Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Владимир Маяковский. Любовная лодка разбилась... Часть 4

Владимир Владимирович был масштабным человеком, как и подобает уретральнику. Напор, с которым он подходил к женщинам, пугал их. Вероятно, ощутив всю силу любовного сумасшествия поэта, Мария Денисова не решилась на последний шаг, отдав предпочтение скромному инженеру Василию Строеву.

Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 

Поэт, особенно если он лирик, всегда ищет «свою Лауру». Уретральный мужчина не может существовать без своей музы. Ей он посвящает свои достижения, к ее ногам складывает свои победы, ради нее участвует в турнирах, пусть даже литературных. Это очень точно понимала Лиля Брик, держа вдохновение поэта на коротком поводке. Остальным женщинам этого сделать не удавалось, может быть,за исключением его первой — той, которой начинающий поэт был отвергнут.

Вы думаете, это бредит малярия? Это было, было в Одессе. — «Приду в четыре», — сказала Мария. — Восемь. Девять. Десять...

Жизнь Маяковского — пожар всемирного масштаба. Владимир Владимирович вообще был масштабным человеком, как и подобает уретральнику. Напор, с которым он подходил к женщинам, пугал их. Вероятно, ощутив всю силу любовного сумасшествия поэта, Мария Денисова не решилась на последний шаг, отдав предпочтение скромному инженеру Василию Строеву.

Девушка, сама одаренная талантами от природы, скорее всего почувствовала, что, окажись она рядом с Маяковским, ее собственной творческой реализации придет конец. Она должна будет раствориться в поэте, как это на первом этапе отношений произошло с Мариной Влади, состоявшей в браке с уретрально-звуковым Владимиром Высоцким. Его частые маниакально-депрессивные состояния вынуждали Марину прерывать съемки и, нарушая условия контрактов, что не могло не сказаться на карьере всемирно известной и очень востребованной актрисы, из любого уголка планеты первым рейсом вылетать в Москву, чтобы вытаскивать поэта из очередного звукового провала.

Мария Денисова, вдохновившая Маяковского на «Облако в штанах», оставив мужа-инженера, из благополучной Швейцарии, где к тому времени находилась их семья, с маленькой дочерью вернулась в революционную Россию, а Василий Строев отправился в Англию. Мария стала ученицей известного скульптора С. Коненкова, а впоследствии и сама известным скульптором. Во время гражданской войны она добровольцем ушла в Первую конную армию, где руководила художественно-агитационным отделом. «Писала агитплакаты, рисовала карикатуры, играла на сцене». Мария Александровна трижды перенесла тиф и трижды была ранена. Ее дружба с Маяковским продлилась до его рокового выстрела.

В 1927 году Мария Александровна вылепит голову поэта, словно бы обреченно тонущую в куске гипса. В 1928 году она ему писала: «Дорогой мой Владимир Владимирович! Прошу, берегите свое здоровье — мне очень печально было узнать, что Вы стали сдавать — конечно, в смысле здоровья — т.к. ясно — литературно Вы на правильном пути. Хотелось бы еще одной-две монументальной работы... Берегите, дорогой мой, себя. Как странно, Вы обеспечены, а не можете окружить себя обстановкой и бытом, который бы дольше сохранил Вас — нам».

В декабре 1929-го, когда поэта стали замалчивать, перестали печатать, «ЛЕФ» (Левый фронт искусств) был закрыт. Из-за перехода в РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей) от него отвернулись все друзья, сочтя его содружество с рапповцами предательством. На его пьесы началось гонение. Мария, одна из немногих, поддерживает Маяковского: «…Благодарю, дорогой, за защиту женщины от домашних «настроений» мужей-партийцев. Здорово помогает и «Баня», и «Клоп». Доходит. Хороший бич — слово, сарказм…»

Второй муж Марии Александровны, Ефим Афанасьевич Щаденко — член Реввоенсовета Первой конной армии, с которым она познакомилась в годы гражданской, после войны был замнаркома обороны. Семья поселилась в знаменитом Доме на набережной. Вот тут-то, в мирное время, и обнаружилось несходство характеров и интересов супругов.

Щаденко запрещал Денисовой заниматься скульптурой, и та даже уходила от него в общежитие безработных, о чем сообщала в письмах Маяковскому. «С мужем разошлась — уходила в общежитие безработных РАБИС — и все из-за скульптуры, т. к. домашнее хозяйство брало целый день... Временно упросил все же вернуться — грозя, что застрелится. — А уйти нужно — работать не дает. Домострой. Эгоизм. Тирания... Нужен мрамор, натура и мастерская, иначе моральное убийство...» И еще: «…бросать приходится скульптуру, а для меня это равносильно смерти…» Владимир Владимирович, зная тяжелое материальное положение Марии, помогал ей деньгами.

В 1944 году Мария Денисова-Щаденко при невыясненных обстоятельствах покончит жизнь самоубийством, выбросившись вниз с десятого этажа.

«Мария! Имя твое я боюсь забыть, как поэт боится забыть какое-то в муках ночей рожденное слово, величием равное Богу».

Роман с Татьяной Яковлевой у Маяковского начался в Париже. Владимир Владимирович не мог не в любиться в длинноногую модель. Провинциальная кожно-зрительная девушка приехала во Францию по вызову кого-то из родственников. Она — «красавица, в меха и бусы оправленная» — такой ее увидел Владимир Владимирович, — зарабатывала на жизнь изготовлением дамских шляпок и работой манекенщицы. Разумеется, ей льстили ухаживания знаменитого поэта, чьи стихи она если и читала, то вряд ли понимала их суть.

