Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Мать-кукушка. Социальный нарыв современности

Мы все изначально не равны в исходных данных. Кто-то родился в центре Москвы, окончил МГИМО, стал банкиром по протекции папы. Много работает, хорошо живет и широко отдыхает. Он заслужил. А кто-то родился в глубинке без отца и без денег. Из детства в памяти только картофельная похлебка и крики уставшей матери. Ни образования, ни связей. Единственное, что объединяет эти контрарные человеческие полюса, — и там, и там хотят быть счастливыми и имеют на это полное право...

Мать оставила ребенка на крыльце поликлиники, выбросила в мусорный бак, «забыла» в запертой квартире. Кукушка — мягко сказано! Не человек — чудовище! Да?

«Когда я забеременела и рассказала об этом, он просто ответил: “Мне этого не надо. Это не мои проблемы”. Ушел, и больше мы никогда не виделись. Я снова осталась одна. Еще и беременная. Понимаю, что это ужасно, но я не видела другого выхода. В другой семье ей будет лучше». Татьяна [1]

«Когда я родила, муж сказал: “Если заберешь ребенка из роддома — я уйду, если оставляешь — я с вами”. Я пошла на поводу, послушала его и написала отказ. Но спокойно с этим жить не смогла». Екатерина [2]

«Записалась к врачу, уже почти подошла к кабинету и не смогла это сделать. Когда на последнем сроке ушла в декрет, поняла, что не смогу оплатить жилье. Чтобы снять комнату в Новосибирске, нужно 7 тысяч, плюс оплата коммунальных услуг. “Детские” всего по 300 рублей на каждого ребенка. Декретные маленькие. Как быть? Где жить? Что делать? Я боролась сама с собой. Понимаю, хочу быть со своим малышом, но как?» Антонина [3]

Каково ей — женщине с ребенком на руках без всякой помощи и защиты? В голове мелькает: «Сама виновата! Думать надо было, с кем связалась!»

Остросоциальное кино чувственно погружает в чужие обстоятельства так, что невозможно просто осудить и забыть. Фильм «Айка» рекомендован к просмотру, если вы готовы побывать в шкуре никудышной матери.

Мать-кукушка фото

Бросив ребенка, женщина затягивает все свое материнское существо тугой тряпкой на груди, истекающей молоком.

Экспозиция

Нелегальная эмигрантка из Киргизии оставляет новорожденного сына в роддоме и сбегает в свою реальность, где ребенку места нет — выжить бы самой. Подпольный цех с куриными тушами, подпольное жилье — с человеческими. Пот, кровь, страх, боль, голод, обман, животная сила, человеческое бессилие — в этом живет Айка.

Кровотечение после родов не останавливается. Согнувшись и закусывая губы, она торопится на работу. Горсть обезболивающих не помогает. Большие глаза становятся стеклянными от ежедневного мрака. Самал Еслямова получила приз Каннского фестиваля за лучшую женскую роль. Но с первых минут фильма мы забываем, что это актриса. Мы видим эти глаза каждый день на улицах больших и маленьких городов нашей страны. Только стараемся в них не смотреть.

Нам показали жуть ситуации на примере иммигрантки, но положение одиноких матерей в России мало чем отличается. Если отец не алиментирует мать с маленьким ребенком, наша женщина оказывается в том же тупике.

95 % женщин от природы хотят родить и растить детей, 5 % больше ориентированы на социальную жизнь, чем на семейную, но и они могут быть хорошими мамами, если есть тыл.

По данным Минпросвещения (на 1 сентября 2018 года), в банке данных о детях-сиротах числятся около 48 тысяч ребят. У 90 % из них родители живы. Каждый третий отказ от ребенка можно предотвратить — сведения из благотворительного фонда, занятого проблемой социального сиротства.

Как?
Социально.

«Девочка со спичками» в современной Москве

«Не стоим, работаем!»
Подпольный работодатель испаряется, не заплатив Айке. Рушится последняя надежда отдать хотя бы часть огромного долга. Кредиторы звонят, угрожают расправой над ней и ее сестрой.

Москва — лакированный город для одних, жестокая, беспринципная подворотня для других. Этот контраст — в мелочах и во всем ужасающем масштабе — проходит через весь фильм. В метро — сальная куртка Айки по соседству с лощеной шубкой. Снуют шикарные иномарки, а ее, как мусор, вот-вот сметет с дороги снегоуборочный трактор.

«Была твоя, стала моя! Мне тоже деньги нужны!»
Пока Айка была в роддоме, ее место на другой работе обманом заняла такая же, как она. В нелегальном голодном мире каждый крутится как может.

