Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Владимир Высоцкий. Часть 2. Юность: на Большом Каретном

Юный Высоцкий с упоением читал и заучивал наизусть лучшие творения звуковых гениев русской словесности, традиции и дух которых навсегда вошли в его произведения: «Кони привередливые», «Банька», «Птица Гамаюн», «Баллада о любви» и многие другие...

Часть 1. Детство: дом на Первой Мещанской в конце

Где твои семнадцать лет?
На Большом Каретном.
Где твои семнадцать бед?
На Большом Каретном.
Где твой черный пистолет?
На Большом Каретном.
А где тебя сегодня нет?
На Большом Каретном.

Переехав к отцу на Большой Каретный, Володя Высоцкий был воспринят новым двором как чужак. Его побили. В ответ явилась компания с Первой Мещанской. Стаи постояли друг против друга, немного потолкались для порядка. «Бить человека по лицу» Высоцкий не мог с детства. Тем не менее его признали и на Каретном. Такие взаимоотношения дворов были правилом в послевоенной Москве. Улица жестоко ранжировала подростков. «Сопливые острожники» нередко «стыкались» стенка на стенку. Чаще до первой крови, иногда до приезда милиции:

Все: от нас до почти годовалых —
Толковищу вели до кровянки.

Послевоенное время диктовало ребятам свои условия выживания. В классах учились переростки, не посещавшие школу в годы войны. Они задавали тон, им подражали, ими восхищались, их боялись и ученики, и учителя. Мужская школа после войны (мальчики и девочки до 1954 г. учились отдельно) была жесточайшим тренингом по выживанию в экстремальных условиях:

В Москве 712 школ,
Из них мужских 315,
Из 203-й я ушел,
Чтоб в эту школу перебраться.

 

Здесь ровно СТО учителей,
Из них ПОЛСТА — мужского рода,
Здесь 1800 детей
И 325 уродов. [1]

Класс 5 «Е» 186-й мужской средней школы принял новичка Высоцкого, как и положено, — в штыки. Открытый взгляд (понимай — наглый), весь в заграничном (ишь пижон!) мальчик резко выделялся на фоне одетых в перешитое-перелицованное одноклассников. Брошенное кем-то: «Американец!» — не привилось, зато намертво прилипло другое прозвище, ироничное по форме в свете небольшого роста парнишки, но меткое по сути — Высота. Сложился и ближний круг одноклассников, его первая стая: Володя Акимов, Игорь Кохановский, Володя Малюкин, Вадим Мохов, Аркадий Свидерский, между собой все они были «васечки». Стаей было легче сопротивляться нападкам второгодников, от которых всякую минуту можно было ожидать подвоха.

Хулиганства некоторых ребят не выдерживали даже учителя, сбегали. Оставались самые лучшие. Они и воспитали удивительное поколение «детей войны» — несытую, одетую во что попало, почти поголовную безотцовщину, последних из могикан, умеющих дружить, жить и любить «за себя и за того парня». К этому поколению относился и Владимир Высоцкий, уретрально-звуковое психическое которого сфокусировало в себе ментальные ценности российского коллективного психического для продвижения их в будущее — словом.

Чудесный ангел-серафим

Все это будет потом, а пока много и небрежно рифмовавшему Высоцкому еще только предстояло «вырастить» настоящее звуковое слово, вырастить в нехватке. Немалую роль в формировании желания к поиску истины в слове, т. е. в становлении Высоцкого-поэта сыграла кожно-зрительная учительница русского языка и литературы, «чудесный ангел-серафим» Вера Петровна Барышникова. От нее ребята узнали имена В. Хлебникова, И. Северянина, А. Ахматовой, Н. Гумилева, М. Цветаевой, Б. Пастернака, И. Бабеля.

Юный Высоцкий с упоением читал и заучивал наизусть лучшие творения звуковых гениев русской словесности, традиции и дух которых навсегда вошли в его произведения: «Кони привередливые», «Банька», «Птица Гамаюн», «Баллада о любви» и многие другие. Во многом благодаря В. П. Барышниковой 17-летний Высоцкий не только окончит школу на 4 и 5, но и осознает всю серьезность своего предназначения поэта. Не случайно в написанной к окончанию школы сатирической «Школьной поэме» из двадцати «онегинских» строф только В. П. Барышниковой посвящены самые искренние, от сердца идущие строки:

Но справедлив господь бывает,
И вот за демоном тупым,
Прям из Пекина прилетает
Чудесный ангел-серафим!
Но… не поладили мы в споре,
И вот она на полпути,
Хотела уж от нас уйти,
Но мы смекнули: хватит вздорить!
Предмет мы стали все учить,
Ну а ее — боготворить.

