых поколений». Следовательно, по замыслу Владимира Ильича, монументальная пропаганда была призвана нести просветительскую и педагогическую функции.

Реализация замысла не заставила себя долго ждать и вскоре выразилась в декрете Совнаркома «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской социалистической революции», принятом 12 апреля 1918 года. Совет народных комиссаров изъявил желание, «чтобы в день 1 мая были уже сняты некоторые наиболее уродливые истуканы и поставлены первые модели новых памятников на суд масс». Первые временные памятники, как и запланировали, были заложены и открыты к Международному дню трудящихся. Эта акция рассматривалась как важное политическое и идеологическое событие и проводилась в торжественной обстановке, с митингами, на которых не раз выступал В. И. Ленин.

Первопроходцами в разрушении имперской наглядной агитации, монастырей и государственных учреждений стали французские революционеры. Взбудораженные народные массы смели Бастилию. Правда, никому из историков французской революции до сих пор не понятно, зачем было разрушать крепость, отданную под тюрьму, если в ней к началу штурма находилось лишь семь заключенных, один из которых был шулером, и еще двое — сумасшедшими. Бастилия не имела никакого отношения к королевскому двору. Скорее всего, руководители Июньского восстания 1789 года умело перенаправили разгоряченную толпу парижан, переключив ее внимание, а значит, мышечную разрушительную силу, с королевского дворца на никому не мешающую крепость.

Понадобилось еще три года, чтобы не оставить от «ненавистной тюрьмы» камня на камне и постепенно вернуть мышечное население парижских окраин в привычное состояние монотонии. У Великой французской революции были свои задачи и цели, ей не было дела до простого народа. К слову сказать, нанятые предприимчивыми парижскими кожниками, рассчитывавшими получить свою маленькую «пользу-выгоду», мастеровые и ремесленники распиливали камни и вырезали из них миниатюрные макеты Бастилии, которые потом продавали всем желающим в виде пресс-папье и прочей мелкой сувенирной канцелярщины.

В XX веке так же бойко пошла торговля осколками Берлинской стены, когда она рухнула в начале 90-х. Ведь стена, возведенная за одну ночь 13 августа 1961 г. между Восточной и Западной Германией, произвела во всем мире заметный политический резонанс, став многоликим символом международной монументальной пропаганды.

«Разрушительная участь» постигла конную скульптуру короля Людовика XV на площади Конкорд в Париже в 1792 г. в период французской революции. Она была сброшена с пьедестала и отправлена в переплавку на пушки. Некоторое время спустя из камней и гипса на бывшем королевском пьедестале воздвигли огромных размеров статую Свободы, выкрашенную под бронзу, а по соседству с ней заняла свое «почетное» место главная гильотина Франции.

Одной из задач декрета «О снятии памятников... и выработке проектов...», а также работавшей над ним комиссии по монументальному искусству являлось создание списка лиц, которым предполагалось поставить памятники. 69 имен революционеров, прогрессивных общественных деятелей, великих личностей русской и зарубежной культуры, включая поэтов, философов, ученых, художников, композиторов, актеров. Также было принято к рассмотрению создание ряда произведений — композиций монументального искусства аллегорического свойства.

Монументальное искусство, включающее в себя монументальную живопись и монументальную скульптуру, должно быть органично вплетено в общую канву архитектурного ансамбля и интерьера сооружений. Первые памятники, установленные согласно декрету, оказались не только низкого художественного достоинства, но и плохого качества. В российских климатических условиях они разваливались на глазах, не простояв и нескольких месяцев.

Монументальное творение, как правило, сооружалось из дешевых материалов, таких как бетон, дерево, гипс, и носило временный характер. Только редкие проекты предполагалось создавать в «вечном» материале. Возможно, это бы и произошло, если бы от монументальной пропаганды не отвлекла начавшаяся в 1919 г. Гражданская война.

Вскоре гипсовых прогрессивно настроенных международных деятелей, неизвестных народу, сменили более простые и понятные темы. Скульптуры «Великому металлисту», «Освобожденный труд» (1920 г., скульптор М. Ф. Блох) воспевали представителей пролетариата. Хотя идеологически они были верно выражены, одновременно поражали своей неэстетичностью и откровенной халтурой.

Пришедшие им на смену памятники монументального искусства второй половины 1920–1930-х годов и последующих десятилетий несли все тот же идеологический посыл, основой которому в искусстве стал социалистический реализм. Монументальная пропаганда была призвана демонстрировать успехи советских людей на производстве, в сельском хозяйстве, в спорте, в науке и искусстве, а позднее — в освоении космоса.

Тема труженика – рабочего и землепашца — стала ведущей в монументально-декоративном искусстве СССР. Революция, освободив от капиталистических пут мышечного человека, подняла его на самый верх социальной иерархии. Большевистская идеология возвысила российскую «мышечную массу», провозгласив лозунги: «Землю — крестьянам!», «Заводы — рабочим»», «Мир — народам!», сделав правление в стране народным, а государство — рабоче-крестьянским, с «партией пролетариата и деревенских тружеников-бедняков» во главе. Начавшиеся с Октябрьским переворотом социальные изменения в России опрокинули пирамиду иерархии, поставив ее с ног на голову. Русской революцией был создан новый тип государства, где наверху оказался народ. Большевики учли опыт царской России, в которой межклассовый разрыв, когда «верхи не могут управлять по-старому, а низы уже не хотят» жить, как прежде, оказался непреодолим. Верхи образовались за счет узкой аристократической и культурно-интеллигентской надстройки, а низы состояли из полностью безграмотной рабоче-крестьянской массы. Их вооруженное столкновение, при отсутствии кожной буферной стандартизации, позволявшей, как в странах Запада, бескровным путем решить внутриполитические и социальные вопросы, стало неизбежным.

Не повторяя ошибок прошлого, а лишь разумно извлекая из них уроки, большевики сумели сбалансировать ситуацию. Получив в руки управление страной, они произвели смещение в приоритетах морали и, пообещав «кто был ничем, тот станет всем», сдержали свое большевистское слово. Они поменяли местами интересы народов России, возведя мышечную часть населения на самый верх. «Человек труда — это вам не интеллигент в шляпе, будьте любезны его уважать!» — эта фраза станет на долгие десятилетия главной для всего советского искусства, включая монументальную пропаганду.

Пирамида иерархии оказалась перевернутой: ее устойчивость не обеспечивалась по кожному принципу, где основой является закон, а скреплялась идеологическим раствором. Большевики проявляли большой интерес к фрейдовскому психоанализу. Изучение, а затем преломление его законов с применением к своим целям позволило реализовать главную из них — создать «новый типа человека будущего», того самого homosoveticus, который в огне не горел, в воде не тонул и мог спокойно отдать жизнь «За родину!», «За Сталина!» и «За будущее всего человечества!». Поднятый на вершину иерархии народ выдвинул из своих рядов профессиональных рабочих, высококлассных сельскохозяйственных специалистов, сформировал первое поколение советской культурно-творческой и научно-технической интеллигенции. «Человек будущего» не мог не быть воспет на полотне и на фресках, в граните и в камне.

Читать продолжение:

Монументальная пропаганда. Часть 2

Монументальная пропаганда. Часть 3

Автор публикации: Светлана ФРОНТЦЕК, системный психолог.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41354 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 0 Отправить комментарий