Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Смена героев на постсоветских кино- и телеэкранах в свете системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Более 20-ти лет назад в нашей стране произошел резкий слом ориентиров: мировоззренческих, ценностных, поведенческих - как личностных, так и общественных. Все это нашло отражение на кино- и телеэкранах, причем процессы были взаимосвязанными...

В сборнике научных трудов «Научная дискуссия: вопросы юриспруденции, филологии, социологии, политологии, философии, педагогики, психологии, истории, математики, медицины, искусства и архитектуры» (Материалы Международной научно-практической конференции, г.Москва) опубликовано социально-психологическое исследование, посвященное изменениям в образах героев на российских кино- и телеэкранах в постсоветский период. Детальное изучение процессов, влияющих на идентичность, способствует выявлению основных тенденций развития российского социума. Анализ проведен с использованием уникальной методики – системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

ISBN 978-5-4465-0322-3

Предлагаем Вашему вниманию полный текст работы:

Смена героев на постсоветских кино- и телеэкранах в свете системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Более 20-ти лет назад в нашей стране произошел резкий слом ориентиров: мировоззренческих, ценностных, поведенческих - как личностных, так и общественных.

Все это нашло отражение на кино- и телеэкранах, причем процессы были взаимосвязанными. Как киногерои приходили из жизни, так и многие из них становились образцами для подражания в реальной жизни. Особенно большую роль это играло для подрастающего поколения.

Человек становится личностью, воспринимая образцы мышления и поведения, транслируемые в социуме. Чаще всего, для этого применяются различные клише, паттерны, стереотипы, как правило, уже хорошо отработанные и легко усваиваемые. Большую роль играют также и идеалы, которые оказывают существенное влияние на личный выбор. Они могут быть как индивидуальными, так и социально общезначимыми. Есть различные подходы к данному вопросу.

А. Лоренцер трактует понятие «клише» как относящееся к области бессознательного, которое не утрачивая свое интенциональное и динамически-энергетическое значение, автоматически срабатывает в определенных условиях. Его значимость при этом утрачивается, и появляются пустые, лишенные эмоционального содержания, знаки. «Диктат фигур сознания, отделившихся от жизненной реальности, ведет к образованию ложного представления человека и общества о самих себе, к разрыву обратных связей». [33, С.332]

Данные процессы имеют определенную специфику, присущую каждому социуму соответственно его менталитету. Системно-векторная психология Юрия Бурлана [23, C.97-102.], в частности, определяет, что основу русского характера составляет уретрально-мышечный менталитет. И формирование русского национального характера проходило в условиях уникального геополитического ландшафта. [31, C.199-206.] [7] [21]

 

Системные причины смены экранных типажей на фоне глобальных социальных процессов

При фактической социализации человек постоянно неосознанно примеряет на себя все, что наблюдает вокруг. Что ему подходит, а что нет. Многое также зависит и от природных качеств, присущих каждому отдельному человеку. В зависимости от врожденного психического, воспринимается и циркулирующая в обществе информация.

Тысячелетия основным способом трансляции стереотипов был устно-визуальный. Информация при этом распространялась довольно медленно, строго дозировано и доступна была далеко не каждому. С изобретением книгопечатания начались ускоренные распространение и популяризация разного рода знаний. Ситуация резко изменилась в ХХ веке, особенно этому способствовало появление новых информационных технологий. Сегодня общество буквально захлебывается от огромного и стремительного потока информации. Лучше всего с данными реалиями справляются люди, обладающие от природы кожным вектором [12], при должной степени развитости.

В то же время ценности кожного вектора контрарны по отношению к уретрально-мышечному менталитету российского социума, который объясняет во многом наличие вплоть до начала ХХ века в российских социокультурных стереотипах образцов совершенно контрарных стилей поведения: или очень возвышенного, благородного, или совершенно маргинального, даже девиантного поведения. Основные жанры народного творчества: песни, где поется о разбойниках (обладателей чаще всего, кожного [12], иногда уретрального вектора[11]), или жития святых, прославляющие уход от бренного мира (звуковой вектор). [1]

Данные традиции продолжились в классической русской литературе, занявшей в общественном сознании место религии. Следует отметить, что вплоть до Октябрьского переворота грамотность в России была довольно низкой, поэтому битвы за умы разворачивались на весьма узком поле. Тем не менее, результаты впечатляют до сих пор. При анализе главных положительных персонажей великой русской литературы обнаруживается, что среди них успешно реализованных практически нет. [5, C. 237]

Комфорт как ценность всегда отвергался, с одной стороны, элитарной культурой, представленной в России уникальным социальным явлением – российской интеллигенцией; с другой, главной силой – мышечным крестьянством.

