Напоминание о лекции
Напомнить вам о следующей бесплатной лекции?
 

Григорий Распутин. Часть 8. Последний хозяин земли Русской

Распутин, появившийся в Петербурге, куда пришел из Покровского пешком, никогда не ставил перед собой цели проникнуть в царскую семью, оказывать политическое влияние на государя или наживаться на несчастьях цесаревича и его родителей...

Часть 1. Между царем и его народом
Часть 2. Странственник
Часть 3. «Ночь души»
Часть 4. Николай II. В поисках сильной воли
Часть 5. Алиса в «Стране Чудес»
Часть 6. Долгожданный наследник
Часть 7. Николай II и революция 1905 года

Монархическая система не имела никакой связи с народом, каждый из классов был сам по себе. Николай Второй, которого в целом ничего не интересовало, кроме собственной семьи и охоты, в своих зрительных предчувствиях понимал, что крах неизбежен, и если и пытался наладить связь с народом, то самыми наивными и игрушечными методами. Ему, живущему в мире грез и чистеньких детских спален, кажется, что он проникнется духом и проблемами своего народа, если найдет время «...чтобы поговорить хотя бы с двумя-тремя крестьянами» из каждой волости, путешествуя по стране.

Распутин, появившийся в Петербурге, куда пришел из Покровского пешком, никогда не ставил перед собой цели проникнуть в царскую семью, оказывать политическое влияние на государя или наживаться на несчастьях цесаревича и его родителей. Узнав о сибирском старце, излечивающем от различных хворей, Александра Федоровна сама ухватилась за эту хрупкую соломинку в надежде спасти угасающего наследника.

«Идея о служении миру в миру составляла центральную часть взглядов отца», — писала в своей книге Матрена Распутина. Если звуковой вектор Григория с раннего детства не давал ему покоя и увлекал в дальние путешествия на поиски Бога, то его уретральные резервы приходили в состояние равновесия от этого самого служения через отдачу по нехваткам милосердием и сердолюбием. Распутин сам для себя определил ответственность за болящих и страждущих в стае (в России) и силой, полученной свыше, исцелял, врачевал, утешал.

Потерянная в большой и недружелюбной России Алиса Гессен-Дармштадтская, не ощущавшая достаточной поддержки со стороны мужа, который сам в ней нуждался, нашла опору в Григории Распутине. Он стал для нее не только целителем, но и врачевателем ее души, полностью вытеснив любого православного духовника. Абсолютно одинокая при дворе, в окружении недоброжелателей, осуждавших каждое ее слово, взгляд и поступок, Александра Федоровна нуждалась в советчике: «Он (Распутин) совсем не то, что наши митрополиты и епископы. Спросишь их совета, а они в ответ: «Как угодно будет вашему величеству!» Ужель я их спрашиваю затем, чтобы узнать, что мне угодно? А Григорий Ефимович всегда свое скажет, настойчиво, повелительно».

Из воспоминаний дочери Распутина следует, что, покинув Покровское, Григорий навещал своих близких не так уж и часто. Выбрав для себя радение о царе, царице и России, он делал все, что от него зависело, находясь рядом с Романовыми: «Как-то, уже в Петербурге, придя поздно из дворца, где провел целый день у больного царевича, он зашел ко мне в спальню и долго гладил меня по голове, плакал, повторяя: «Слава богу, что ты здорова!» Может быть, в такие минуты он сомневался, хватит ли у него сил в случае необходимости помочь своим детям? Как это ни странно для меня, но я, кажется, уже тогда понимала, что из нас четверых он выберет царевича».

Сдерживаемые Александром III близкие родственники, великие князья, после его смерти подзуживаемые своими женами и вдовствующей царицей Марией Федоровной, попытались изменить свое положение и обеспечить себе новые, более активные государственные посты. Большой клан Романовых и раньше не особенно дружный, по-анальному обидчивый и по-кожному завистливый, теперь раскололся на несколько мелких кланов. Свое недовольство положением при дворе великий князь Александр Михайлович объяснял «самыми высокими устремлениями»: «Мы просто хотели, чтобы нам позволили занимать должности в различных казенных учреждениях и преимущественно в провинции, где мы могли быть полезны тем, что служили бы связующим звеном между царем и русским народом».

К слову сказать, знающему своих агрессивных дядьев и не уступающих им в этом тетушек с их отпрысками Николаю II хватило ума не пойти у них на поводу, чтобы по великокняжескому хотенью провести раздачу министерских и губернских портфелей. Во-первых, в случае обвинения их в коррупции, кумовстве и прочих административных грехах Романовы бы никак не пострадали, так как фактически были неуязвимы для российского правосудия. Во-вторых, еще неизвестно, какими губернскими бунтами и комплотами с идеей свержения самого царя могли забродить их великокняжеские головы и чем завершиться все эти провинциальные назначения. В Петербурге худо-бедно вся эта не дающая покоя императору и его семье стая находилась в поле зрения Николая II, учитывая, что ее передвижения по России и заграницам совершались только с разрешения государя.