Сегодня у нее больше нет шансов найти, где заработать. Айка плетется «домой». В хостел под названием «Солнечный», где окна наглухо заклеены черной пленкой. «Если что, сразу все убираем, все прячемся, если вдруг менты, понятно?!»

Там у нее есть несколько сантиметров возле окна и подоконник, за который тоже приходиться бороться. Кто-то приспособился и даже в этой конуре может веселиться под громкую национальную музыку, пока она ежится на полу с сосулькой на животе, чтобы хоть как-то заглушить невыносимую боль. Как в сказке Андерсена, Айка иногда замечает другой, теплый, благополучный мир за непробиваемым стеклом, куда ей вход закрыт. Ей и не нужен лоск и блеск той зазеркальной Москвы. Только бы осуществить здесь свою маленькую мечту.

Мать-кукушка бросила ребенка фото

«Вы че все сюда едете?»

«Не воспитывай меня! Чему ты меня можешь научить? Как родить пять детей, а потом жить на копейки? Я не буду жить, как ты! У меня есть свои планы, своя жизнь! Свой бизнес будет!» — жестко обрывает Айка телефонные рассуждения матери о том, как надо жить.

Даже в агонии она сжимает в руках брошюрку «Создание швейного бизнеса». Для этого и заняла денег у бандитов, банки ей все равно не дадут. Чтобы просто делать свое дело и свободно дышать. Но если тебе не повезло родиться в пределах Садового кольца и/или нет папы, у которого уже все схвачено, твоим мечтам в современной России сбыться почти невозможно. И эта проблема не только иммигрантов, иначе 44 % российской молодежи не мечтало бы уехать за границу.

Мы все изначально не равны в исходных данных. Кто-то родился в центре Москвы, окончил МГИМО, стал банкиром по протекции папы. Много работает, хорошо живет и широко отдыхает. Он заслужил. А кто-то родился в глубинке без отца и без денег. Из детства в памяти только картофельная похлебка и крики уставшей матери. Ни образования, ни связей. Единственное, что объединяет эти контрарные человеческие полюса, — и там, и там хотят быть счастливыми и имеют на это полное право.

Кого волнует, что не у всех есть для этого хоть какие-то ресурсы? Как бы случайно в фильме звучит фраза из выпуска новостей: «Природа наказывает человека за пренебрежительное отношение к ней». Природа? А к другим людям мы как относимся?

«Мерзко!», «Слишком депрессивно!» — пишут в отзывах на фильм. Нам жалко «одиноких» бананов на прилавке и перевернувшегося жучка, а люди нам противны — своих проблем хватает. Если каждый сам за себя, тогда неизбежно возмущение обделенных, которым просто тоже хочется свой кусочек счастья.

Это возможно на базе русского общинно-коллективистского менталитета. И было экспериментально доказано советскими людьми. Когда я отдаю обществу все, что могу, то в ответ получаю от всех гораздо больше. Кстати, и киргизы, и таджики, и узбеки, и грузины, и жители почти всех остальных бывших союзных республик ментально такие же русские. Но после развала СССР мы живем вопреки своим настоящим ценностям, слепо следуя западному примеру и получая совсем не такие результаты, как там.

Страна социальных сирот

В рассогласованном обществе сильнее всех страдают самые слабые слои населения. Закон, который бы обеспечил мать-одиночку материально, не работает. Большинство мужчин в России уклоняются от уплаты алиментов, меньшинство отчисляют постыдные крупицы с «серой» зарплаты.

Родить — значит быть прикованной к ребенку и не иметь возможности нормально зарабатывать минимум три года. «Давай быстрей вставай, корми ребенка!» — первое, что слышит Айка, очнувшись после родов. Только ей самой есть нечего. Помните правило безопасности в самолете? Сначала кислородную маску надо надеть на себя, потом на ребенка. Потому что, если не выживешь ты, и у него тоже нет шансов.

Человеческая природа — это когда мужчина обеспечивает женщину и маленького ребенка. Если не алиментирует — сам себя лишает права на счастье и пускает под откос будущее всей страны. Если нет отца, то у женщины должна быть уверенность, что ее не оставит ни государство, ни его граждане.

Можно сколько угодно клеймить мать-кукушку, но пока у нее нет гарантированной безопасности, защищенности и пропитания, ей зачастую не под силу справиться в одиночку.

Плавая в сытом довольстве, мы напрочь забываем о свойствах нашего менталитета — милосердии и справедливости. А те, кто еще помнят, обычно способны помочь только горячим чаем и запасными колготками.

