Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Работа с детьми аутистами: рекомендации практикующего специалиста

Для многих родителей, учителей и психологов камнем преткновения становится именно непонимание: как же вовлечь, заинтересовать ребенка, который ничего не хочет? Сделать безошибочный выбор в каждом конкретном случае (выбор пособий, заданий, скорости подачи материала и всего остального) можно, только если понимаешь, как устроена психика ребенка. Я для себя впервые раскрыла это в 2015 году на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. И это был настоящий прорыв в понимании природы аутизма...

На вопросы отвечает Евгения Астреинова, психолог, работает с аутичными детьми 11 лет индивидуально и в группах.

— Работа с детьми аутистами наверняка имеет свою специфику. Что самое сложное в вашей работе?

— Главная трудность в том, что аутичный ребенок поначалу жаждет, чтобы его оставили в покое. Пытается уклониться от контактов с внешним миром. Так что, пожалуй, самая трудная задача — вовлечь такого ребенка в занятия, пробудить в нем желание сотрудничать.

Конечно, нужно в меру использовать и принуждение тоже, как при воспитании любого ребенка. Но на одном только принуждении задачу реабилитации не решить. Для многих родителей, учителей и психологов камнем преткновения становится именно непонимание: как же вовлечь, заинтересовать ребенка, который ничего не хочет?

Если удается решить эту задачу — все остальные проблемы преодолимы.

— Вам удается вовлекать детей? Каким образом?

— Все живое, в том числе и человек, устроено так, что пытается сохранить себя. Избегает негативных, травмирующих воздействий и тянется к благоприятным, полезным. Так что главный вопрос в том, каких воздействий нужно избегать при работе с детьми аутистами, а какие, наоборот, стоит использовать, потому что они пробуждают желание ребенка сотрудничать.

Сделать безошибочный выбор в каждом конкретном случае (выбор пособий, заданий, скорости подачи материала и всего остального) можно, только если понимаешь, как устроена психика ребенка. Я для себя впервые раскрыла это в 2015 году на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. И это был настоящий прорыв в понимании природы аутизма.

Любой ребенок, имеющий психогенно обусловленный аутизм, — это травмированный и задержанный в развитии обладатель звукового вектора. У него от природы высокая чувствительность слуха. Рождается звуковик абсолютным интровертом, а желание «выходить наружу», вслушиваться в мир возникает у него исключительно по принципу наслаждения.

Работа с детьми аутистами фото

Если снаружи приятно (звучит негромкая речь, окрашенная теплыми эмоциями, играет негромкая классическая музыка и т. д.) — малыш с радостью вслушивается. Но если он растет в атмосфере сильных шумов (громкая музыка, постоянно работающая бытовая техника, а особенно — ссоры и крики взрослых), его развитие нарушается.

Крик и сильные шумы — непереносимый сверхстресс для развивающейся психики ребенка звуковика. Он перестает вслушиваться и может практически полностью утратить способность воспринимать смыслы речи. Чувственная связь с миром в этом случае тоже не развивается адекватно.

Исходя из этого, понятно, что работа с аутичными детьми должна строиться на основе принципа звуковой экологии. С ребенком стоит говорить на пониженных тонах, а если он болезненно воспринимает даже такие звуки (например, закрывает уши), то иногда уместно переходить даже на шепот.

В атмосфере негромких звуков и благоприятного эмоционального состояния окружающих к ребенку возвращается утраченное чувство защищенности и безопасности, и постепенно он начинает проявлять интерес к миру снаружи.

— Существует какой-то план работы с ребенком с РАС (расстройством аутистического спектра)?

— Есть общий принцип, который я применяю и в индивидуальной, и в групповой работе с детьми аутистами. Для подавляющего большинства из них на первых порах хорошо срабатывают музыкальные занятия. Ребенок может быть не готов еще вслушиваться в речь. Но вслушиваться в звуки музыки легче: она несет не смыслы, а передает некие образы или ощущения.

