Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Стиг Ларссон. Часть 2. Загадка Лисбет Саландер

«Девушка с татуировкой дракона» имеет оригинальное название — «Мужчина, который ненавидел женщин», что говорит само за себя. В книге две истории девочек из разных социальных слоёв - Лисбет Саландер и Харриет Вангер. Альтернативные миры шведского общества не уберегают их от насилия анальных садистов-женоненавистников.

Часть 1. Как избавиться от журналиста?

«Я собираюсь написать детективный роман!», — усевшись за компьютер заявил Еве Стиг Ларссон. Но вместо детектива получился триллер с погружением в историю, налётом политики и элементами фантастики. Сказалось страстное увлечение юности, когда Ева и Стиг занимались переводами на шведский язык книг американских писателей-фантастов и редактировали журнал Скандинавского общества научной фантастики. Для людей со звуковым вектором, чья молодость пришлась на 60-е, фантастика была едва ли не единственной возможностью наполнить свои звуковые пустОты.

«В мире научной фантастики киборги — наполовину люди, наполовину роботы — могут напрямую подключаться к компьютеру, вплоть до срастания с ним. Именно так Лисбет Саландер подключается к Интернету, и её необыкновенные способности роднят её с киборгом» [Е. Габриэльссон, М.Ф. Коломбани. «Миллениум, Стиг и я»]. Во втором томе трилогии «Миллениум» героиня с математическими мыслеформами в голове настойчиво ищет решение теоремы Ферма и даже находит его.

Альтернативные миры шведского общества

«Девушка с татуировкой дракона» имеет оригинальное название — «Мужчина, который ненавидел женщин», что говорит само за себя. В книге две истории девочек из разных социальных слоёв - Лисбет Саландер и Харриет Вангер. Альтернативные миры шведского общества не уберегают их от насилия анальных садистов-женоненавистников.

16-летняя Харриет Вангер, из семейства промышленных магнатов, регулярно подвергавшаяся сексуальному насилию со стороны отца и брата, внезапно исчезает. Вся семья, за исключением двоюродного деда, считает её погибшей, несмотря на то, что этому нет ни одного доказательства. За 40 лет полиция так и не смогла отыскать следов Харриет, дело закрыто и сдано в архив. Восьмидесятилетний Хенрик Вангер обращается к Микаэлю Блумквисту, известному своими журналистскими расследованиями самых запутанных и опасных дел.

Блумквист хотя и был собирательным образом, всё же автор вложил в своего героя много личного. Стиг Ларссон также отличался бескомпромиссностью, принципиальностью, прямотой, гражданской позицией, эрудицией и способностью к аналитике. Будучи хорошо знаком с историческими корнями фашизма в своей стране, он много об этом пишет в статьях. И в «Девушке с татуировкой дракона» также один из сюжетов связан с ритуальными убийствами женщин.

Злодеяния многолетней давности, совершённые маньяком-убийцей, которые не без помощи Лисбет Саландер неожиданно для всех раскрыл Блумквист, поразят любого следователя своей изощрённой жестокостью и необъяснимостью мотивации.

Разумеется, сюжет трилогии придуман, но многие события взяты из подлинной криминальной хроники и полицейских отчётов. Системно-векторной психологии хорошо известен механизм таких преступлений, как серийные убийства кожно-зрительных женщин с виктимным поведением, совершённые мужчиной с обонятельным вектором.

image description

Книга настолько поразила читателей северной страны, что мгновенно была переведена на многие языки и последние 10 лет удерживается на первых местах в списке мировых бестселлеров.

«Архангел Божьей мести»

Так Стиг Ларссон собирался назвать четвёртый том цикла «Миллениум». Карающим зло Архангелом предстаёт перед читателями Лисбет Саландер. Однако, в её действиях виден животный инстинкт предугадывать опасные ситуации. Таким животным чутьём обладает уретральник и всё равно рвётся за флажки, идёт на риск, изловчившись выжить даже заживо погребённым. Страсть к жизни и жажда расплаты придают Саландер силы. Её работа ещё не закончена, а татуировка дракона жжёт спину, напоминая об этом. Такой создаёт Стиг Ларссон свою героиню.

