Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

«Нация Прозака»: быть счастливым и одновременно быть собой

В фильме звучит фраза, которой Элизабет описывает то, как приходит депрессия — «Постепенно, а потом внезапно. Просто однажды ты просыпаешься, а тебе больно жить». «Неужели я существую только для того, чтобы есть, спать, дышать, достигать успехов, покупать какие-то вещи, разговаривать с людьми, ездить в путешествия, влюбляться, заводить семью? Так в чем же смысл всего этого?»...

«Я писатель. Клавиши настукивают ритм, рождают особую музыку — музыку слов, музыку чувств, музыку смыслов. Все самое глубокое, необъяснимое, важное странным током перетекает в пальцы, а из пальцев в слова. Слова соединяются, переплетаются в предложения, и пальцы на клавиатуре все время ищут особенную комбинацию — ту, самую важную, точную, словно вынутую из глубины души, истинную, жизненно необходимую, которая потом назовется текстом, но вдруг однажды ее не находят».

Элизабет Вурцел — студентка факультета журналистики Гарварда. Она пишет великолепные музыкальные рецензии и получает за одну из них престижную премию «Rolling Stone». Но однажды Лиззи понимает, что утратила способность писать: ищет точные слова, правильные образы и не находит. Она погружается в темные глубины депрессии, из которой пытается выбраться на протяжении всего фильма. Таков краткий сюжет кинокартины «Нация Прозака», снятый по одноименной книге-автобиографии Элизабет Вурцел.

Фильм поражает точностью выраженных состояний, какой-то особенной узнаваемостью для многих людей, которые хотя бы однажды сталкивались с депрессией.

Пронзительный крик, который не выходит наружу, отчаяние, бессонные ночи или бесконечное желание спать, невозможность никому объяснить, насколько тебе плохо и почему. Потеря смысла, суицидальные мысли, черная пропасть в душе, в которую ежедневно улетает жизнь.

Надежда на спасение и снова отчаяние, а потом снова и снова. И снова. Это то, что происходит с героиней фильма. Это то, что происходило с автором романа, по которому снят фильм, — Элизабет Вурцел. Это то, что происходит со многими другими людьми, которых «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана определяет как обладателей звукового вектора.

«Нация Прозака» картинка

Депрессия. «Постепенно, а потом внезапно»

«Зачем я здесь? В чем смысл моей жизни? Почему я живу? Для чего? Кто я?» Эти вопросы лежат в самой сути человека со звуковым вектором и обусловлены его врожденным желанием — познать себя. Раскрыть скрытое, замысел, первопричину, Бога, в конце концов, — каждый называет это по-разному. Не всегда эти вопросы осознаются человеком, но смысл остается тот же. Желания звуковика не лежат в плоскости материального мира, он хочет познавать, ощущать то, что скрыто за его пределами.

«Неужели я существую только для того, чтобы есть, спать, дышать, достигать успехов, покупать какие-то вещи, разговаривать с людьми, ездить в путешествия, влюбляться, заводить семью? Так в чем же смысл всего этого?» Когда звуковик не находит ответы на эти вопросы, наступает депрессия.

В фильме звучит фраза, которой Элизабет описывает то, как приходит депрессия — «Постепенно, а потом внезапно. Просто однажды ты просыпаешься, а тебе больно жить».

Настоящая тяжелая депрессия, а не просто временно плохое настроение — это состояние, присущее только человеку со звуковым вектором, чье сердечное желание познать смысл не удовлетворяется. От депрессии Лиззи не спасает ни учеба в Гарварде, ни новые друзья, ни признание ее таланта, ни награда за самое любимое дело, ни открывающиеся карьерные возможности. Не спасает ничего. Однажды Лиззи садится писать статью и пишет ее в течение нескольких суток. Без сна. С фанатичным упорством, уже как будто на грани помешательства, Лиззи ищет нужную комбинацию слов. Отчаянно цепляясь за свое единственное спасение — умение выразить важное в словах. Но слова не находятся. «Я не могу создать ничего оригинального».

Лиззи понимает, что ничего сейчас не освободит ее от подступившей депрессии. «Сочинительство не спасет меня. Даже Гарвард не спасет меня. Как убежать от демонов в моей голове?»

Слова и смыслы

— Не могу поверить, что это все повторяется, — говорит мама, глядя на Лиззи, безжизненно лежащую на кровати.
— Думаешь, я сама этого хочу?
— Не знаю, Лиззи.

