Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Роль семьи и окружения в воспитании аутичных детей

Чтобы помочь своему ребенку выбраться из этого «кокона» наружу, начинать нужно, безусловно, с семьи. Ведь именно семья и является тем ближним кругом, который способен создать оптимальные условия для установления контакта аутичного ребенка с другими людьми...

  • Часть 1. Причины возникновения. Воспитание ребенка с аутизмом

  • Часть 2. Двигательные стереотипии и чрезмерная тактильная восприимчивость у ребенка с аутизмом: причины и рекомендации родителям

  • Часть 3. Протестные реакции и агрессия ребенка при аутизме: причины и методы коррекции

  • Часть 4. Жизнь иллюзорная и реальная: особые симптомы у детей с аутизмом

  • Часть 5. Нарушения речи у аутичных детей: системные причины и методы коррекции

В современном мире ежегодно продолжает увеличиваться число детей, у которых специалисты диагностируют расстройства аутистического спектра. Если еще лет 30 назад это были единичные случаи, то сегодня практически на каждый класс средней школы приходится один такой ребенок. Подобная статистика неизбежно ставит уже перед обществом в целом вопрос о том, как обучать, воспитывать и адаптировать в социуме таких детей.

Но как подступиться к этому вопросу? Ведь основная проблема аутистов и состоит в том, что они погружены в свой собственный внутренний мир, а их способность воспринимать мир снаружи существенно нарушена. Как наладить связь с человеком, который сам не стремится ее устанавливать, а чаще и вовсе пытается избегать других людей?

Семья как связующее звено

Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет, что аутичные дети являются носителями звукового вектора. От природы им задан очень чувствительный слух, их ухо восприимчиво к малейшему шуму и смыслам речи, при этом крик, негативные, оскорбительные смыслы буквально ранят ребенка. Ребенок с такими свойствами, получая в детстве психическую травму (например, от слишком громких звуков или ссор в семье) замыкается внутри собственного мира, и приобретает расстройство аутистического спектра.

Чтобы помочь своему ребенку выбраться из этого «кокона» наружу, начинать нужно, безусловно, с семьи. Ведь именно семья и является тем ближним кругом, который способен создать оптимальные условия для установления контакта аутичного ребенка с другими людьми.

На тренинге по системно-векторной психологии неоднократно подчеркивается важность эмоциональной связи такого ребенка с матерью, и даются практические рекомендации по созданию особой атмосферы, в которой маленький носитель звукового вектора будет чувствовать себя максимально комфортно.

Мы – чувственная и сознательная форма жизни

Работая в проекте «Особый ребенок» с 2008 года, вместе с руководителем проекта Еленой Перелыгиной, мы уделяли особое внимание семье аутичного ребенка. Будучи и сами мамами особых детей, мы успели на собственном опыте почувствовать, что если ребенок не сумеет адаптироваться внутри собственной семьи, не наладит контакт со своими родителями – дальнейшая его социализация будет под большим сомнением.

Поэтому вновь поступивших к нам детей мы брали на занятия только после прохождения родителями специального курса семинаров. На них давалась не только теоретическая информация об аутизме и методах его коррекции. Особое внимание мы уделяли проигрыванию «живых сцен». Тогда я не была знакома с СВП, но сейчас уже могу обобщить прошлый опыт с позиции этого знания.

На своем тренинге Юрий Бурлан подчеркивает, что все мы – чувственная и сознательная форма жизни. В случае с аутичным ребенком очень наглядным и понятным становится то, что у таких деток нарушена чувственная (эмоциональная) связь с другими людьми, прежде всего с матерью. Также у большинства из них существенно нарушена и понятийная связь с внешним миром, то есть способность усваивать информацию через речь.

Однако большинство родителей с трудом понимали и принимали такие особенности ребенка. Часто у них это вызывало отчаяние, бессилие, а порой даже злость и раздражение на собственное дитя. В ходе проигрывания «живых сцен» на семинарах в рамках проекта «Особый ребенок», мы давали родителям возможность почувствовать себя на месте своего малыша.

image description

Опыт чувственного сопереживания

Из группы слушателей мы выбирали по желанию двоих, один из которых играл роль ребенка, другой – мамы. Остальная группа представляла собой социум, то есть «мир снаружи». Эту условную пару «мать-ребенок» выводили за дверь. «Ребенку» завязывали глаза и слегка, неплотно связывали ноги (таким образом, мы искусственно создавали некие ограничения, как неспособность к самостоятельным действиям). «Маме» давалась инструкция, что зайдя в дверь ей нужно провести своего «ребенка» через всю комнату и усадить на стул возле окна. На это отводилось определенное время. Общаться с помощью речи со своим «ребенком» маме было запрещено (как имитация нарушенной способности ребенка воспринимать речь), но она могла напевать песенку без слов или просто мягко и спокойно интонировать бессмысленные слоги.

