Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Юрий Андропов. Часть 5. Несбывшиеся надежды

Сдержанность, профессионализм и четкое понимание ранжирования делали Юрия Владимировича обособленным от всей кремлевской стаи. Он не принимал участия в столь любимых Брежневым совместных застольях и охотах, был абсолютным аскетом, чем раздражал кланы и одновременно вселял в них страх, особенно после многолетней службы в органах безопасности...

Часть 1. Интеллектуал из КГБ
Часть 2. В связях, порочащих себя, замечен...
Часть 3. Хрущевское лихолетье

Часть 4. В лабиринтах КГБ

Предшественник Юрия Андропова — Семичастный был отстранен от должности по двум причинам. Во-первых, он был человеком Хрущева и помогал ему преодолеть нелегкий путь к власти. Но самым существенным промахом председателя КГБ СССР, стоившим ему карьеры, явилось дело Светланы Аллилуевой — дочери Сталина. В 1967 году Светлана Иосифовна, покинув посольскую гостиницу в Дели, появилась в американском посольстве и попросила политического убежища. Из Дели через Европу она была отправлена в США, где госдеп и ЦРУ уже подготовили ее встречу с журналистами в аэропорту Джона Кеннеди в Нью-Йорке.

Эффект был потрясающий, реакция СССР — соответствующей. Следующей сенсацией должна была стать книга Аллилуевой «Двадцать писем к другу», рукопись которой уже находилась в США и готовилась к переводу и изданию. Тиражи и гонорары предполагались огромные, а ведущие издательства всего мира торопились купить права на перевод и издание книги.

Для СССР этот побег был разорвавшейся бомбой, но еще хуже мог стать выход книги, назначенный на осень и подгаданный к 50-летней годовщине Октябрьской революции. Ситуацию взялся исправлять недавно заменивший на посту Семичастного Андропов. Собственно, это было одно из его первых серьезных дел, каких потом у КГБ будет немало.

Необходимо было сыграть на опережение. Комитетчики, как иголку в стоге сена, кинулись в Москве искать копию рукописи Аллилуевой, уверенные в том, что у кого-то из друзей она отыщется. Нашли. Никаких сенсаций в ней обнаружено не было. «Светлана пыталась как-то оправдать своего отца, представляя его жертвой происков Берии», — писал публицист Рой Медведев в книге «Андропов».

В Великобритании советскими разведчиками удерживалось «на мушке» полулегальное, пиратское издательство, работавшее на черный рынок. Ему-то и была передана рукопись книги Светланы Иосифовны «Двадцать писем к другу» и подборка редких архивных семейных фотографий Сталина.

Книгу на русском языке сверстали быстро. Она появилась в продаже на 3 месяца раньше той, которую готовили в Америке. Пресса растиражировала фрагменты русскоязычной версии, немецкий журнал «Штерн» принял ее к публикации на немецком, а запоздалый тираж оригинала пришлось распродавать по унизительной цене в 50 центов.

Генсек и серый кардинал

Отношения Андропова и Брежнева носили сугубо деловой характер. Юрия Владимировича побаивалось все брежневское окружение, распавшееся на различные кремлевские кланы, жаждущие власти, но солидарное в одном — в дружбе против этой темной лошадки по фамилии Андропов. В неприязни к нему они были едины, и каждый по-своему науськивал генерального на Андропова.

Сдержанность, профессионализм и четкое понимание ранжирования делали Юрия Владимировича обособленным от всей кремлевской стаи. Он не принимал участия в столь любимых Брежневым совместных застольях и охотах, был абсолютным аскетом, чем раздражал кланы и одновременно вселял в них страх, особенно после многолетней службы в органах безопасности.

Андропов никогда не являлся к Брежневу без предварительного звонка и, излагая любые сложные вопросы, незаметно и ненавязчиво подсказывал ответы, не утомляя Леонида Ильича головоломками. Это очень импонировало уретральному генсеку, и вскоре обонятельный Юрий Владимирович становится одним из самых доверенных его людей. На посту генерального секретаря КПСС Брежнев проработал 18 лет, 15 из них — рука об руку с Андроповым.

Это был тот исключительный случай в истории государства Российского, когда природный тандем уретрального вождя с обонятельным советником долгие годы удерживал в состоянии стабильности огромное государство, сохраняя ему и его народу спокойное существование в мировом пространстве.

«Не публично казнить врагов, а душить их в объятиях…»

Такими словами завершалась записка «К вопросу о Солженицыне» министра внутренних дел СССР Николая Щелокова, направленная Л. Брежневу. Хлопотал он за писателя в связи с желанием последнего купить в Москве квартиру за валюту.

8 октября 1970 г. А. Солженицын был провозглашен нобелевским лауреатом. Возомнив себя литературной звездой, он требовал от партийного идеолога Суслова издания романов «Раковый корпус» и «Август четырнадцатого». На уступки Солженицыну никто идти не собирался, слишком велика оказалась его негативная роль антисоветчика. Ехать в Стокгольм для получения премии нобелевский лауреат отказался сам. Скорее всего предчувствовал, что обратно в СССР его не пустят.