Голос мамы звучит все громче и переходит в крик, и тут же ретроспектива уносит нас в детство Лиззи. Мы видим маленькую Элизабет, наблюдающую ссору родителей. Этот эпизод точно раскрывает нам очень важный момент, который повлиял на жизнь Лиззи Вурцел. Истошные, пронзительные крики во время ссоры — настоящая мука, страдание, боль для человека со звуковым вектором.

Слова и смыслы для звукового вектора картинка

Ухо звуковика — самый чувствительный орган. Но его чувствительность не ограничивается острым слухом — негативные смыслы, идущие из внешнего мира, ранят звуковика еще сильнее. Поэтому неприятные слова, сказанные даже шепотом, оказывают на него очень болезненное воздействие. В желании отгородится от боли снаружи — от криков, от оскорблений и унижений — звуковик все более погружается в свой внутренний мир, замыкается на самом себе.

Душу Лиззи ранят, травмируют громкие крики и негативные смыслы, которыми обмениваются ее родители: их конфликт продолжается и после развода. Поэтому уже с детства Лиззи с трудом идет на контакт с миром, другими людьми и становится белой вороной в школе.

«C самого детства мы с мамой всегда были вместе. Я почти ни с кем не дружила в школе, все меня считали странной, и я чувствовала себя изгоем». Единственным спасением для нее становится творчество. Работа со смыслами через слово, столь необходимая звуковику, дает Лиззи возможность жить дальше. Чувствовать себя живой. Ведь писательство — это одна из самых мощных реализаций звукового желания, это возможность общения с миром, это возможность раскрывать жизнь и людей, шаг за шагом приближаясь к познанию человеческой души.

«Я — другая»

«Я сказала, что не могу жить с другим человеком», — говорит Лизи маме, объясняя, почему она переехала в отдельную комнату общежития.

Звуковики часто с детства ощущают себя не такими, как все другие люди. Иногда это вызывает мучительное ощущение невозможности стать частью общей жизни. Разговоры, которые ведут люди, мало интересны звуковому человеку. Обсуждения будничных проблем могут вызывать почти физическую боль, они кажутся пустыми, пошлыми. «Я лишь хочу, чтобы меня поняли, но никто не понимает меня до конца, и мне трудно слушать банальные фразы», — говорит Лиззи.

В депрессии желание изоляции от людей становится просто огромным. Обрывая связи с внешним миром, звуковик, сконцентрированный исключительно на себе, становится невольным заложником своих тяжелых внутренних состояний, из которых не может найти выхода. Бессознательное стремление познать себя, сосредоточенное только на собственной психике, дает обратный эффект и делает невозможным реализацию этого желания. Это лишь усиливает душевную боль человека. На тренинге «Системно-векторная психология» мы раскрываем, что реализация желания познать себя у звуковика происходит в момент концентрации на психике других, когда он на отличиях от них наконец раскрывает себя.

Они — другие

Иногда Элизабет совершает попытки поговорить о том, что происходит у нее внутри, с другими людьми. Но не находит понимания. Действительно, анально-кожно-зрительным маме и подруге Лиззи эти состояния незнакомы. «Я не понимаю тебя», — говорит ей мама. И это так. Ведь мы смотрим на людей только через свои желания, свое миропонимание.
— У всех бывают трудные времена, — говорит подруга.
— Я другая, — отвечает Лиззи.

В ее ответе звучит вызов. Желание звуковика быть понятым другими людьми, жить нормальной жизнью конфликтует с еще большим эгоцентричным желанием быть не таким, как все. Столкнувшись с непониманием, Лиззи получает очередное подтверждение собственной исключительности, особенности, что еще больше отдаляет ее от людей, замыкает на собственных ощущениях и переживаниях.

Трагедия в том, что в одиночестве все равно нет тишины, ее нарушают мечущиеся в голове мысли. В одиночестве нет людей, которые тебя не понимают, но и нет людей, для которых писать. В одиночестве сложно писать, сложно выразить мысль так, чтобы тебя услышали и поняли. Именно из-за сосредоточенности на себе звуковики теряют способность писать. Хотя именно они рождены с талантом проникать в души людей через слово.

«Я — живой пример того, что терапия не работает»

Отношения с людьми ухудшаются, а депрессия все сильнее накрывает своим черным, беспросветным полотном. Беседы с психотерапевтом не помогают. В попытках зацепиться хоть за что-нибудь в этом мире Лиззи бросается в тусовки, алкоголь, наркотики, секс и в итоге совершает попытку найти спасение в любви. Но построить счастливые отношения в таком состоянии сложно, почти невозможно. Для того, чтобы быть рядом с другим человеком, нужно обратить внимание на его чувства, мысли, переживания. Зацикленная на себе Элизабет все воспринимает в искаженном свете — мучительном, вязком, болезненном восприятии депрессии. Звуковой вектор — доминантный, и пока его желания не наполнены, все попытки жить обычной жизнью — бессмысленны. Отношения рушатся, и, переживая болезненный разрыв с молодым человеком, находясь на грани отчаяния, Элизабет Вурцел начинает принимать Прозак. Психотерапия, которую проходила Лиззи — не помогла.