Задания могут варьироваться в зависимости от состояния и возраста ребенка. Самые простые, например, — определить предмет, который издает звук (негромкий маракас, колокольчик, шуршащая бумага, льющаяся вода). Потом учимся на слух определять высокие и низкие звуки, находить их на клавиатуре, ассоциировать с «дождиком» или «мишкой», то есть объектами реального мира.

Учимся распознавать короткие и длинные звуки. Здесь можно добавлять и логоритмику — совмещать вслушивание с действиями тела. Например, «простукивать» короткие звуки рукой по мячику и «катать» длинные, протяжные звуки. Многим детям это помогает начать подражать не только движениям, но и звукам.

Работа с аутичными детьми фото

Со способностью подражать приходится работать комплексно, потому что она нарушена у подавляющего большинства аутистов. Традиционное развитие болезни чаще всего выглядит так: до года ребенок в целом соответствует норме, но в возрасте от 1 до 3 лет он задерживается в развитии. Тем самым упускает важнейший период, в ходе которого дети осваивают наглядно-действенное мышление, приобретают способность действовать по образцу.

Так что учимся подражать и через задания на мелкую моторику (пальчиковая гимнастика), и через общемоторные упражнения (движения под музыку), и через действия с предметами (поставить определенным образом кубики, сложить фигуру из счетных палочек и т. д.).

В остальном же план работы с ребенком с РАС должен учитывать все вектора, заданные ему природой с рождения. Ведь звуковой вектор доминантный, но не единственный в устройстве психики такого ребенка.

— Как отличаются методы работы с аутистом в зависимости от его индивидуального набора векторов?

Кардинально отличаются: от выбора пособий до формы и скорости подачи информации.

Например, малыши с кожным вектором от природы неусидчивы, много двигаются. При аутизме у такого ребенка может быть множество навязчивых движений, он поминутно вскакивает, убегает. Здесь необходима частая смена заданий, причем часть из них — в подвижной, игровой форме. Аутисту с кожным вектором легче усвоить любые смыслы, когда они подкреплены движениями или тактильными ощущениями. Инструкции такому ребенку нужно давать очень кратко, лаконично — иначе он вообще не станет слушать.

Бывает, что ребенок с большим трудом способен воспринимать смыслы на слух, но выручает именно восприимчивость других векторов (например, тактильная, кожная). С такими детьми мы усваиваем понятие «большой-маленький», например ощупывая мячики разного размера — от большого гимнастического до маленького теннисного. Ребенок различает их наощупь, и постепенно ассоциирует с речевыми понятиями «большой» и «маленький». И в дальнейшем способен показать это и на картинках, и на других предметах. Этот же принцип используем при освоении других понятий.

А вот методы работы с аутистом, который наделен анальным вектором, совсем другие. Это дети неторопливые, им требуется многократное повторение материала. Такого ребенка ни в коем случае нельзя торопить, подгонять, обрывать посреди действия или попытки сказать что-то.

Дети с анальным вектором усидчивы, больше любят работу за столом, предпочитают настольные игры и пособия. При аутизме именно у таких малышей сложнее всего складывается навык управлять собственным телом, так как они от природы не склонны к высокой подвижности. Здесь важно уделять особое внимание навыкам наглядно-действенного мышления — у них оно сложнее складывается.

— Те особенности поведения ребенка-аутиста, что вы описали, сразу бросаются в глаза? Или нужно какое-то время, чтобы понаблюдать и только потом выбрать подходящие методы работы?

— Благодаря тренингу «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана любые особенности детей заметны и понятны сразу.

Это существенно облегчает работу: ведь раньше приходилось двигаться вслепую. Уходила масса времени, чтобы подобрать задания, почти что методом тыка. Любой подход мог отлично сработать с одним ребенком и совершенно не сработать с другим. Сегодня я, конечно, понимаю почему: просто психологически это были совершенно разные дети.

Неоценимую пользу приносит это в работе с полиморфными детьми. Сегодня практически каждый городской ребенок такой — он наделен свойствами сразу 3-4 векторов. Соответственно, и особенности поведения ребенка-аутиста в этом случае более сложные. Например, он может в один момент вскакивать и бегать по комнате, демонстрировать множество навязчивых движений. И тут же, через минуту, впасть в ступор, начать монотонно совершать одно и то же действие, и переключить его на другое не выходит.

