Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Александр Грибоедов. Ум с сердцем не в ладу. Часть 6. В Москву, в Москву

Абсолютно честный, не уличённый в коррупции или кумовстве, думающий аналитик Грибоедов предложил в проекте Российско-Закавказской компании множество возможностей и предпосылок для зарождения капиталистических отношений, основанных на особенностях менталитета народов на новых российских территориях.

Часть 1. Семья
Часть 2. Корнет неблестящего полка
Часть 3. Коллегия Иностранных дел
Часть 4. Музыка и дипломатия
Часть 5. Секретарь бродячей миссии

Грибоедову посредством некоторых дипломатических ходов удалось провести политику России так, что Персия, бряцая оружием, приобретённым на английские деньги, вступила в войну с Турцией. Между двумя странами существовал давнишний конфликт, и персы только радовались разрешить его за английский счёт. Россия им в этом не мешала. Англичане попали в ловушку, расставленную русским дипломатом, и внутри их министерства иностранных дел начались смещения с постов.

Персы хотя и не очень жаловали русских, всё же по достоинству оценили интригу Грибоедова. Шах пожаловал ему национальную награду «Орден Льва и Солнца». Грибоедов ждал реакции МИДа на события в Иране, но молчал Нессельроде, не откликался Каподистрия.

Грек Каподистрия, всё ещё один из министров МИДа, отчаянно защищал интересы греков и требовал войны с турками. Другой, в лице Нессельроде, отстаивал интересы австрийцев и требовал войны с греками.

Царь метался между двумя министрами. Не умея думать самостоятельно, он даже приглашал предсказательниц, но не получил от них вразумительного ответа. Тогда Александр I, ещё недавно числившийся в героях Европы, пустил всё на самотёк. Предоставив греков, воевавших против турецкого ига, их собственной участи, царь поспешил избавиться от Каподистрия, сократив одну министерскую должность, он оставил Нессельроде, менее деятельного и надоедливого.

Грибоедову удалось переиграть серьёзного противника России, обонятельную Англию, и ослабить Турцию. Настал подходящий момент для балканского освободительного похода и серьёзного давления на Британию. Царь, обделённый стратегическим мышлением уретрального вождя, предпочёл не ссориться с Западной Европой и упустил шанс распространить свою экспансию на Балканы, взять под защиту православные народы, стать героем-освободителем, а главное - изменить геополитику в пользу России. Выиграв победу в дипломатическом рауте, Россия провалила её в тактическом.

«Сюда я больше не ездок
Карету мне, карету!»

Так думал Александр Грибоедов, выхлопотав себе у Нессельроде единственный за долгие годы отпуск. Он раздал книги, подарил фортепиано, тщательно укладывал в повозку вещи, лелея большую надежду проститься с Кавказом навсегда. Прослужив 5 лет секретарём Русской дипломатической миссии, Александр торопился в Россию. Там его ждал Степан Бегичев, старинный товарищ, намеревавшийся вскоре жениться. Грибоедову понадобилось около месяца, чтобы добраться до древней столицы.

image description

Сестра Мария, всегда любившая брата, встретила его с радостью, а Настасья Федоровна - с раздражением. Ей не давало покоя, что сын оставил службу по такому пустячному поводу, как женитьба друга. К тому же он вернулся от Ермолова без чинов и без денег. Кавказ, как она знала, был незаменимым трамплином для желающих быстро продвинуться по службе, но видно не для её сына.

Однако прикинув, что Степан Бегичев берёт в жёны богатую и знатную невесту, родственницу Ермолова, она немного успокоилась, решив, по своей кожной привычке, что через друга можно тоже влиять на генерала. Настасья Федоровна искренне страдала, что сын не перенял от неё сноровки налаживать связи, по-кожному привечать к дому нужных людей, быть гибким и ловким.

Грибоедов пропускал все упрёки матери мимо ушей. Он наслаждался свободой, весенним русским пейзажем, собирался прочесть Степану готовые главы новой пьесы «Горе уму». Бегичев оказался строгим критиком, в пух и прах разнёс комедийные наброски. Наутро Александр начатой на Кавказе рукописью комедии без сожаленья растопил печь.

Не бойся! время моё не пропадёт

Вернувшись домой, Грибоедов с головой окунулся в жизнь Москвы, выискивая, выслеживая, высматривая характеры для героев своей пьесы. Бегичев даже стал опасаться, не закружит ли друга Сашу суета визитов и балов. «Не бойся! время моё не пропадёт», - заверил он Степана.

Московское общество и друзья, мало чем изменившие свой образ жизни за последние пять лет, не верили глазам, встретив разумного, взвешенного и здравомыслящего чиновника А.С. Грибоедова. Вместо повесы и поклонника театрального закулисья перед ними предстал серьёзный, охваченный массой глубоко продуманных идей по переустройству жизни народов в недавно присоединённых регионах России, человек с государственным мышлением.

В Москве Грибоедов встретил университетского друга Александра Всеволожского. Он происходил из династии золотопромышленников и унаследовал способность приумножать капиталы. Грибоедов рассказал ему о Грузии, о новых провинциях Персии, принадлежащих теперь России, возмущаясь тем, как неразумно богатства этих стран утекают в карманы англичан. Вдвоём они сговорились основать компанию по торговле с Персией, по примеру Ост-Индской. Всеволожский намеревался найти вкладчиков с деньгами, а Грибоедов — разработать проект и договориться с персидской стороной. Александр Сергеевич, поездивший по Кавказу и Персии, считал, что восточную политику России необходимо направлять на экономическое и культурное сближение с Ираном. Грибоедов видел в нём не только приграничного соседа, с которым надо укреплять отношения, но рассматривал, как важного экономического компаньона.

image description

Александр Сергеевич Грибоедов, человек редкого государственного ума, получивший хорошее образование и опыт работы в Центральной Азии, оставался, может быть, единственным в России экспертом по восточному вопросу и специалистом, способным включиться в разработку масштабного государственного проекта по созданию Российско-Закавказской компании.