Лисбет Саландер обладает уретрально-кожно-звуко-зрительной связкой векторов, свойства которых ярко проявляются в каждом её поступке. Так, за попытку заживо сжечь собственного отца, двенадцатилетнюю Лисбет на 10 лет упрятали в психушку. Желая защитить мать, которую из садистских побуждений насиловал и избивал отец, она выплёскивает ему в лицо бензин и бросает в него зажжённую спичку. Склонность к поджогу и пиромании, как реакция на насилие, характерна для людей с уретральным вектором.

«Битая анальным отцом или отчимом уретральница развивается по нежелательному жизненному сценарию, нередко приводящему её к смене сексуальной ориентации», — говорит на лекциях по системно-векторной психологии Юрий Бурлан.

С Лисбет Саландер тоже происходят подобные метаморфозы. Садист-отец, насильник адвокат, назначенный её опекуном, детский врач-психиатр со склонностью к педофилии — все эти мужчины с анальным вектором, испытывающие сильнейшую ненависть к женщинам и глубокие сексуальные фрустрации, вызывали у Лисбет смесь ненависти с презрением и желанием их уничтожить.

Для разоблачения этих мразей она преступает правящий в западном кожном мире закон. Вместе со звуковым приятелем-хакером по прозвищу Чума, взламывает их компьютеры, добираясь до самой конфиденциальной информации. Затем с журналистом Микаэлем Блумквистом делает достоянием общественности все собранные улики: детские порнографические снимки, скрытые от финансовых органов и выведенные в офшоры налоги и т.д.

Феминизм Стига Ларссона

Кажется, что «Миллениум» перегружен темой насилия над женщинами, но это лишь маленькая толика подлинных событий, известных Стигу Ларссону из полицейских отчётов. «Он писал эпизоды, которые зачастую друг с другом никак не связывались, а потом просто «пришивал» их друг к другу, повинуясь собственному желанию и ходу сюжета» [Е. Габриэльссон, М.Ф. Коломбани. «Миллениум, Стиг и я»].

К тому же здесь нашло отражение сильнейшее потрясение, которое Стиг пережил в юности. Однажды он стал свидетелем того, как его друзья изнасиловали девушку. Для юноши это стало шоком, потом он всю жизнь винил себя за то, что не заступился за жертву.

Предполагаемый гонорар от издания «Миллениума» должен был поправить дела Стига и Евы и профинансировать «Экспо». Будущий доход от пока ещё ненаписанного четвёртого тома он намеревался направить на создание кризисных центров для женщин, подвергшихся насилию.

Главный редактор «Экспо»

Стиг был хорошим литературным секретарём и главным редактором, но при полной звуковой отрешённости от быта, абсолютном дефиците кожной изворотливости и анальной неспособности вести дела, он не умел обеспечивать журнал средствами или организовать деятельность сотрудников. Любая из этих задач, требующая решений в короткий срок, вгоняла его в сильнейший стресс, вводила в анальный ступор. На помощь спешила Ева, более адаптированная к жизни, чем Стиг.

«Остальные же заплутали на дороге предательства», — повторял Стиг Ларссон. Ева Габриэльссон, верная спутница, с которой его связывали 32 года совместной жизни, была такой же упрямой и бескомпромиссной идеалисткой, как и сам Стиг. Этот многолетний неофициальный союз соединил двух людей по равенству свойств их векторов. Имея общие интересы и занимаясь общим делом, им так долго удавалось сохранять свои отношения.

«Для нас не деньги и не успех составляли репутацию человека, а честность и умение держать слово. И эти правила не нарушались. Мы со Стигом во многом походили друг на друга образом мыслей и восприятием. Это нас забавляло, но не удивляло: ведь у нас были общие корни» [Е. Габриэльссон, М.Ф. Коломбани. «Миллениум, Стиг и я»].

image description

Не у дел осталась только Ева

Отношения Евы и Стига не были узаконены. По шведским законам, лица, живущие в гражданском браке, не могут претендовать на материальную или интеллектуальную собственность друг друга. После неожиданной кончины журналиста всё, чем он обладал по закону, перешло к ближайшим родственникам — отцу и брату.