Тогда же в литературе нельзя было встретить и тему реальной деятельности, где бы герои сами отвечали за свою судьбу. Самоидентифицировались российские герои от противного: как делать не надо. Энергия их была направлена на разрушение старого, а не созидание нового.

В советский период были предприняты попытки изменить ситуацию. Была сформирована новая трудовая этика, в которой большую роль сыграло и множество vфильмов о рабочем классе и крестьянстве. [20. C.42] Главными героями трудового фронта в этот период были преимущественно обладатели анального вектора [10] - работящие, честные, порядочные, добивающиеся высокого качества своей дотошностью и перфекционизмом, полностью реализующие себя на производстве. Именно на таких героев был ориентирован советский кинематограф.

Но вот наступила другая фаза развития общества, где преобладают кожные ценности, героями дня стали люди, которых раньше судили за спекуляцию хозяйственные преступления, обладатели кожного вектора, яркие, но оставшиеся в архетипе, что было зачастую обусловлено советскими реалиями. Следует отметить, что эти герои не воспринимались уретрально-мышечным менталитетом россиян в положительном смысле. В потсперестроечный период один за другим появлялись произведения, в которых низвергались советские мифы, но предлагались другие, исключительно апокалиптического настроя. [15] [17]

То, что происходило тогда в аудиовизуальных искусствах, можно оценивать по-разному. Так, классик советского кино И. Пырьев, утверждал, что, в «отличие от многих буржуазных, а особенно голливудских картин, в которых герои вербуются из числа людей «высшего класса», а чаще – из среды гангстеров и проституток (обладатели неразвитого кожного вектора – Н.Б.), герои советских фильмов, прежде всего, люди борьбы и труда, морально стойкие, чистые, целеустремленные (обладатели развитого анального вектора – Н.Б). [24, C.2]

Ведь основной характеристикой практически всех героев советского кино, в особенности, положительных, была профессиональная: инженеры, врачи, рабочие, колхозники и пр. Экраны заполнялись производственными драмами, где шло серьезное обсуждение проблем трудовой совести и чести («Битва в пути» 1961, «Премия» 1974, «Мы, нижеподписавшиеся» 1981 – список можно продолжать довольно долго). И это не удивительно, ведь было общепризнанно, что «главное мерило ценности человека – польза, которую он приносит народу» [8, C.4], «в советском обществе нельзя жить без труда, без уважения, без любви к людям». [16, С. 13.]

Но всего через три каких-то десятка лет на российском экране буйно зацвела очень пышно развесистая клюква, которая так яростно клеймилась. Никто не понимал, что делать с пришедшей вдруг абсолютной свободой, которую долго добивались. Если в первом постсоветском году было снято 238 фильмов и 15 сериалов, то уже в 1996 г., самом «провальном», всего 43 фильма и 11 телеработ. [27]

Если прибавить к этому, что многие из них так и не были показаны широкому зрителю, то можно сказать, что идентификационные образы и якоря для российского зрителя были отданы почти полностью тому самому «заклейменному» Голливуду, чьи далеко не лучшие образцы закупались по дешевке нашими же российскими прокатчиками.

На рубеже веков, прожив уже десятилетие в условиях абсолютной идеологической свободы, российская творческая интеллигенция все также моделировала ситуации, где «все новое, даже если это лучшее, воспринимается как худшее, лишнее, негативное. Как абсолютный обман. Новому не доверяют, даже не пытаются поверить, и потому боятся». [14, C.5]

Наконец, заменяя непрестанные причитания-«литании» [25, C.47] презентуются новые модели осмысления действительности, которые мы, чаще всего, видим, в масс медиа, телевидении, особенно наглядно - в рекламе. Эти попытки, по большей части, откровенно беспомощны, их справедливо можно отнести к суррогатам, агрессивным и вытесняющим подлинное искусство. «Однако, ограниченные своими пределами, они (суррогаты – Н.Б.) не только необходимы, но и полезны. Они выполняют широкую воспитательную роль и являются как бы первой ступенью на пути к овладению языком искусства». [19, C.187]