 

Она, пожалуй, мягче прочих
Все время относилась к нам,
И мы, сознаться, так не очень
Внимали всем ее словам,
Когда она нам объясняла
Или чего-нибудь читала.
Узрев характера в ней мягкость,
Простой и добродушный нрав,
Мы все стремились к ней, попав
(Что с нами часто) в неприятность.
Она с отзывчивой душой
Всегда укроет нас собой [2].

Вырос я под влиянием не родителей, а друзей (В. Высоцкий)

Контроля за юным Высоцким практически не было. «Тетя Женечка» подолгу бывала в Киеве у Семена Владимировича, который там служил. «Тетю Лидика», младшую сестру Евгении Степановны, приглашенную для присмотра за мальчиком, можно было легко убедить в чем угодно. У матери на Мещанской развивались отношения с ненавистным Володей Бантошем, которого «стая» даже собиралась поколотить.

Не последнюю роль в жизни Владимира Высоцкого сыграли его старшие товарищи, прежде всего Анатолий Утевский и Левон Кочарян, у которых старшеклассник Высоцкий часто засиживался до утра, а порой и жил. Он мог взять любую книгу из обширнейшей библиотеки профессора-криминалиста Б. С. Утевского, живо участвовал в студенческой жизни его сына Анатолия, который, проходя практику на Петровке, приглашал Высоцкого со товарищи в понятые. Среди гостей Утевских был А. Тарковский и самый из всех на тот момент старший 25-летний В. Шукшин.

Бесприютный, по сути, Высоцкий серьезно рисковал попасть в компанию самую отпетую. Самотека, Центральный рынок, Мещанские, Рижский вокзал с обилием криминальных элементов, промышляющих кражами и мелким грабежом, были самым подходящим ландшафтом для превращения стаи в шайку, а ее вожака — в главаря. Захватывающая, полная приключений жизнь московского подростка послевоенного времени предполагала быть «своим» у «блатных», знать по именам, а то и в лицо местных «авторитетов». Иначе слабак, тютя. Таких среди «васечек» Высоцкого не было.

Но не скатился Высота, «жил и выжил» в стае себе подобных — интересных, думающих, развитых ребят, с которыми был единым целым. Спасло от провала в архетип раннее развитие свойств психики, которое Володя получил стараниями матери и плеяды кожно-зрительных «ангелов», удержало от падения знакомство с музыкой и театром и, конечно же, запойный звуковой «чит». Прекрасная память позволяла самостоятельному подростку расправляться с домашним заданием за полчаса, а потом начиналось самое интересное.

На жизнь засматривались мы вполне самостоятельно

«Пиротехнический» опыт у Высоцкого был еще по Германии, где с мальчишками они отыскивали по лесам неразорвавшиеся мины и бросали их в костер. Результат — обожженные брови, скандал дома, строгое наказание и… вперед, на поиски новых рискованных приключений. Подходящий объект, ящик снарядов для гаубицы, нашелся и в подмосковной Яхроме, куда «васечки» отправились купаться. Володя пытался отговаривать ребят — опасно, но пойти на попятную, когда «стая», остро ощущавшая свою обойденность войной, требовала: рванем, Высота? Ни за что. Едва успели залечь за пригорком. Рвануло, бережок начал медленно оползать в реку. Уретральная проверка готовности отдать жизнь за стаю состоялась. Можно было жить дальше. Кому-то везло меньше, ребята рвались на снарядах часто в те годы.

Известие о смерти Сталина придавило Москву. Прощание по традиции проходило в Колонном зале Дома Союзов, всюду оцепление и толпы, бесконечные толпы людей. Мальчишкам Высоцкого во что бы то ни стало нужно было пробраться к Колонному, протиснуться сквозь толпу, чтобы своими глазами увидеть, убедиться: вечно живой мертв. Протискивались проходными дворами и по крышам. Рисковали больше, чем осознавали риск. Операция удавалась дважды. Сердце холодело, слезы подступали: как же так? Что теперь будет? Состояние, которое сейчас понять сложно, вылилось в неуклюжие, но искренние строки сопричастности к общему горю:

Я иду средь потока людей,
Горе сердце сковало мое…

Так и было. Люди рыдали в голос от невосполнимой утраты. Никто не знал, что будет дальше. «Мысли под темечком» застучат позже, а пока наступала хрущевская оттепель, на свободу выходили тысячи репрессированных и воров. «Блатная феня» формировала городской дворовый жаргон. Жадно впитывающий язык Володя Высоцкий отзывается первыми блатными рифмовками о похождениях компании в ближайшем к Б. Каретному очаге культуры — саду «Эрмитаж»:

Со мной сидела рядом баба,
И Гарик тут же поднял шмон.
Он хипешил: «Васек, хотя бы
Позволь ей дать свой телефон!»