Тем временем остальная группа в комнате делала следующее: переставляла мебель, создавая искусственные препятствия для передвижения, и запасалась всякими «шумовыми» игрушками (трещотками, дудками и воздушными шарами, которые полагалось проколоть в неожиданный момент). Пока «мать» вела ребенка через все препятствия по комнате к стулу у окна, группа изредка создавала неожиданные шумовые эффекты. После выполнения задания «ребенку» развязывали ноги и глаза, и мы давали всем участникам высказаться, анализировали. Условная «мать» делилась своими чувствами, условный «ребенок» своими, а остальная группа комментировала, как выглядела эта пара со стороны.

Обобщая тот опыт с позиции системно-векторной психологии, могу сказать, что самая тяжелая ситуация складывалась, если роль мамы играла женщина с кожным вектором в состоянии стресса. Такая «мама» буквально тащила ребенка через всю комнату, кричала и подгоняла его, стремясь успеть вовремя. Часто она неадекватно реагировала и на социум вокруг, который мешал ей достичь поставленной цели.

С другой стороны, когда роль матери играла анально-зрительная женщина в спокойном и уравновешенном состоянии – складывалась совсем иная картина. Казалось, ей вообще безразлично время. Она спокойно напевала что-то ребенку, осторожно проводя его через препятствия. Интересно, что за счет ее спокойствия, эта пара, как правило, успевала вовремя.

Особые озарения возникали потом у тех, кто играл роль ребенка. Неслучайно мы старались брать на эту роль тех участников, которые испытывали самые большие проблемы внутри семьи с принятием и пониманием своего аутичного малыша. Большинство говорило, что «мама» оставалась единственной опорой, «маяком и светочем», который помогал справиться с абсолютным бессилием и собственной неспособностью ориентироваться в окружающем мире. А если в роли «мамы» оказывалась женщина с кожным вектором в стрессе – условный «ребенок» ощущал колоссальную боль и чувство вины перед матерью.

Таким образом, родители аутичных детей (особенно те, кто побывал в роли ребенка) получали возможность чувственно осознать, какую беспомощность, уязвимость и бессилие испытывают их дети. Для многих родителей это становилось удивительным опытом, который в корне менял отношение к собственному ребенку.

Попытки сознательного осмысления

Еще одной существенной проблемой для адаптации аутичного ребенка, имеющего умственную отсталость, становится ограниченная способность усваивать смыслы речи. И дело не только и не столько в том, сможет ли такой ребенок говорить (не говорящий ребенок может освоить карточки, жестовый язык и другие вспомогательные средства коммуникации). Главная задача – формирование пассивного словаря, как способности понимать речь других людей.

По опыту собственного материнства, будучи мамами особых детей, мы с руководителем проекта заметили, что аутичные дети в первую очередь воспринимают самые яркие для них стимулы окружающей среды. Сейчас, имея знания по СВП, я понимаю, что для детей со зрительным вектором – это могли быть яркие цвета, для ребенка с кожным вектором – тактильные ощущения и т.д.

На своих семинарах мы предлагали родителям такое задание: на флип-чарте был нарисован лимон. Давалось краткое описание ситуации, в которой мать пытается обучить ребенка пониманию слова «лимон». Ситуация могла выглядеть примерно так: «Мать с ребенком находятся на кухне, пахнет свежим супом, на круглой оранжевой тарелке лежит овальный желтый лимон с тонким цитрусовым ароматом. Папа в зале смотрит телевизор и на весь дом кричит «Гол!», а ребенок за столом отсидел ногу и при этом от шерстяных колгот у него чешется кожа». Предполагалось, что в этой ситуации мама хочет научить ребенка понимать и запоминать значение слова «лимон».

Сначала мы с группой выделяли существенные для здорового человека признаки. Логично, что мозг обычного человека отбрасывает другие раздражители и выделяет главные свойства предмета «овальный, желтый, с тонким цитрусовым ароматом». Однако, для особого ребенка ситуация могла складываться совсем иначе.

image description

Так, для аутичного ребенка с кожным вектором самым сильным раздражителем могли стать ощущения от неудобных колгот или онемение ноги, которую он отсидел. Для зрительного ребенка оранжевая тарелка могла оказаться самым ярким стимулом. Да и суп на плите издает более яркий и сильный запах, нежели тонкий аромат цитруса. О звуковом раздражителе (папин крик «Гол!» на весь дом) и говорить нечего, ведь все аутичные дети имеют первичную травму именно в звуковом векторе.