В заключительной сцене фильма между Лиззи и терапевтом звучит очень важный диалог. Элизабет сожалеет, что несмотря на то, что с таблетками стала «правильным» человеком, она больше не чувствует себя собой.
— Так в этом смысл лечения?
— Да, в этом.
За вопросом Лиззи стоит гораздо большее, чем кажется на первый взгляд. Смысл, так необходимый звуковому человеку, не найден. Это не спасение. Смысла нет. Его нет в таблетках, нет в терапии, нет нигде. Лиззи бежит в ванную, разбивает стакан, и осколок замирает возле ее вен.

Череда депрессий и ремиссий, психотерапия, антидепрессанты, снова терапия — замкнутый круг, в который попадает человек в звуковой депрессии. Терапия часто помогает лишь на время, лекарства могут приносить облегчение острой боли, но не спасают от депрессии навсегда. «Постепенно, а потом внезапно» будут сменять друг друга, пока не будет найден ответ на главные вопросы: «Кто я такой? В чем смысл моей жизни?».

— Я не могу быть собой и быть счастливой, — говорит Лиззи терапевту, и эта мысль повергает ее в отчаяние. Ощущение безысходности не отступает. Таблетки лишь притупили ее боль и бессонницу, сделали ее более уравновешенной, но изменения были внешними. Внутри нее все те же нерешенные вопросы, все то же придавленное препаратами звуковое желание.
«Я всегда ждала момента истины, который бы освободил и изменил меня навсегда, но он не наступит».

И он действительно не наступит для звукового человека — до тех пор, пока он не поймет, в чем его самое главное желание и как его можно реализовать. Как можно быть собой и быть счастливым, не понимая себя?

Мир страдает эпидемией депрессий картинка

«Момент истины»

Современный мир страдает эпидемией депрессий. Кто-то просто живет и не понимает, почему ему так беспросветно тоскливо жить. Другой пытается решить проблемы психотерапией и антидепрессантами. Третий убегает от жизни в наркотический дурман, четвертый, не выдержав боли души, делает последний шаг в никуда… И все это проблемы современных обладателей звукового вектора, которые уже не могут наполниться ни литературой, ни музыкой, ни наукой так, как это было вчера. Сегодня звуковик стремится раскрыть тайну человеческой души. Тысячами результатов онлайн-тренинг «Системно-векторная психология» подтверждает: возможность познать себя — это возможность навсегда избавиться от депрессии.

«Я заново рожденный человек, который благодаря тренингу первого уровня Юрия Бурлана наконец-то нашел ответ на вопросы, которые мучили всю жизнь: Почему я не могу никак вписаться в этот мир, почему так тесно в собственном теле, почему депрессии и такое нежелание жить...

Мысли о суициде преследовали с детства, казалось, что только смерть может принести облегчение. Многочисленные психотерапевты и психологи не могли помочь ничем, только таблетками. Самый главный мой результат - это то, что я не пью больше антидепрессанты, от которых, я была очень зависима на протяжении долгого времени…»

Ксения Н., экономист, психолог, Комсомольск-на-Амуре

Корректор: Наталья Коновалова

Автор публикации: Анна Чеботарева, культуролог
Редактор: Ольга Крутчинская
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 43241 человек

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

23 августа

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

Уже идут 43241 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
23 августа

Состоится Бесплатный тренинг по психологии

Уже идут 43241человек

До начала тренинга осталось:

Комментарии 1 Отправить комментарий
Екатерина Гусарова 16 июля 2018 в 12:07

Спасибо за эту статью, Анна. На самом деле, когда терапия не помогает, а ты продолжаешь задаваться все тем же вопросом - зачем все это?... Зачем я здесь? в чем смысл моей жизни?... Понимая, что есть ты и есть другие люди, что ты не такой как все, другой, не от мира сего... И как же необходима нам, звуковикам, системно-векторная психология. Которая наконец-то может дать ответы на эти вопросы. Может объяснить как устроена психика человека со звуковым вектором, и почему он такой, а главное зачем... После тренинга у меня случился коллапс осознаний, и теперь я знаю кто я, знаю в чем смысл в моей жизни, и невозможно передать словами, какой от этого космос внутри.