«Васек» не позволил. Шикарным жестом заказав пять коктейлей «Прощальный» (водка, ликер, лед, лимонный сок, сахарный сироп, фрукты), он аж на червонец берет шоколадных конфет «Мишка косолапый» для подруги, пусть и мимолетной. Гуляй, Высота! Что такое? К одному из «васьков» клеится какой-то мутный фрак! Не нужно ль рыло нахлестать? Обошлось. Значит, по домам, «васечки», до новых встреч в саду «Эрмитаж», этой академии жизни.

Все те же мы: нам целый мир чужбина / Отечество нам Царское Село (А. С. Пушкин)

Коридоры пубертата могли кончиться для юного Высоцкого стенкой воровской малины, но этого не произошло. Туннели векторальных свойств психики получили правильное развитие в детстве и смогли вывести его уникальный дар на свет — к нужному окружению, признавшему его талант и направившему к дальнейшей реализации.

А. Утевский через своего приятеля устроил старшеклассника Высоцкого в театральный кружок В. Н. Богомолова, которого сразу поразила удивительная искренность и недюжинное обаяние «безнадзорного мальчишки, выросшего в послевоенных московских дворах». Казалось, он хохотал громче тех, кого смешил, изображая то Утесова, то Райкина, то старушку соседку по Первой Мещанской, то своего «злого гения» Бантоша. И все же было что-то, что вселило в Богомолова уверенность: Высоцкий должен заниматься театром. Эту уверенность он сумеет передать юному поэту, раз и навсегда избравшему своей трибуной театральные подмостки.

Впереди будет много разочарований, даже отчаяния, но Высоцкий всегда будет уверен в своем уретрально-звуковом предназначении, которое открылось ему тогда, на уроках литературы, на занятиях театрального кружка, в жарких спорах и страстных загулах с товарищами. Эта уверенность придаст ему силы в, казалось бы, безнадежном ожидании своего театра, театра, созданного под него.

В каком-то смысле Большой Каретный стал для Владимира Высоцкого тем, чем был для А. С. Пушкина Царскосельский лицей. Здесь волею судьбы встретил он прекрасных, талантливых людей, угадавших в нем, несмотря на юный возраст, не только равного себе, но и способного повести за собой. Здесь впервые ощутил уретральную нераздельность со стаей и познал влекущую силу звукового слова, здесь начал осваивать тяжкую (для уретральника в особенности) стезю актера.

Редкая наблюдательность, удивительное чувство языка и неподдельная вовлеченность в жизнь позволят Владимиру Высоцкому, не воевавшему, не сидевшему, не стрелявшему, создавать поэтические шедевры, по которым его станут опознавать как своего все без исключения слои населения СССР. Универсальный ключ к людским сердцам, уретральное милосердие, сделает его своим для каждого в отдельности и для всех вместе.

В зрелые годы Высоцкий мысленно не раз вернется на Большой Каретный. Ему будет не хватать той стаи, ее безоговорочной преданности, готовности прийти по первому зову. Пути друзей разойдутся. Будут лишь редкие теплые встречи и неизменное с его стороны: «Тебе что-нибудь нужно? Я теперь все могу». Он уйдет первым. Они навсегда сохранят память о нем, своем Высоте.

О других уникальных свойствах, которыми наделяет своих обладателей уретрально-звуковая векторальная связка, можно узнать на тренинге по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Регистрация на бесплатные онлайн-лекции по ссылке: https://www.yburlan.ru/training/

Читать продолжение...

Список литературы:

  1. Высоцкий. Исследования и материалы. Том 2. Юность, Cтр. 6
  2. Там же Стр. 38
  3. Там же Стр. 10
Автор публикации: Ирина Каминская, преподаватель
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41420 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 14 Отправить комментарий
Елена Cтрелкова Галиева 18 декабря 2014 в 00:12

В детстве почти с каждого окошка доносился хриплый голос какого то большого бородатого бандита , это тогда мне так казалось.Высоцкого многие очень любят,есть которые не очень ,но равнодушных практически нет.Его стихи,песни,роли ,его темперамент еще долго будут будоражить умы и сердца.Не заменимых у нас нет,есть НЕПОВТОРИМЫЕ!

Ashhen Gudkova 28 ноября 2014 в 13:11

Высочайший темперамент самых сложных свойств психики, развившись должным образом, в сложный переходный возраст и ситуации послевоенной жизни дворовых ребят, сумел выстоять и найти верную реализацию. Развитие данное родителями оказало решающее действие. Очень интересно читать системные разборы жизни таких ярких личностей, как В.Высоцкий!

Наташа Ситникова 17 октября 2014 в 21:10

Восхитительно написано — с любовью и системным взглядом! Фотографии просто живые, и весь текст создаёт ощущение жизни, которая станет поистине великой. Того, что рвалось и бурлило в этой стремительно растущей душе, хватило, чтобы до краёв наполнить каждую русскую душу. И это продолжается поныне. Спасибо за труд и любовь!