Базовая группа акторов, деловых людей, действующих на российских кино- и телеэкранах, тесно связана с различными аспектами криминала. В начале нового тысячелетия российские зрители были захлестнуты общим «чернушным» потоком, где действовали грабители и аферисты, девочки-мальчики «по вызову», рокеры, подвалы, морги, бандиты, «ментовка», опустошенные ночные улицы. Режиссеры бросаются из эксцентрики («Барабаниада» С. Овчарова) в квазисоветскую эстетику («Дети чугунных богов» Т.Тота). В последнем любимый герой советского кино - сталевар Игнат, с ярко выраженным мышечным вектором [9], в цехе огромного завода, явно оборонной промышленности, каждый день сражается с огнем и металлом, а вечерами также серьезно и неистово участвует в массовых драках и попойках. Наблюдает за всем этим режиссер, с анальным стремлением к совершенству картинки и зрительной любовью к ней же. Кинообразы знакомы до боли: бронзовые мускулы и открытые, улыбчивые лица рабочих, убеленные сединами генеральные конструкторы, директора заводов с больным сердцем и колоссальной работоспособностью.

Рабочий класс, самая большая группа населения с мышечным вектором, «соль земли», вообще можно увидеть на большом экране крайне редко. Из значимых проектов можно назвать лишь «Магнитные бури» В. Абдрашитова 2003 г., где в течение всего фильма одна озверевшая толпа рабочих лупцует другую.

Еще один тип героя - рефлектирующие интеллигенты, по большей части, анально-зрительные, не находящие себя в новых условиях: провинциальный поэт Макаров («Макаров», С.Маковецкий), купивший по случаю, пистолет «Макаров» и почему-то возомнивший, что оружием можно разом решить все накопившиеся проблемы; агрессивный и неприкаянный «шестидесятник» А.Абдулов («Над темной водой» Д. Месхиева), уходящий из жизни, ничего окончательно не выбрав; инженер Женя Тимошин («Ты у меня одна» Д.Астрахана), вдруг осознавший свою ненужность «на празднике жизни», где не нужны ни искренние чувства, ни жаркие споры о возвышенном, а еще совсем недавно достойная уважения «среднестатистическая семья интеллектуального труда» не живет, а существует беспросветно и унизительно.

Но в следующем фильме Д. Астрахана с программным названием «Все будет хорошо» тот же А.Збруев играет абсолютно кожного, легко приспосабливающегося к любым обстоятельствам, персонажа, но развитого и реализованного, потому умеющего добиваться своего и направлять энергию не только на узко личные цели. Когда-то обычный паренек возвращается в родной провинциальный городок 20 лет спустя миллионером с сыном, ставшим нобелевским лауреатом... Счастье льется рекой, чаще всего в кожном смысле: комфорт, успех, все, что можно встретить в калейдоскопе мыльных опер. Но … своей психотерапевтической роли фильм не лишился и сегодня. Как немного, оказывается, нужно «чтобы утолить живущую во все времена в человеке жажду увидеть стабильность и стройность мира, ощутить себя причастным мифическому доминированию общечеловеческих ценностей». [4]

На этом фоне повышенное внимание россиян к блатной и тюремной жизни приобретает черты уже социального заказа. Неразвитые, фрустрированные, даже маргинально реализованные обладатели кожного вектора вписываются в новую фазу развития гораздо лучше, чем обладатели анального или мышечного векторов. Надо помнить, что традиции в этом плане были солидные, горячо любимые: «Джентльмены удачи», «Калина красная», «Место встречи изменить нельзя». Огромную популярность получили фильм «Зона Любэ» Д.Светозарова и сериал «Зона» П. Штейна, снятый как «реалити-шоу», в основу которого легли шокирующие истории, записанные сценаристами в реальных тюрьмах, зонах, тюрьмах, пересылочных пунктах по всей стране. И вдруг обнаружилось, как писал Довлатов, «поразительное сходство между лагерем и волей... Мы говорили на одном и том же приблатненном языке. Распевали одинаковые сентиментальные песни. Претерпевали одни и те же лишения... Мы были очень похожи и даже — взаимозаменяемы. Почти любой заключенный годился на роль охранника. Почти любой надзиратель заслуживал тюрьмы». [13]

Подобный интерес имеет глубокие исторические корни, т.к. в течение нескольких веков именно «разбойничьи песни» и являлись одним из самых значимых социокультурных клише: в них «вообще обнаруживается сочувственное отношение к разбойникам: народ усматривал в них свободолюбивых удальцов, способных по временам на порывы великодушия». [32] Так сказывается уретрально-мышечный менталитет, в котором происходило становление российского социума.