Найдя веский аргумент в том, что вековые традиции династии Романовых великим князьям и прочим родственникам предписывали проявлять себя на военной, а не на гражданской или административной службе, Николай II не просто поставил их на место, но и нажил безжалостных кровных врагов.

При всей своей немощи в вопросах ведения государственных дел последний император все же оставался правителем де-юре. И убрать его было не так уж просто. Если рассматривать структуру российского высшего общества с точки зрения системно-векторной психологии, то Николай II оказался не на своем месте в природной пирамиде иерархии, и ошибочно считать, что он стал жертвой большевиков. Он — самая настоящая жертва, как и подобает быть кожно-зрительному мальчику, прежде всего романовского воронья, его собственного родственного клана.

Вся эта толпа, с титулами, чинами и званиями, очень напоминает пещерную каннибальскую стаю, жаждущую крови и человеческого мяса. Она на протяжении всего правления Николая II потакала своим примитивным первобытным повадкам сожрать ближнего, умело используя ложь, давление и оговоры, проговаривала свои неандертальские желания, а затем перешла к делу.

Присутствие уретральника в своей маленькой стае создает слабым ее членам ощущение безопасности и защищенности. Уретральника любят свои, но ненавидят и боятся чужие.

Далекий от дворцовых интриг Распутин готов был отдать жизнь, о чем он не раз говорил, «заслонив» собой царскую семью от каннибалов, как когда-то Наталью от пьяного деревенского мужичья. Другое дело, что зрительный снобизм Николая II не позволил ему этого понять и оценить, выдав безмолвную санкцию своим родственникам на расправу с Григорием, безразлично перешагнув через него, как перешагнул через сотни тысяч жертв Ходынки, Кровавого воскресенья и всех погибших в Первой мировой войне.

Прошло всего несколько месяцев после убийства Григория Распутина, и «хозяин земли Русской» превратился в обычного гражданина Романова и своими же дорогими родственниками, еще недавно певшими ему «Боже, царя храни!», был сдан большевикам.

Что бы там ни говорили историки и исследователи событий столетней давности, как бы ни обвиняли красных в расправе над семьей бывшего царя, только никто из Романовых, разбежавшихся после революции в разные стороны по Европе, не попытался выручить еще недавнего самодержца. Его не стала освобождать армия, которая еще намедни ему присягала, его даже не попытались вывезти, выкрасть, выкупить многочисленные международные родственники. И правильно, зачем?

Кожно-зрительный мальчик — вечный виктимный страдалец, всегда предназначенный на заклание. По историческому сценарию в окружении императора были точно распределены все роли, от жертвы до оральника и исполнителей. Всех лишних, как Распутин, удалили со сцены мирового театра, чтобы затем на ней разыграть самый грандиозный фарс в истории человечества, до поры до времени сохранив только управляемых марионеток, по чьему молчаливому согласию и было совершено это ритуальное убийство.

Нужно сказать, что к чести Николая Второго, он повел себя во всей этой ситуации очень достойно, проявив жертвенность как максимально возможное из того, что ему было доступно в соответствии с его векторальным набором. Царь Николай II ещё задолго до 1917 года произнес очень символичные слова, которые стали пророческими: «Быть может, для спасения России нужна искупительная жертва. Пусть я буду этой жертвой, потому как нет той жертвы, которую бы я не принес во спасение России. Да свершится воля Божия!»

Узнать глубже о системных взглядах на описанные в статье и многие другие исторические события можно на тренинге по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Регистрация на бесплатные онлайн-лекции по ссылке: https://www.yburlan.ru/training/

Использованная литература:

  1. Игорь Зимин. Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX — начало XX в.
  2. Стенограммы суда времени. Распутин. Григорий Распутин — жертва мифотворчества или разрушитель монархии?
  3. Стенограммы суда времени. Николай II
  4. Боханов А. Н. Правда о Григории Распутине
  5. Матрена Распутина. Распутин. Почему?
  6. Н. Стариков. Преданная Россия
Автор публикации: Светлана Фронтцек, системный психолог, член Международной ассоциации журналистов
Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии
Уже идут 35970 человек
Записаться
 
Регистрируясь, вы соглашаетесь с офертой
Записаться
 
Комментарии 2 Отправить комментарий
Luiza Drevsholt 06 апреля 2015 в 03:04

В Европу было отправлено несметное количество царских драгоценностей, в обмен на спасение жизни царской семьи и даже, кажется заговорили, что готовился к отправке корабль для спасения и были еще части армии, верные государю в ожидании. Но то был миф, не "оплаченный долг" и настоящий кожный расчет. Драгоценности государства российского так и переходят от поколения к поколению королевского семейства британского.

Lana Frontzek 08 апреля 2015 в 21:04

"Попытки" спасения царской семьи, одна из самых темных историй прошлого века, которую предстоит еще раскрыть. Спасибо, Луиза!