Ирина Каминская 18 октября 2014 в 16:10

Спасибо, Наташа! Фотографии подобраны просто чумовые, впрочем, как всегда. Можно не только узнать, но и воочию убедиться)

Наташа Ситникова 17 октября 2014 в 21:10

написано с любовью и системным взглядом! Фотографии просто живые, и весь текст создаёт ощущение жизни, которая станет поистине великой. Того, что рвалось и бурлило в этой стремительно растущей душе, хватило, чтобы до краёв наполнить каждую русскую душу. И это продолжается поныне. Спасибо за труд и любовь!

Луиза Древсхольт 08 октября 2014 в 15:10

удивительное время и окружение выпестовали Володю в полном ощущении свободы души уретрального звуковика. И какую громаду ответственности за стаю он брал на свои плечи, уже видно здесь, в юности, готовясь к тому. Это же ледокол новейшей истории России. А как с такой мощью трудно работать всем тем, кому придется!!!
Жду с нетерпением продолжения.

Ирина Каминская 09 октября 2014 в 00:10

Это было действительно удивительное время, вытолкнувшее на свет удивительное поколение "детей войны", наших родителей. Сейчас это поколение уходит. Они не прошли войну и всю жизнь ощущали себя в долгу перед воевавшими старшими братьями, отцами. Высоцкий стал вожаком поколения, которому не досталось вожаков. Он был одним из них, они ощущали его своей плотью и кровью.

Луиза Древсхольт 09 октября 2014 в 14:10

Благо преемственность поколений есть и эти статьи об этом. Вся история России требует пересмотра и переосмысления, через раскрытия новейшей истории в тщательности, с которой мы можем это сделать с СВП-инструментом. Ведь истина сокрыта и она одна. Неважно, откуда ее начать раскрывать. Все и раскрывается в волне невидимого бессознательного единого психического. Вот и ВВ нам в помощь) давно ушедший телом, но живущий и воздействующий вместе с целым народом.... Во времена настали - истину нельзя увидеть, ее можно ощутить - "не верь глазам своим, услышь и узнай ушами своими":-)

Ирина Каминская 09 октября 2014 в 18:10

Звуковики России, тем паче уретральные, мне кажется, вообще не уходят. "Ни время, ни пространство нам не сводня". Какая разница, в каком столетии это написано и кем? Звуковая истина вечна. И да, её можно только услышать.

Луиза Древсхольт 15 октября 2014 в 14:10

спасибо, Ирина, за раскрытия этой самой звуковой истины.... Имеющий уши, да, услышит)))

Swetlana Frontzek 07 октября 2014 в 00:10

Ирина, спасибо! Столько много новых деталий, точно и системно раскрывающих характер Высоцкого, на которые никто, никогда не обращал внимания, говоря о нем. Замечательные детские и юношеские фотографии собраны в статьях. Жду продолжения, интересно узнать как и где произошел перелом, когда наступило ощущение тесноты театральных подмостков и возникла потребность соединить слово и звук.

Ирина Каминская 07 октября 2014 в 09:10

О Высоцком написано так много и в таких деталях, что разбегаются глаза и мысли. Мне посчастливилось добыть книгу (недописанную, увы) "Высоцкий. Исследования и материалы". Там интервью с соседями, воспоминания друзей и протоколы кафедры Школы МХАТа. Никаких рассуждений "от автора", что очень помогло взглянуть возможно более не предвзято. Полагаю, что в театре было В.С. тесно всегда. С самого начала. Оттого и чудовищные неудачи на профессиональной сцене вчерашнего ещё прекрасного студента. Нужен был свой режиссёр, который бы увидел уретральную фактуру актёра, понял его, и нашёл бы ему место в труппе, соответственно его статусу. Таким человеком стал Ю.П.Любимов. Потом станет тесно и с Любимовым. Останется только Гамлет.

Elena Shapoval 12 октября 2014 в 10:10

Ирина, спасибо Вам за эти статьи! Чувствуется, что Вы провели огромную исследовательскую работу. О Высоцком написано не мало, но каждый писал через себя, через свое восприятие. Вы первая, кто написал так, как это есть на самом деле - в 8-мерном объеме нашего коллективного бессознательного. И рассказ Ваш не умом воспринимается, а сердцем, душой.

Ирина Каминская 12 октября 2014 в 22:10

Спасибо, Елена! Мне очень повезло найти хороший материал, не беллетристику, а сборник документов: Владимир Высоцкий. Материалы и исследования. К сожалению, серия книг так и не вышла до конца, но кое-что удалось почерпнуть, что называется, из первых рук. В музее Высоцкого работают замечательные люди, это их издание, так что вняли моим мольбам, выдали из запасника том недостающий.