Раньше меня это обескураживало, но сейчас все понятно. Просто у малыша есть одновременно свойства анального и кожного векторов, поэтому и симптомы меняются, словно перед вами два разных ребенка.

Добавьте сюда еще зрительный вектор — и вы увидите, что такой ребенок играет со светом-тенью (например, прищуривает глаза, рассматривает предметы на просвет). Раньше эти симптомы мне ничего бы не сказали. Сегодня я понимаю, что такому малышу важно убрать все зрительные помехи — лучше, чтобы в комнате не было пестрых плакатов, обстановка была однотонной. А вот пособие, с которым вы будете работать, непременно должно быть ярким и красочным, оно гарантированно привлечет внимание малыша.

— И как проходит коррекционная работа с аутичным ребенком, если у него несколько различных векторов? Приходится же менять подачу и формы задания прямо по ходу занятия?

— Когда вы воспринимаете психику ребенка изнутри — это не составляет проблемы. Возникает эффект особой сознательной и чувственной «сонастройки» с подопечным. Например, еще раньше, чем ребенок потянулся к ушам в попытке их закрыть, я чувствую, воспринимаю, что он устал от смысловой нагрузки. Голос просто автоматически падает до шепота, инструкции становятся короче.

Или, например, мы сидим и неторопливо повторяем с малышом что-то, пока он воспринимает информацию через анальный вектор. Но еще раньше, чем он переключится на «кожное» восприятие реальности, я улавливаю, что вот сейчас он вскочит и побежит. И сразу переключаю на что-то другое, меняю задание, подключаю пособия, рассчитанные на тактильное восприятие.

Несмотря на кажущиеся трудности, передать некое понятие, смысл намного легче именно полиморфному ребенку. Ведь у него много разных чувствительных зон, разных способов восприятия реальности.

Скажем, нам надо изучить тему «обитатели моря» с полиморфным ребенком. Мы используем пальчиковую гимнастику — показываем медузу, дельфина и т. д. Потом задействуем звук и тренируем наглядно-действенное мышление — учим песенку про море и повторяем крупномоторные движения на подражание. Дальше нам помогают свойства анального вектора (стремление все упорядочить), и мы делаем сортировку, раскладываем в одну сторону наземных животных, в другую — обитателей моря. Анально-зрительная связка векторов помогает ребенку выполнить красочную работу на эту тему — аппликацию, картину из пластилина.

Таким образом через все занятие проходит единая линия смысла, единая тема. И нужный смысл идеально и с первого раза укладывается в голове ребенка, поскольку воспринят через несколько разных каналов связи с миром.

— Вы даете какие-то рекомендации родителям, основанные на том методе, которым пользуетесь?

— Конечно, даю. Даже желая ребенку самого лучшего, родители часто не понимают, что необходимо для его благополучного развития. Например, мама с кожным вектором, и ей кажется, что ее малыш слишком медлительный, копуша. На самом деле у него просто другие свойства — анального вектора. Но они не совпадают с мамиными, и она нервничает, начинает торопить и подгонять его. В результате ребенок впадает в ступор все чаще и надолго. То есть, сама того не желая, мама причиняет ему ущерб.

Коррекционная работа с аутичным ребенком фото

Но к сожалению, не всегда мамы могут выполнить рекомендации, даже если сами очень хотят. Например, я сразу объясняю, что без звуковой экологии дома не обойтись. Но сколько выдержит мама попыток говорить негромко и спокойно, если она сама в сильном стрессе и ее «колотит» изнутри?

Мы не управляем своими бессознательными состояниями. Единственный выход тут — это маме самой пройти тренинг Юрия Бурлана, чтобы получить свой результат, изменить к лучшему внутренние состояния. Тогда она будет надежным гарантом чувства защищенности и безопасности для своего малыша. Сможет верно воспитывать его, понимая его психику. А чувственно — будет наполнять ребенка радостью от жизни. И он сам намного охотнее будет к ней тянуться.