Вполне адекватны в данном контексте и «новые русские» из преуспевающих в столице провинциалов («Лимита» Д.Евстигнеева), тесно связанных с «мафиозными структурами», интеллигент с ножом, пистолетом и отмычкой («Маэстро-Вор» В. Шамшурина) - один из базовых мифологических персонажей в постсоветском кино, странные обитатели «Страны глухих» В. Тодоровского. Перечень этот может быть очень длинным, но все его представители – обладатели кожного вектора.

Появляются и новые лица в постсоветской России - организаторы и создатели собственной фирмы/кампании. Первая ласточка «Горячев и другие», о котором до сих пор вспоминают на Интернет форумах и голосуют на сайтах, посвященных кино и ТВ. [34] Режиссер Ю. Беленький, стоявший у истоков российской «мыловарни», до сих пор считает, что нынешняя технология создавалась на этом 35-серийном фильме (1992-1994). [26] И, действительно многие сюжетные ходы встретятся еще не раз.

Не так уж часто появляются на российских экранах и благородные богачи. Процветающий бизнесмен – это обладатель хорошо развитого и реализованного кожного вектора. Долгое время в нашей стране не было условий для такой легитимной реализации. Еще Макс Вебер определил предпринимателя в качестве аутсайдера. «Утверждение его шло отнюдь не мирным путем. Бездна недоверия, подчас ненависти, прежде всего морального возмущения, всегда встречала сторонника новых веяния; часто нам известен ряд таких случаев - создавались даже настоящие легенды о темных пятнах его прошлого». [6, C. 88] Самый яркий образ такого аутсайдера, блистательного, выдающегося, неоднозначного, «цепкий, страстный, одержимый..., и конечно обаятельный» Платон Маковский в исполнении В.Машкова («Олигарх» П.Лунгина, 2002). Эта эпическая сага [22] о жизни и любви в России того времени перемен, что необратимо изменило страну, всех нас, сага о шальных деньгах, главной ценности кожного фазы развития, как они зарабатываются и чем за это приходится платить - любовью, дружбой, собственной жизнью...Эта история слишком хорошо вписалась в вечную российскую философию, что любое богатство неправедно, соответствуя чаяниям «простого советского человека» иметь гарантированную социальную защиту от государства, нежели идти на риск высоких заработков. [28, C.298]

Образы олигархов никак не даются российским художникам. Д. Хоффман пишет, что российские олигархи пристально изучают книги Теодора Драйзера, что, не зная, как себя вести, наши VIPы перенимали американские «стиль и методы баронов-разбойников, копируя их наглый стиль, холодную уверенность в себе, дерзкие гамбиты и дорогостоящие причуды». [30, C.348] Кожные амбиции, умноженные на уретральный менталитет, дали очень своеобразные гибриды, воплощаемые на экранах.

Есть еще один типаж - разнообразных и многочисленных образов «государевых людей» различного уровня и ранга, которые походя ломают человеческие жизни (гротеск «Серп и молот» С.Ливнева, ретро-драма «Утомленные солнцем» Н.Михалкова), расправляются с талантливыми, пусть и заигравшимися, молодыми людьми («Какая чудная игра» П. Тодоровского), наивными русскими эмигрантами («Восток-Запад» Р.Варнье), нагло обирая вернувшихся с очередной локальной войны («Живой» А.Велединского).

Альтернативой штампуются бесконечные милицейские сериалы: «Улицы разбитых фонарей», «Менты», «Бандитский Петербург», «Агент национальной безопасности», «Каменская», «Марш Турецкого». Но здесь те же герои с кожным вектором, получившим нормальное развитие, реализуются должным образом, защищая порядок и закон. Стоя между жизнью и смертью, защищая простых людей от преступников-нелюдей, герои в каждой серии одерживают хоть маленькую, но победу. И даже если художественные достоинства этих сериалов не очень высоки, это неважно, важно, что все они здесь - свои, родные. Еще один признак анально-мышечного восприятия действительности.