Понадобится 4 долгих года для принятия решения о привлечении писателя к уголовной ответственности «за злостную антисоветскую деятельность» и подготовки Указа Президиума Верховного Совета СССР «О лишении гражданства СССР и выдворении за пределы СССР Солженицына А. И.».

Министр внутренних дел Николай Щелоков, не без давления со стороны своей жены Светланы, пытался выхлопотать писателю индульгенцию у Брежнева, а заодно и прописку в Москве.

Щелоков хорошо известен дружбой с Брежневым, неприязнью к Андропову и более поздними коррупционными скандалами. Его жена была в родственных отношениях с Галиной Вишневской. Александр Солженицын квартировал на даче Вишневской и Ростроповича, поэтому совершенно очевидны мотивы, по которым министр внутренних дел СССР, нарушив субординацию, грубо вмешался в дела своего коллеги председателя КГБ СССР Юрия Андропова. Комитетчики не только подготавливали высылку Солженицына из страны, но долгое время наблюдали за его действиями по ту сторону границы.

Противоположную позицию в отношении высылки из Советского Союза еще одного диссидента занял Андропов. «А почему все-таки нельзя разрешить и Сахарову выезд за границу? Он уже не работает по специальности, и секреты, которые он знал, наверное, устарели?» Андропов ответил: «Потому что у него «золотые мозги», редкие в мире, которых, может быть, на Западе и нет» (Рой Медведев, «Андропов», ЖЗЛ). В результате ученый из Москвы был выслан в город Горький.

Несбывшиеся надежды

В образовавшиеся прорехи и щели железного занавеса засквозило не западной демократией, в них уже задуло началом информационных войн, которые в течение 15 лет всеми методами пытался сдерживать Андропов. Комитет безопасности преследовал в СССР диссидентскую, антисоветскую, националистическую деятельность, разъедавшую устои целостности государства.

Вопросы геополитики и территориального изменения СССР никогда не снимались с повестки дня лидирующими капиталистическими странами, они как вели, так и продолжают вести свою разведывательно-подрывную деятельность. Только сегодня изменились способы и формы работы спецслужб иностранных государств против России.

Неудивительно, что уретральный Брежнев, получивший в наследство от смещенного им Хрущева начинавшую трещать по всем швам страну, выбрал на должность главного комитетчика уравновешенного и закрытого Андропова. Уретральник-вождь не исключает из своего окружения обонятельника, наоборот, прислушивается к каждому его слову, руководствуясь его рекомендациями.

Становясь неизменным советником вождя, обонятельник в случае необходимости способен занять его пост и ради собственного выживания перенять на себя ответственность за стаю. Это четко прослеживается: после смерти уретрального полиморфа Ленина его пост занял обонятельный Сталин, а после смерти уретрально-зрительного Брежнева — обонятельный Андропов... и так далее.

Вступив в жестокую игру с западным обонятельным миром, преследуя внутри страны кожную коррупцию, в которой погрязли сами кремлевские кланы, Юрий Владимирович, будучи уже достаточно больным человеком, не смог по состоянию здоровья продолжить начатую работу по преобразованию СССР. Он скончался после тяжелой и продолжительной болезни, пробыв генеральным секретарем ЦК КПСС 15 месяцев. Для большинства советских людей это были месяцы надежды.

После смерти Андропова назначенный на должность генсека Константин Черненко и стоявший за ним партийный аппарат свернули все начатые Юрием Владимировичем реформы, вернув все в наезженную брежневскую колею. Про трудовую дисциплину забыли, коррупционные дела, начатые Андроповым еще при жизни Брежнева, закрыли, строй в СССР было предложено переименовать в развивающийся социализм. Этим «старцам» не было никакого дела до того, что происходит по ту сторону стен Кремля.

А за ними уже маячила перестройка с огромными изменениями в Европе и самой большой геополитической катастрофой в стране — развалом СССР.

Другие части серии статей о Юрии Андропове:

Часть 1. Интеллектуал из КГБ
Часть 2. В связях, порочащих себя, замечен...
Часть 3. Хрущевское лихолетье

Часть 4. В лабиринтах КГБ

Автор публикации: Светлана Фронтцек, системный психолог, член международной Ассоциации журналистов
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 35553 человек
16 октября
Уже идут 35553 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
16 октября
Уже идут 35553человек

До начала тренинга осталось:

14 дн. 10 : 59 : 19
Комментарии 3 Отправить комментарий
Сергей Шишов 02 мая 2016 в 20:05

"строй в СССР было предложено переименовать в развивающийся социализм" - неправильно, переименовали в "развитой социализм".

Елена Гутылина 1 06 ноября 2014 в 20:11

Вождь и рядом обонятельный советник;.все было правильно ,и наверное не может обонятельник занимать место вождя.,он же должен быть "в тени".Видимо.,чтобы стая выжила нужен был этот короткий период правления..короткий период.а стоил Андропову жизни.Он вселил надежду в людей и тем самым зародил первые зерна перестройки.,за 15 месяцев некоторые смогли понять,что можно жить по-иному,люди увидели будущее.

Ирина Каминская 12 октября 2014 в 22:10

Сахарова не выслали, у него были золотые мозги, а Солженицына -за милую душу. Забавно))

Да. Были надежды у людей. Хорошо помню это время. Начал было Ю.В.наводить порядок, да много кому не понравилось это.