Незадолго до смерти Ларссону удалось найти издательство, согласившееся напечатать первую часть трилогии «Миллениум» «Девушка с татуировкой дракона». Если бы к выходу книги из печати писатель был еще жив, то после выхода книги из печати, можно было сказать: «А на утро он проснулся знаменитым».

Ева долгие годы боролась за обладание правами на литературное наследство Стига Ларссона. Но в кожном мире все узаконено и регламентировано. Пресса сообщала, что неофициальной вдове писателя отец и брат Стига, на которых неожиданным образом свалилось наследство знаменитого родственника, предложили 3,3 миллионов долларов. Ева, не корысти ради, а только из любви к правоте и справедливости от них отказалась, продолжила бороться и, в конечном счёте, проиграла дело.

Ещё одной неприятной новостью для фрекен Габриэльссон стал выход четвёртого тома из серии «Миллениум», написанным Давидом Лагеркранцем. Эта книга находилась у Стига в работе, о чём неоднократно заявляла сама Ева, обещая дописать продолжение за мужа. Но даже это Еве не удалось.

Пока она собиралась с мыслями и силами, издательство подыскало другого автора в лице Давида Лагеркранца и отсудило у госпожи Габриэльссон право на участие в проекте. Огорчённая Ева «раскритиковала продолжение «Миллениума», назвав выбор Давида Лагеркранца в качестве автора «полным идиотизмом», — сообщает Википедия. Имя Стига Ларссона и его «Милениум» уже давно стали брендом литературной индустрии и приносят доход совсем не тем людям, которые долгие годы были с ним рядом, делили с будущей знаменитостью кров и кусок хлеба, поэтому обиду анально-зрительной Евы Габриэльссон понять несложно.

Это наглядный пример того, как трудно людям с анальным вектором вести дела в кожном мире. «В силу природных свойств люди с анальным вектором медлительны и неповоротливы для скорого принятия решений», — объясняет системно-векторная психология Юрия Бурлана. Пока они обдумывают, взвешивают и «семь раз отмеряют», кожные спешат заработать на том, что для анальных священно.

Вокруг имени Стига Ларссона крутится много проектов, а его друзьями называют себя те, кто ещё 11 лет назад игнорировал журналиста, утверждая, что писать он не умеет. В кожном предпринимательском мире в мгновение ока возникла настоящая индустрия «Миллениума». Сегодня все те, с кем боролся Стиг Ларссон, зарабатывают на его имени миллионы евро. Прибыль превыше всего – таков закон кожного мира, всё остальное потом.

Автор публикации: Светлана Фронтцек, системный психолог, член Международной ассоциации журналистов
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41251 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 2 Отправить комментарий
Оля Mezenceva 21 февраля 2016 в 03:02

все-таки главное мне кажется не то, кто сколько заработал на наследии Ларссона, а кто прочитал его произведения. И что в России прочли многие из молодых людей. Это очень важно. И не надо обольщаться на счет Европы... особенно когда сами европейские авторы пишут о реалиях западной жизни, не видных за фасадом

Уретральная Лиз.... да, очень системно. Ей потому и попадались сплошь такие фрутсрированные анальники.... она им была возбуждающей... Другая бы не выдержала такой жизни, не обладай такой жизненной силой.

Много системных вещей в его произведениях, почти все - из жизни в "Миллениуме". И он так поражает. Спасибо, Светлана!

Lana Fr. 21 февраля 2016 в 18:02

"все-таки главное мне кажется не то, кто сколько заработал на наследии Ларссона, а кто прочитал его произведения. И что в России прочли многие из молодых людей"

Это не менее важный аспект, позволяющий понять разницу между кожным западным менталитетом, опирающимся на закон и российским уретральным, где основанием является справедливость. Легко себе представить, в каком русле стала бы обсуждаться эта тема, например, на ток-шоу "Прямой эфир".

В статье рассматривалось раскрытие свойств векторов, в условиях западного мира. Кожники всегда урвут свое, а вот люди с анальным вектором погрязнут в обидах и 10 лет будут собираться доделать то, что им все еще кажется важным. Однако, так и не соберутся, потому что кожники снова окажутся ловчее.

Лисбет не просто уратральная, она еще и со звуком, что раскрывает дополнительную особенность в ее поведении сверхчеловека.

Спасибо, Ольга!