Наивно было полагать, что молодая женщина, с трудом вырвавшаяся из России и во Франции окруженная поклонниками, среди которых были французские аристократы, бросит чистенькую, уютную, начинающую приходить в себя после Первой мировой войны Европу и отправится в чужую, полуразрушенную и холодную Совдепию.

Маяковский, как всегда, влюбился сильно и безоглядно. Посчитав своим долгом помогать родственникам будущей жены, он посылает деньги матери Яковлевой и заботится о ее сестре, живущей в Москве. Для поэта Татьяна становится музой, он не только посвящает ей стихи, но и осмеливается без согласования с Лилей Брик читать их публично:

Ты не думай, щурясь просто из-под выпрямленных дуг. Иди сюда, иди на перекресток моих больших и неуклюжих рук. Не хочешь? Оставайся и зимуй, и это оскорбление на общий счет нанижем. Я все равно тебя когда-нибудь возьму — одну или вдвоем с Парижем.

Татьяна выходит замуж за французского дворянина, а Маяковский, не ожидая такого предательства с ее стороны, огорченный и расстроенный, ищет утешения в объятиях другой женщины, необыкновенным образом похожей на Татьяну Яковлеву. Соответственно, через судьбу Маяковского в последний год его жизни прошла еще одна женщина. Злые языки утверждали, что познакомили их Брики. В творчестве поэта она не оставила следа, музой в общепринятом смысле этого слова не стала.

Жена актера МХАТа Михаила Яншина Вероника (Нора) Полонская благосклонно принимала ухаживания Владимира Владимировича, не относясь к этой связи слишком серьезно. Об их близких отношениях сплетничала вся Москва. И только Михаил Михайлович Яншин этого не замечал и называл Маяковского самым джентльменистым.

Анально-зрительные мужчины, вступающие в союз с кожно-зрительными женщинами, — это классика жанра. Такой муж всегда тактичен и обходителен. Его любовь будет преданной и верной, но достаточно пресной для кожно-зрительной женщины. Жена для него святая и наделена бесконечным доверием.

Фаина Раневская, хорошо знавшая всех троих, в своих мемуарах подтверждает: «Миша, чистый человек, ни о чем не догадывался!.. Вам не понять настоящего артиста. Яншин настолько был поглощен театром, ролями, Станиславским, что все остальное проходило стороной. Ни во что он не вникал. И главное — Яншин любил Нору и очень верил ей».

То роковое утро, по воспоминаниям Раневской, Нора провела у Маяковского. Она спешила на репетицию и «буквально оттолкнула его, на коленях умолявшего бросить театр и остаться.

— Уйдешь — больше меня не увидишь! — крикнул ей вслед.

— Ах, оставь, Володя, эти театральные штучки, не к лицу тебе они! — сказала она в дверях.

На лестнице, едва спустившись с трех ступенек, услыхала выстрел…»

Читать другие части:

Часть 1. Звезда, открытая Лилей Брик

Часть 2. «Меня ж из 5-го вышибли класса. Пошли швырять в московские тюрьмы»

Часть 3. Пиковая дама советской литературы и покровительница талантов

Часть 5. Американская дочь поэта

Автор публикации: Светлана ФРОНТЦЕК, системный психолог.
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41358 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 3 Отправить комментарий
Ирина Каминская 12 января 2014 в 19:01

Страшная судьба... Думаю, основной причиной смерти были всё же не женщины, и уж конечно, не эта Нора. Потеря реализации ощущалась поэтом как потеря стаи. С каждым днём всё острее ненужность его была, приходила другая волна, завинчивались гайки, сокращали всё "лишнее" потихоньку. Вот и сократили Есенина и Маяковского, больно уж вольные. Не НКВД их убило, конечно, хоть и стрелялся Маяковский из подаренного чекистом пистолета. Невыносим был отрыв бытия от потребностей души. Никакое материальное благополучие, никакие "условия" этого скорректировать не смогли бы.

Спасибо за эту статью о Поэте.

Луиза Древсхольт 13 января 2014 в 13:01

Да, те, что совершали революцию, через свои природные свойства, отдали себя на этот прорыв и ушли "со сцены", чтобы реализация замысла продолжалась другими действующими лицами... Звук в сочетании с уретрой не могут подстроиться, влиться в жизнь обывательскую, а стране нужно было начать строить жизнь с нуля, с новым социальным устройством. Уретре не было бы меБезумно больно и чувственно и эмоционально понимаемо, что отдельные, частные, известные страдали больше всех и то, как к ним относилась судьба после того, какие они совершали прорывы, не возможно принять. Но, когда понимаешь системно, как строится и разрушается и строится опять и опять разрушается и т.д. - коллективное целое психическое - личное отступает и оно всего лишь, составляющее общего подъема, рождающегося только для выполнения и реализации своей части работы в этапе развития общечеловеческого...

Луиза Древсхольт 12 января 2014 в 15:01

Безумно трудные люди - эти уретральники, устремленные за горихонт для женщин, стремящихся к покою и чистым семейным отношениям оседлости.... Тогда еще не сложилась полностью та,что целиком и полностью была бы рядом, вдохновляя и совершая совместные походы с вождем. Все еще многое в этой самой самке ждало своей отработки во временах грядущих... Собирательный образ той самой есть и тем он и держался, как мог...