Родные же могут быть даже убийцами, потому что свои - как всенародно обожаемый киллер Данила Багров («Брат», «Брат-2» А. Балабанова), наделенный сложным векторным набором: анально-кожно-мышечным, сыгранный невероятно обаятельным, даже не актером, а настоящим «московским принцем», у которого к тому же, налицо и верхние вектора, зрительный [2] и звуковой [1] - Сергеем Бодровым мл.

После милицейских сериалов сверхпопулярность приобретают телеповествования из жизни «офисного планктона»: «Не родись красивой», «Дочки-матери», «Всегда говори всегда», на большом экране непритязательный ромком «Питер-FM» в то же время обгоняет по прокатным сборам тяжеловесов с брутальными героями, перестрелками, погонями, таких, как «Охота на пиранью», «Перегон», «Жмурки» [18] и многих других. Это как раз свидетельство врастания в кожную фазу развития, того, что народ устал от потрясений, ищет таких героев, с помощью которых можно разобраться в будничной обычной жизни.

 

Заключение

Согласно теории Н.Хоува и И.Штрауса, наши киногерои сейчас находятся в переходном периоде – «поздняя осень», далее последует «зима», придет поколение «Y». [29, C.17] С точки зрения системно-векторной психологии Юрия Бурлана, сейчас как никогда нужны присущие развитым и реализованным векторам качества, например:

-кожного вектора: умение организовать, налаживать экономические и производственные отношения, легко адаптироваться к современной кожной фазе развития общества;
-зрительного вектора: распространение общечеловеческих ценностей культуры;
-звукового вектора: духовная составляющая движения от эгоистического потребления «в себя» к созидательному действию «наружу»;
-уретрального вектора: милосердие, приоритет коллективных целей над собственным частным комфортом; и пр.
Нужны новые герои, в т.ч. и на экране.

«Раньше общество решало за него, что ему делать, а он решал только - как; теперь он вынужден решать и что, и как. Поэтому у героя нет прошлого - чтобы создать мир заново, нужно зачеркнуть то, что было. Будущее есть, только оно неясное» [3]

 

Литература:

1. Алексеева Е., Кирсс Д., Маточинская А. Звуковой вектор. Дата обращения: 28.11.2011 // https://www.yburlan.ru/biblioteka/zvukovoi-vektor
2. Алексеева Е., Кирсс Д., Маточинская А. Зрительный вектор. Дата обращения: 28.11.2011 // https://www.yburlan.ru/biblioteka/zritelniy-vektor
3. Архангельский А. Страна его найдет. Дата обращения: 22—28.12.2008 // Огонек – http://www.ogoniok.com/archive/2005/4894/15-18-18/
4. Барабаш Е. Великий почин Дмитрия Астрахана. Дата обращения: 12.11.2001 // http://www.film.ru/article.asp?id=2901
5. Баскакова Н.В. Трансформация идентификационных клише «Человек Дела и/или Деловой человек» в российских кино и телевидении (1992-2007 гг.) Россия и современный мир: проблемы политического развития. Тезисы IV Международной межвузовской научной конференции, Москва, 10-12 апреля 2008 г. – М.: Институт бизнеса и политики, 2008.
6. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма / Вебер М. Избр. произв. М.: Прогресс, 1990. С. 88.
7. Гадлевская Д. Национальный характер русского человека. Дата обращения: 13.07.2013 // https://www.yburlan.ru/biblioteka/natsionalnyi-kharakter-russkogo-cheloveka;
8. Годы молодые. Встреча со студентами // Советский экран. 1959, № 10.
9. Грибова М. Мышечный вектор. Дата обращения: 20.06.2010 // https://www.yburlan.ru/biblioteka/myshechnyi-vektor
10. Грибова М., Кирсс Д. Анальный вектор. Дата обращения: 20.06.2010 // https://www.yburlan.ru/biblioteka/analjniy-vektor
11. Грибова М., Кирсс Д. Уретральный вектор. Дата обращения: 20.06.2010 // https://www.yburlan.ru/biblioteka/uretralnij-vektor
12. Грибова М., Мурина М. Кожный вектор. Дата обращения: 02.07.2010 // https://www.yburlan.ru/biblioteka/kozhniy-vektor
13. Довлатов С. Зона. Дата обращения: 10.04.2003 // http://www.tyurem.net/books/dovlatov/005.htm
14. Дондурей Д. «Мы снимали кино для другой страны» // Известия, 20.11.01
15. Кабаков А. / Сценарии для России / А. Кабаков, А. Гельман, Д. Драгунский. М.: АлмазПресс, Б.г.;
16. Капралов Г. Одиночество – исключено. // // Советский экран. 1962, № 6.
17. Кивинен М. Прогресс и хаос: Социологический анализ прошлого и будущего России. / Пер. с англ. М.Черныша. СПб.: Академический проект, 2001.
18. Кино России. Дата обращения: 10.01.2006 // http://www.kinoros.ru/db/boxoffice/top/2005
19. Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М.: Гнозис; Издательская группа «Прогресс», 1992.
20. Магун В.С. Российские трудовые ценности и протестантская этика // Отечественные записки. 2003, № 3.
21. Маточинская А. Загадочная русская душа. Дата обращения: 20.02.2011 // https://www.yburlan.ru/biblioteka/zagadochnaya-russkaya-dusha
22. Орлецкий А. Эпос! 04.12.2005 // http://www.ruskino.ru/review/5
23. Очирова В.Б. Инновации в психологии: восьмимерная проекция принципа наслаждения. / / Сборник материалов I Международной научно-практической конференции «Новое слово в науке и практике: Гипотезы и апробации результатов исследований»/ под ред. С.С.Чернова; Новосибирск, 2012.
24. Пырьев И. Откровенный разговор // Советский экран, 1959, № 4.
25. Рис Н. Русские разговоры. Культура и речевая повседневность эпохи перестройки. М.: «Новое литературное обозрение», 2005.
26. Рогожникова Е. Серийные бессильники // Русский Newsweek. 19 - 25 марта 2007 № 12 (138)
27. Российское кино. Дата обращения: 10.12.2005 // http://www.kino-teatr.ru/kino/movie/ros/hud/y1996/
28. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества. М.: Изд-во Института социологии РАН, 2000.
29. Тулупов В. Аудитория СМИ как элемент гражданского общества // Relga.ru, № 15 (117), 01.10.2005.
30. Хоффман Д. Олигархи. Богатство и власть в новой России. М.: Изд-во Колибри, 2007.
31. Чебаевская О.В. Проявления менталитета народа в грамматике его языка. Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 4 (22): в 2 х ч. Ч. II.
32. Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890 – 1916 гг.) Дата обращения: 20.10.2004 // http://bookz.ru/authors/brokgauz-efron/brok_and_efr3/page-121-brok_and_e...
33. Lorenzer А. Der Beitrag der Psycoanalyse zu einer materialistischer Sozialisationstheorie. In Kritischer Materialismus. Zur Diskussion eines Materialismus der Praxis. - F.a.M.,1991.
34. Stas Prihodko Дневник. Дата обращения: 07.06.2006

Автор публикации:   Баскакова Н.В., кандидат философских наук; Очирова В.Б., психолог; Амерзянов Р.М., специалист портала Системно-векторной психологии
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41339 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 3 Отправить комментарий
Татьяна Кириленко 12 августа 2014 в 23:08

Современность диктует свои условия и требования к людям. Так, умение обращаться с компьютером сегодня не уже не признак благосостояния, а реальная необходимость. Новая реальность формирует новых героев...А некоторые так и застревают на прошлых. Почему и как это происходит в двух словах не рассказать... Только тренинг открывает всю картину. И это удивительные вещи. о которых никогда не задумывался до этого!

Elena Gorshkova 09 августа 2014 в 12:08

Помимо прошлого анальной (исторической) фазы развития человечества - в том числе, российской истории, уроки которой могут помочь не столько в поиске решений современных проблем, сколько - в понимании особенностей отечественного уретрально-мышечного менталитета, - мы к настоящему моменту уже располагаем небольшим прошлым приспособления к новым условиям наступившей кожной фазы развития. Это небольшое - протяженностью в 20 лет - прошлое уже позволяет анализировать обнаружившиеся тенденции в осуществляемом "на ощупь" решении нахлынувших социальных проблем; и это дает информацию к размышлению и основания для проецирования определенных путей развития (суженного спектра), благодаря отбрасыванию уже опознаваемых "ложных", "непродуктивных" решений, моделей дальнейшего развития России.
Данная статья замечательна тем, что она вносит свой вклад в осмысление и анализ этих тенденций, указывая на ориентиры, помогающие выстроить эффективную "рабочую" перспективу.

Наталья Красуля 08 августа 2014 в 15:08

"...Нужны новые герои, в т.ч. и на экране." Это да! С новыми смыслами, с новым видением происходящего, с новым мышлением.