Поэтому, если отобрать самые яркие раздражители – у вас получится образ, ничего общего с лимоном не имеющий. С помощью такого упражнения родители особого ребенка начинали понимать: для того, чтобы обучить аутичного малыша понимать речь, ему требуется гораздо больше предъявлений одного и того же предмета (например, лимона) в разных ситуациях – и на полке в магазине, и в холодильнике, и на кухонном столе. Для многих родителей это становилось опытом, который помогал им сохранять терпение и продолжать обучать своего ребенка, не смотря на кажущееся отсутствие результата на первых порах.

Касается это не только способности воспринимать речь, но и обучаться другим навыкам. Как правило, аутичному ребенку требуется намного больше опытов, прежде чем образуется устойчивый результат. Например, мой собственный сын, быстро усвоив алфавит, очень долго не мог научиться соединить две буквы. У нас ушло целых два года безрезультатных на первый взгляд попыток справиться с этим. Каково же было мое удивление, когда в один прекрасный день он сам начал соединять абсолютно любые буквы, причем совершенно безошибочно.

С надеждой на будущее

В результате сложившегося опыта, нам удалось заметить, что те семьи, в которых родители пытались чувственно и сознательно осмысливать, что происходит с их ребенком, – получали намного лучший результат в обучении, воспитании, развитии и адаптации своего ребенка в социуме.

В конце 2014 года я впервые попала на тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. И как специалист, и как мама двоих детей я поняла, что СВП дает уникальную возможность точно и безошибочно определять врожденные свойства психики наших детей. Получив эти знания на тренинге, родителям уже не придется двигаться вслепую, они получают абсолютное осмысление того, какими особенностями обладает их ребенок, и как создать оптимальную среду для его развития и обучения.

Конечно, особую актуальность это имеет для родителей особого ребенка. Осознавая врожденный набор векторов своего малыша, родитель способен организовать учебный и воспитательный процесс таким образом, чтобы максимально ограничить или исключить раздражающие для своего ребенка факторы. Это позволит не терять драгоценного времени, и ребенок сможет приобретать необходимые навыки и умения намного быстрее.

Дверь в большой мир

Глобальной задачей практически каждый родитель особого ребенка видит выход их чада в мир, то есть способность жить среди других людей, быть полноценным членом общества.

Конечно, оптимальной ситуацией будет взаимность этого процесса – чтобы социум также протянул руку помощи навстречу таким детям и их семьям. Поэтому я настоятельно рекомендую не только педагогам и психологам, работающим с патологией пройти тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Это знание стоит освоить абсолютно всем работающим в сфере образования. Ведь аутичных детей с каждым годом становится все больше, и назревает насущная необходимость адаптировать их в обычные детские сады, школы и другие образовательные учреждения.

Однако для создания гармоничной общественной системы, безусловно, требуется время. Поэтому на сегодняшний момент ключевым звеном в этом процессе продолжает оставаться семья аутичного ребенка. Взяв на себя осознанную ответственность за судьбу своего малыша и вооружившись знаниями системно-векторной психологии Юрия Бурлана, родители могут существенно помочь своему ребенку в максимальном развитии всех заданных ему от природы качеств и свойств. На портале по системно-векторной психологии уже появились отдельные результаты о полном снятии с ребенка диагноза «аутизм».

Начните знакомство с системно-векторной психологией с бесплатных онлайн-лекций. Регистрация здесь.

Автор публикации: Евгения Астреинова, психолог проекта "Особый ребенок"
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41457 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 2 Отправить комментарий
Анна Виневская 15 марта 2016 в 21:03

Спасибо Евгении за ее бесценный опыт. И спасибо Юрию за осознание этого опыта нами всеми.

Виктория Фоменко 08 февраля 2016 в 03:02

БЕСЦЕННЫЙ ОПЫТ, АБСОЛЮТНО НОВЫЙ ПОХОД К ДЕТЯМ С ТАКИМ СЛОЖНЫМ ДИАГНОЗОМ!
Евгения, я потрясена, вы такая умница!!!
Спасибо за вашу работу! Ваши статьи нужны всем родителям и педагогам.
Аутизм - это не приговор. Благодарю вас! Успехов во всем!!!