Проект Российско-Закавказской компании

В некоторых литературных источниках и исторических исследованиях проект по созданию РЗК рассматривается как способ для личной наживы и кожной амбициозности Грибоедова. Это само по себе несправедливо, поверхностно и уничижительно по отношению к Александру Сергеевичу.

Абсолютно честный, не уличённый в коррупции или кумовстве, думающий аналитик Грибоедов предложил в проекте РЗК множество возможностей и предпосылок для зарождения капиталистических отношений, основанных на особенностях менталитета народов на новых российских территориях.

Ссылаясь на системно-векторную психологию Юрия Бурлана, резонно будет заметить, что влияние уретрального менталитета, в котором самим обществом воспитывается каждый русский, формирует в нём чувство уретральной справедливости и милосердия.

Россиянин-цивилизатор несёт ответственность за человека, какой бы национальности он не был, к какому бы социальному статусу не принадлежал, а главное, он неспособен к бессмысленному, беспричинному, безжалостному истреблению и эксплуатации населения на экспансированной территории, как это делали все западные завоеватели. Уретральная надстройка была не чужда Александру Грибоедову.

«Где, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?»

Завершившаяся в Англии промышленная революция вывела фабрики на производство несметного количества дешёвых и некачественных товаров. На рынки Европы хлынул ширпотреб. Вскоре от него отказались все страны, но англичане сплавляли их сговорчивому русскому царю.

В изложенном Грибоедовым проекте Персия получала значительные выгоды от торгового партнёрства с Россией, а Россия приобретала устойчивые добрососедские отношения. В конце 20-х, когда дипломат Грибоедов явился в Петербург с подписанным на самых выгодных для России условиях Туркманчайским мирным договором, он привёз с собой ещё более тщательно продуманный готовый план по экономическому развитию Закавказского края.

Большинство глав Туркманчайского договора были составлены самим Александром Сергеевичем со знанием политического, военного, юридического, экономического дела и учётом «восточных тонкостей». Это говорит не только о его профессионализме, уме, масштабности мышления, но и глубоком патриотизме и любви к России и желании видеть её экономически крепкой державой, свободной от внешнего влияния.

Личные качества Александра Грибоедова, отразившиеся развитым кожным вектором, безусловной склонностью к аналитике и способностью заглянуть в грядущее, обусловили рождение у секретаря Русской миссии на Кавказе настоящего геополитического и экономического блокбастера под названием РЗК.

Согласно идее проекта Грибоедова, Россия могла отказаться от дорогостоящего, некачественного импорта и, говоря современным языком, сама занялась бы импортозамещением. Наполнить внутренний российский рынок кавказским оливковым маслом, хлопком, специями, чаем, другими продуктами и сырьём, не составило бы труда.

В своих планах РЗК отводил ключевую роль местному населению, как полноправному участнику проекта, чья деятельность окажет позитивное влияние на остальные провинции Персии. Поможет мягко и гуманно адаптироваться в новых политических условиях, сделать переход от феодальной действительности к первым экономическим и капиталистическим отношениям.

image description

Но в Петербурге не нашлось разумных министерских голов, заинтересованных в экономическом развитии России, готовых принять грибоедовский проект к рассмотрению. А главное не было желающих довести его концепцию до сведения царей, сменивших вскоре друг друга. Чиновники встретили проект РЗК с полным безразличием. Однако до англичан версия о создании компании, схожей по структуре с Ост-Индской, дошла и наделала большой переполох. Возник дополнительный повод проучить этого выскочку Грибоедова.

«Что скажет Марья Алексевна?»

Российского императора Александра I, по-зрительному демонстративного, по-кожному непомерно амбициозного, вообще мало интересовала Россия, что очень устраивало его западных «союзников». Сменивший брата в 1825 году Николай I Палкин, как его прозвали в народе, консервативный по своей анальной природе, имел хорошие намерения в отношении России. Однако в штыки встречал любые перемены, в которых подозревал ростки заговора. Николай I не был гибким, дальновидным политиком и стратегом, чтобы оценить проект Грибоедова.

Служа отечеству по старинке, царь требовал от секретаря Русской миссии на Востоке А.С Грибоедова сбора дани и выколачивания из персидского шаха военных контрибуций. Такие действия не возвышали Россию и её императора в глазах персов и были чреваты новыми провокациями, вспышками восстаний и конфликтов.

Благим намерениям Александра Грибоедова не суждено было сбыться. Теперь от нас, понимающих все трудности, с которыми сталкивался Александр Сергеевич в работе дипломата и продвижении проекта РЗК, не ускользают политические мотивы в его знаменитой комедии «Горе от ума». Изображённая в ней «жизнь по старинке» помещика Фамусова относится не столько к русскому обществу, как это принято толковать, а ко всей управленческо-министерской российской элите и обоим императорам, привыкшим опираться на мнение западных консультантов («Что скажет Марья Алексевна?»).

Почему получилось так, что очень выгодный проект, предложенный Грибоедовым, не был принят и оценен по достоинству российскими чиновниками, можно понять, если рассмотреть эту ситуацию системно. Регистрация на бесплатные онлайн-лекции по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана по ссылке: https://www.yburlan.ru/training/

Читать продолжение...

Автор публикации: Светлана Фронтцек, системный психолог, член Международной ассоциации журналистов
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 41169 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 0 Отправить комментарий