Коллективная безопасность или круг социальных психопатологий?

Здоровое общество — это когда:

  • мужчины реализуют себя в социуме и этим создают систему коллективной безопасности,

  • женщины с детьми получают гарантированную алиментацию от мужчин и социума,

  • дети развиваются, получая от уверенной в будущем мамы чувство защищенности и безопасности.

Как-то неправдоподобно? Зато признаки больного социума для нас более привычны и наблюдаемы и в кино, и в жизни:

  • «Собачки важнее людей»

На несколько дней Айке удается пристроиться уборщицей в ветеринарную клинику. Мы смотрим ее глазами и видим, что больные питомцы вызывают у общества большее сочувствие, чем беспомощные люди.

Экспресс-тест: от чего сердце ёкает — от маленького котеночка, дрожащего на морозе, или от бабушки, которая вот уже десять минут задерживает очередь в банке, все спрашивая: «Когда же пенсия, милая?»

  • «Манки-бизнес»

За тяжелую работу получаешь курицу вместо денег. А значит, не можешь заплатить кредиторам, обеспечить себе угол и уверенность в завтрашнем дне. А где-то за иллюзорным стеклом ведущий бизнес-тренинга рассказывает, что надо только поставить цель и бежать по эскалатору успеха. Фальшивый пшик столичного зазеркалья на зыбком фундаменте.

  • «Взятки гладки»

Полицейские обнаруживают «Солнечный», в котором проживают десятки «нелегалов». Но «давай договоримся» у нас все решает, как всегда. Со стороны выглядит противно, но кто из нас не приносил «в конвертике» за место в садике или хорошей школе, за экзамен или нарушение ПДД?

На наших собственных полумерах строится то общество, в котором мы живем.

Крик ребенка в материнских ушах не затихнет

Айка не позволила себе задержать взгляд на только что появившемся на свет сыне. Не позволила себе плакать. Только детский крик больно разрезал пространство фильма с самого начала и будет разрывать материнское сердце до конца ее дней.

Мать-кукушка и ребенок фото
  • Вынесешь ребенка со всеми документами.

Она держит на руках родной комочек в казенном одеяльце. И снова его пронзительный плач. И ее набухшая грудь. Айка бежит в подъезд покормить сына.

А куда дальше? Ведь не спрячешься от себя и других людей…

Ссылки на использованные источники

1. URL: https://tanya.drugieproblemy.ru/ (дата обращения: 29.11.2019).

2. URL: https://katya.drugieproblemy.ru/ (дата обращения: 29.11.2019).

3. URL: https://tonya.drugieproblemy.ru/2/ (дата обращения: 29.11.2019).

Автор публикации: Татьяна Кузьмина
Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»
Уже идут 29686 человек

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

5 июля

Регистрация на бесплатный онлайн-тренинг по психологии

Уже идут 29686 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
5 июля

Состоится Бесплатный тренинг по психологии

Уже идут 29686человек

До начала тренинга осталось:

Комментарии 6
 
 
 
 
Войти
С помощью социальных сетей:
facebook.com
В контакте
Google+
Одноклассники
Mail.ru
X
София Улантикова 14 декабря 2019 в 08:12

Такая проблема решается согласованно, коллективно. А как же коллективно, когда мы все порознь? Безысходность...

Татьяна Кузьмина 15 декабря 2019 в 22:12

Была бы безысходность, если бы не было средства для объединения и согласованного действия. А оно у нас есть.

Ирина Серова 14 декабря 2019 в 00:12

Сложно выразить словами чувства, которые переполняют...такая боль! Спасибо за статью.

Наталья Жалнина 13 декабря 2019 в 12:12

невозможно читать статью.. слезы застилают глаза.и ощущение безысходности...и полное неверие, что можно что-то изменить...

Татьяна Кузьмина 15 декабря 2019 в 22:12

Спасибо, что разделили эмоцию. Нам верить не придется, если осознаем и сделаем.

Jojo Mymind 12 декабря 2019 в 21:12

Много слышала про этот фильм... Обязательно посмотрю после такой глубокой и понятной статьи. Эта наша общая боль, где осуждению нет места. Сначала надо узнать, как женщина дошла до отчаяния чтобы оставить ребёнка? Легко ли эмигрантам дается их хлеб? Сколько равнодушия нужно вложить в свое отношение к людям, чтобы заменить их на животных? Сегодня эти вопросы топчут ногами, а они болезненно отскакивают через такие жизненные фильмы. Спасибо автору за глубину!