Для детей до 6-7 лет эта связь с мамой настолько значима, что есть случаи, когда с ребенка снимают диагноз «аутизм» после того, как мама проходит тренинг.

— А с какой возрастной аудиторией работаете вы? И насколько тяжелое состояние детей?

Последнее время основная категория моих подопечных — 8-9 лет и старше. Часто эти дети фактически «отказники школ». То есть они там номинально числятся, но обучаться не могут. Педагоги не могут найти подход к ребенку, не знают, как и чему его учить.

Особенно трудно школьным учителям с полностью аутичными, неговорящими детьми. Ведь мы привыкли, что у нас в целом обратная связь с человеком — это его ответ. А здесь ребенок не может его дать. Не только педагоги, но и родители теряются. Говорят: мы-то показывали и учили с ним вот это и то, но не знаем, насколько он вообще что-то понимает и знает.

На самом деле обратную связь легко можно получить и с таким ребенком. Это простой принцип выбора: дай, покажи (нужную цифру или букву). Положи столько предметов, сколько показывает цифра. Таким образом можно обучить полностью неговорящего человека и читать, и писать, и помочь ему освоить многие другие навыки. Так что приходится «подменять собой» школу в тех случаях, когда ребенок не может получить необходимые знания обычным образом.

— Какие результаты дает системная работа с аутичными детьми?

— Дети намного быстрее усваивают материал, идут на контакт. Если мама реализует дома системные рекомендации, то достаточно быстро она отмечает, что поведение ребенка меняется, становится более «здоровым». Например, ребенок начинает играть в обычные детские игры, пытается вовлечь в них маму. Сам инициирует контакт с ней — пытается что-то показать, проявить свое желание.

Бывают и реальные прорывы. Один из последних случаев — когда удалось запустить старт речи у девочки 11 лет, которая до этого не говорила. Поначалу пошло подражание звукам, затем слогам, потом появились первые облегченные слова — как у годовалых. И эта динамика воплотилась за считанные 3-4 месяца. Хотя обычно принято считать, что если речь не появилась до 7 лет, то она уже не появится вовсе — однако системный подход опровергает это.

— Что вы можете посоветовать специалистам, которые работают с такими детьми?

— И для родителей, и для специалистов рекомендация одна — пройти тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. Сегодня число детей с аномалиями развития постоянно растет. Только опираясь на системные знания, мы все вместе сможем повернуть эту динамику вспять. Еще немного, и сегодняшние дети будут основой государства, станут нашим общим будущим. И какое оно будет, зависит от каждого из нас.

«Не могу не подчеркнуть, насколько упростилась диагностика различных состояний, есть ясное понимание, чего не хватает конкретному ребенку, какие психологические причины тормозят его развитие или мешают адекватно выразить себя, адаптироваться в коллективе, глубже понимаю родителей, какие переживания испытывают мама и отец ребенка. И самое главное, сегодня я могу им объяснить, как помочь развитию конкретного ребенка, как улучшить его состояние.

И только сейчас я системно понимаю, какая ответственность лежит на мне как на специалисте! Всем-всем психологам рекомендую, не откладывая на потом, пройти тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана...»

Анна Николаевна М., специальный психолог

«Теперь, перебирая в памяти случаи из логопедической практики, рассматриваю их через восьмигранную призму СВП и искренне сожалею, что раньше в моей жизни не было подобного тренинга. Что дал мне тренинг по Системно-векторной психологии в моей профессиональной сфере? Прежде всего, четкое осознание причинно-следственных связей возникновения речевых нарушений у моих маленьких пациентов, объяснение родителям индивидуальной картины особенностей патологии в речи их детей и пути выхода из нее...»

Виктория Анатольевна Ф., логопед первой квалификационной категории, Нижний Новгород

Автор публикации: Евгения Астреинова
Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»
Комментарии 0
 
 
 
 
Войти
С помощью социальных сетей:
facebook.com
В контакте
Google+
Одноклассники
Mail.ru
X